Sunday, May 26, 2019

Я дома/ nature & recycling Kyiv style

Доехав до Китаево, углубиться в лес.
Дивно – птички поют, лягушки поквакивают. Правда, тучи громадных кровожадных комаров донимают...

Выходишь на просвет меж деревьями почти у Пирогово.
Красота и простор дух захватывающие: закинути голову, розкинути руки, бігти й кричати «Гаа!»
И тут внезапно глазам открылся... вид колоссальной городской помойки. Гугл указывает местоположение: Holosiivskyi National Natural Park (!) Роскошь какая.
Вот тебе и сортировка мусора по-киевски.


В который раз вспомнился Кароль Кароль («Три цвета: Белый» Кесьлёвского): «Наконец-то я дома!»:

Серая пост-коммунистическая Польша – очень советская. Едва прибыл на родную землю – криминал: аэропортовские ханурики стащили среди прочих и чемодан, в котором скрючился Кароль.
Грязно-белый пейзаж - свалка. Когда воры забирают его два франка – Кароль бросается на противника, сжимая в руке ножницы...
- Господи, наконец-то дома! - выдыхает избитый Кароль, оглядывая пейзаж: птицы во множестве кружат над обширной городской свалкой...

Sunday, May 19, 2019

Shincha - the first harvested tea of this year; "new [green] tea"

“Shincha” is charactered by fresh scent, flavor and sweetness.

Shincha is a tea that made of the first fresh leaves of the season (picked from the end of April to the end of May).

Depending on the growing region, shincha season lasts from April till late May.
Growing regions further south, such as Kagoshima, typically begin to harvest earlier than the more northernly climates.

Drinking shincha 88 days after Risshun – the beginning of spring according to the traditional Chinese calendar – is considered to be very good for your health. For those who are wondering, Risshun usually occurs on Febuary 3rd/4th.

Being the first picking, shincha is comprised of the best tea leaves. Throughout the winter, the tea plant stores up nutrients, like amino acids. When the first leaves begin to bud, a higher level of these nutrients are released into the leaves than other times of the year. The extra nutrients gives the tea a sweeter taste, as well as a lower level of astringency.

On top of the higher quality leaves, shincha also spends minimal time in cold storage. The added level of freshness also adds to it’s incredibly aromatic and grassy attributes.

source; source

Monday, May 13, 2019

densely-populated hell

В продолжение...

К упомянутой густонаселённости добавить: шумовое загрязнение, выхлопную вонь, загрязнение искусственным освещением: любые пагубные продукты человечьей жизнедеятельности.

• В соседнем подъезде нашего малоэтажного дома недавно начался масштабный ремонт. Уже неделю с верхнего этажа спускают нарубленные отбойными молотками (временами грохочут сразу несколько) стены и деревяшки полов.

• Внезапно оживились самолеты – регулярно пролетают (жулянские?), сотрясая стены нашей старой «сталинки».

• С улиц через открытые окна заносятся грохот моторов и оглушительные умца-умца дебильных меломанов (сейчас даже от прохожих может нестись переносный шлягер).

Птичье пение, такое дивное в это короткое время года, заглушается адским человечьим гвалтом.

Если погуглить про hate the city I live in, вполне поедсказуемо узнаешь, что куча людей ненавидит Франкфурт, Нью-Йорк, Лондон и другие города – you name it.

"There are, obviously, lots of perfectly rational reasons to hate living in any specific city: spiralling house prices, terrible public transport, overcrowding, et cetera. But if you’re sufficiently privileged to have some choice over where you live, being a bit annoyed with wherever you’ve chosen has always struck me as the only dignified stance. To bond with fellow residents in wry irritation at everything that sucks about the place – yet without actually leaving – is to recognise something deep about the nature of dissatisfaction: that it’s a human universal, which you’ll never eliminate by pulling up roots and moving on. (The Buddhist insight usually quoted as “life is suffering” may translate better as “life is unsatisfactoriness”: you might avoid severe distress for years at a time, but a milder kind of bothersomeness really is ubiquitous.)

Comments:
- I live in a rural area, with dreadful facilities, from GPs to Internet service. The best thing is the air quality, which is normally good, unless you get hayfever.
But the real problem is the people, who appear to live only to be petty minded and vindictive to their neighbours. I used to live in a small city, and it was great, with excellent parks, sports facilities and even (gasp) shops that you could walk to.

- Lived in a small market town for nearly 30 years; hated every single one of these years. Bigoted, ignorant, narrow-minded people and horrible countryside. No facilities, terrible infrastructure.
- source

В общем, выхода нет, we all trapped.

Thursday, May 09, 2019

кто фронтовик, а кто крыса/ history & WW2 memoirs

06 мая 2016

Необыкновенная история – это история СССР, которую мы учили в школе, а еще по передачам советского, а потом российского телевидения или по другим официозным источникам. Посмею заявить: абсолютное большинство из нас на протяжении весьма длительного периода времени было уверено в «святости» Советского Союза. Однако нас вероломно обманывали: СССР оказался никаким не государством-освободителем, а государством-агрессором. Почти все мы стали жертвами хорошо продуманной казуистической советской пропаганды.

Сегодня [2016] страна готовится отметить 71 годовщину окончания Великой Отечественной войны, превратив День Победы в очередную вакханалию милитаризма. На улицах городов появились ряженые, обвешанные орденами и медалями, но не имеющие никакого отношения к Великой Отечественной. Как писал Василий Шукшин в начале 70-х годов: «Я мальцом еще определял, кто фронтовик, а кто крыса. Первые награды не носили, пили молча 8-го и 9-го… А крысы по школам в орденах, и про подвиги свои в газетах. Сейчас редко где встретишь фронтовика...» Это в 1970-е годы – «редко встретишь фронтовика», а сейчас на дворе 2016-й! Кто же тогда ходит, увешанный наградами? Тому, кто оказался на фронте в 1945 году пусть 18-летним, сегодня должно быть 89, но мы видим других «ветеранов»: тех, кому 80 или даже 70 лет! На каких глупцов это все рассчитано?

История – это не только взаимоотношения государств, но и взаимоотношения народа с властью.
«Проблема не в государстве, проблема само государство», – сказал как-то американский президент Рональд Рейган. Российская власть и президент страны, очевидно, с этим категорически не согласны. Они считают, что Россия – это их власть плюс обворовывание всей страны. Мы переворачиваем еще одну страницу российской истории, и нам открывается новая – коричневая.

Отрывки, источник

* * *
Отрывки из воспоминаний Николая Никулина:

Прошли годы. Потом десятилетия. Однажды на третьей странице одной ленинградской газеты я увидел маленькое объявление: «Состоится встреча ветеранов 311 с. д.»... Не пойти ли? Кто они, ветераны? Кто же остался из более чем 200 тысяч человек, сгоревших за войну в этой дивизии? Не без волнения пошел на место встречи.
Собралось человек двадцать. Всего же, как я узнал, зарегистрировано около четырехсот, но они, в основном, живут в Кирове, где формировалась дивизия. В Ленинграде — лишь малая часть, человек сорок. Конечно, никого знакомого среди них не было.
Секретарь ленинградской секции, Абрам Моисеевич Шуб, симпатичный лысеющий мужчина, назвал некоторых пришедших. Тут были: полковой врач, санитарка, двое бывших старшин, уже довольно пожилые, главный комсомольский работник дивизии, еще не утративший остроты своих рысьих глаз. Было много интендантов, снабженцев и других работников тыла. У всех на груди колодки, ордена, памятные значки. Лишь один был без орденов, но у него не хватало одного глаза, ноги и руки.
— Ты откуда? — спросил я.
— Пешая разведка... — отвечал он.

Наблюдая ветеранов своей части, а также и всех других, с кем приходилось сталкиваться, я обнаружил, что большинство из них чрезвычайно консервативны. Тому несколько причин. Во-первых, живы остались, в основном, тыловики и офицеры, не те, кого посылали в атаку, а те, кто посылал. И политработники. Последние — сталинисты по сути и по воспитанию. Они воспринять войну объективно просто не в состоянии. Тупость, усиленная склерозом, стала непробиваемой. Те же, кто о чем-то думают и переживают происшедшее (и таких немало), навсегда травмированы страхом, не болтают лишнего и помалкивают. Я и в себе обнаруживаю тот же неистребимый страх. (отсюда)

«Никто не забыт, ничто не забыто!» — эта трескучая фраза выглядит издевательством. Самодеятельные поиски пионеров и отдельных энтузиастов — капля в море. А официальные памятники и мемориалы созданы совсем не для памяти погибших, а для увековечивания наших лозунгов: «Мы самые лучшие!», «Мы непобедимы!», «Да здравствует коммунизм!». Каменные, а чаще бетонные флаги, фанфары, стандартные матери-родины, застывшие в картинной скорби, в которую не веришь, — холодные, жестокие, бездушные, чуждые истинной скорби изваяния.
Скажем точнее. Существующие мемориалы не памятники погибшим, а овеществленная в бетоне концепция непобедимости нашего строя. Наша победа в войне превращена в политический капитал, долженствующий укреплять и оправдывать существующее в стране положение вещей. Жертвы противоречат официальной трактовке победы. Война должна изображаться в мажорных тонах. Урра! Победа! А потери — это несущественно! Победителей не судят. (отсюда)

Wednesday, May 08, 2019

Из дневников 1970-1973/ Nelskaya-Sidur, from diaries

(Начало: отрывки из дневника за 1969 год)

1970

25 марта. Среда. Дубчека временно исключили из партии. Сволочи, сволочи!

Я читаю письма Пушкина и поражаюсь, до чего же в России всегда было вшиво. Сто пятьдесят лет назад, а всё то же самое. Тогда было КГБ, сейчас КГБ. Тогда были темные хамы, но верили в бога и боялись. Теперь неграмотные хамы в бога не верят, зато правят. А Пушкину тошно было до невозможности, вот они его и уморили. В те времена все-таки немного лучше было: людей по количеству морили меньше, каторга была легче, выжить можно было. У власти все-таки образованные индивидуи стояли, породистые. [«Правительство все еще единственный европеец в России. И сколь бы грубо и цинично оно ни было, от него зависело бы стать сто крат хуже. Никто не обратил бы на это ни малейшего внимания» (Пушкин А.С. Чаадаеву П.Я. 19 октября 1836 г.)] Книги читали, по-французски изъяснялись, понятия чести, совести, добродетели культивировали. Царь Николай Палкин, большой гад, но ведь он царь, самодержец, он же не коммунист, он же монарх. И не боялся к народу выходить, холерные бунты усмирять. Заразиться не боялся, покушения не боялся. Представляю себе, как Брежнев с народом беседует. Смех один.

5 апреля. Воскресенье. По всему зарубежному эфиру бродят всевозможные слухи о переменах в наших верхах. Будто бы вся шайка самых главных больна. Но толком никто ничего не объясняет.

14 апреля. Вторник. Мне вручили сегодня в райисполкоме Свердловского района медаль «За доблестный труд» в честь Ленинского юбилея. [юбилейная медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина». Медаль учреждена в ноябре 1969 г., ею награждались «передовые рабочие, колхозники, специалисты народного хозяйства, работники государственных учреждений и общественных организаций, деятели науки и культуры, показавшие высокие образцы труда в ходе подготовки к ленинскому юбилею». Всего награждено 11 миллионов человек.] Медаль — довольно красивая бляшка с Ильичом. Из всех учителей, кому вручали, людей моего возраста нет, все значительно старше. Я специально искала помоложе, так и не нашла во всем зале. Лица у учителей в основном тупые. Одни женщины, а редкие мужчины — какие-то недоделанные — или хромые, или уродливые. Я в этом зале была явно по ошибке, очевидно, поэтому меня так удивленно рассматривали, а может быть, мне показалось, просто у меня мания величия.

20 апреля. Понедельник.
Читаю Набокова «Приглашение на казнь». Ничто меня не потрясает так, как Кафка, хотя ход точно кафкианский. В предисловии сказано, что Набоков не читал Кафку, но я этому не верю. Если бы он жил в СССР в 1938 г., когда «Приглашение на казнь» была написана, это было бы правдой. Но на Западе, да еще такой интеллигент, как Набоков, чтобы он не читал Кафку — ни за что не поверю. Есть отличные моменты, но «Лолита» мне понравилась больше со всех точек зрения — и с художественной, и с человеческой.

8 мая. Пятница. Международное положение до того фиговое, что никаких сил нет. Чехословакию сожрали целиком и сейчас еще наши удушители-гориллы получают чехословацкие ордена. Фантастическое надругательство. В кинотеатрах показывают Сталина, и русский великий и безмозглый народ аплодирует восточному деспоту, кровавому убийце. До чего же у «массы» велика тоска по идолу. Народ велик, а масса презренна.

9 мая. Суббота. Отпраздновали на славу день Победы. Шумно.

Никсон беседовал сегодня с демонстрирующими студентами. Не боится*. Зато у нас — ни демонстраций, ни забастовок, ни бесед с недовольными, поскольку считается, что все счастливы и довольны.
[*Во время разгона антивоенной демонстрации 4 мая 1970 г. национальными гвардейцами были застрелены четыре и ранены девять студентов университета Кент-Стейт (Огайо). Расстрел поднял волну протестов по всей стране. Р. Никсон вынужден был встретиться со студентами Кентского университета. Здесь он произнес ставшую знаменитой фразу: «Когда несогласие превращается в насилие — это влечет за собой трагедию».]

8 июня. Понедельник.
Я прочла на днях «Защиту Лужина» Набокова, это невероятно здорово. Сколько все-таки отличных писателей дала Россия. Но Платонов всех перебивает. Я его считаю для себя самым лучшим из всех писателей. Я и других очень люблю, и русских и иностранных, но от Платонова обмираю от восхищения. Это же надо так писать! Я даже не понимаю, как у него это получалось. Мне другие писатели понятны, как они писали, мне кажется, что я понимаю. А как такое чудо, как Платонов, не понимаю.

11 июня. Четверг. Абрам Яковлевич [отец В. Сидура] в тоске невероятной [после смерти жены, матери В. Сидура]. Он сказал сегодня: «Наверное, я скоро как гоголевский Афанасий Иванович пойду к ней». На такие слова трудно что-то ответить. Любые утешения звучат фальшиво и некорректно. Я только подумала, что все мы туда к ней уйдем с небольшим промежутком во времени. И самое ужасное — уйдем туда, где ничего нет, ни с кем мы уже там не встретимся, даже с самим собой там не встретимся.

26 июня. Пятница. Дубчек исключен из партии. Как сказал Морис Лейти из Би-би-си: «Мы ожидали этого известия, но все-таки оно нас поразило».

Говорят, что Твардовского после его шестидесятилетия вызвали в ЦК, где с ним «беседовали». Мягко журили за то, что он выступил в поддержку Жореса Медведева, то есть — влез не в свое дело, и из-за этого ему не присвоили звания Героя Социалистического Труда. На что Твардовский ответил: «А я и не знал, что Героя дают за трусость». После этого он поехал в гости к Жоресу Медведеву.

3 июля. Радио глушат, как звери. Ничего сегодня не слышали.

11 августа. Вторник. Про холеру радио сообщает неутешающие новости. Практически ее захвачен весь юг и все время прибавляются новые города. Есть сведения, что она перебросилась уже на Румынию. Анекдот про холеру в Одессе сделался более чем актуален, и смех по этому поводу становится циничным*.
[*В Одессе эпидемия холеры. Умирает старый еврей и просит доктора позвать священника, чтобы продиктовать завещание. На удивленный вопрос, почему он зовет священника, а не раввина, еврей отвечает: «Доктор, ну что вы такое говорите? Ребе — в холерный барак!»]

13 августа. Четверг. Французы сообщили, что из-за холеры закрыта наша граница с Польшей. Вчера в Алабино наша соседка Катя сообщила, что будто бы в Петровском в больнице лежали двое холерных больных.

20 августа. Четверг. Мы узнали, что в Астрахани сорок тысяч холерных больных и две тысячи умерло. Сильная эпидемия также в Одессе, но вроде бы эпидемия сворачивается.

21 августа. Пятница. Два года оккупации Чехословакии. Говорят, что там всё тихо, хотя и были какие-то листовки. Да, на сегодняшний день там всё кончено.

12 декабря. Утекло много воды за время, что я не писала. Дела были фиговые, и мы прятали документы. Сейчас есть некоторое ощущение, что осада снята. Очевидно, временно. ...
Прошла эпопея с Нобелевской премией А.И. Солженицыну, отголоски в нашей прессе регулярны.

Потрясающее событие. Днем нас посетил Юлик Даниэль собственной персоной. Мы с Димой обалдели, потом опомнились и стали его обнимать и целовать. Он всегда был нам симпатичным, но сейчас у него сделалось очень значительное лицо. Говорит, что в Москве он один день. С трудом выпросился у начальства «по делам». К нам зашел случайно: «Был недалеко от вас. Дал себе слово никуда не заходить, но не смог. Подошел к вашему дому и чувствую, что не могу не спуститься к вам». Я на него смотрела и у меня сердце болело. Димка ему сказал: «Мы, Юлик, гордимся, что с тобой знакомы, и всегда всем об этом говорили. Я считаю, что с вас с Синявским вообще начался переворот в нашей жизни». Дима сказал ему, что он талантливый человек и очень хороший писатель. Юлику было приятно с нами.
Он все время озирался. Видно, что эти пять лет стоили ему очень и очень дорого. «Особенно последний год во Владимирской тюрьме», — сказал Юлик. Еще он сказал, что ограничил круг своих друзей до минимума и встречается только с людьми самыми ему близкими. Очень плохо Ларисе. Она одинока, а его к ней не пускают, работает на тяжелой работе. Плохо Синявскому. Когда Юлик давал интервью газете «Штерн», то всё время говорил об Андрее. В опубликованном материале не было о нем ни единого слова. На Западе тоже говна навалом продажного.
Мы выпили все втроем коньяку за него. Он сам про себя говорит: «Я несколько чокнулся». Видно, что он изменился очень сильно. Но не сломался.

21 декабря. Понедельник. Польский народ полностью себя реабилитировал и доказал, что это действительно великий и храбрый народ. Правительство Гомулкуноса свергнуто, и новые деятели обещают народу всё, что тот требует. Поляки добились этого очень дорогой ценой, своей кровью и беззаветной храбростью. Теперь люблю Польшу не меньше, чем Чехословакию, чувствую, что они мне братья.*

[*12 декабря 1970 г., незадолго до Рождественских праздников правительтво Польши объявило о повышении цен на продовольствие, промтовары, стройматериалы и т. п. в среднем на 30%, при одновременном замораживании заработной платы. Уже через два дня на судоверфях Гданьска начались массовые стачки и митинги, быстро охватившие всю страну и обернувшиеся массовыми беспорядками с погромами официальных учреждений и магазинов. 17 декабря произошли столкновения рабочих гданьской судоверфи им. В.И. Ленина с солдатами и милицией, открывшими огонь по людям: 44 человека убито, 1164 ранено. В результате властям пришлось пойти на попятный — был снят первый секретарь ЦК польской Компартии В. Гомулка, a в конце января 1971 г. отменен указ о повышении цен и одновременно увеличена заработная плата рабочим.]

1971

2 марта. Вторник. Будто бы сына Солженицына назвали Ермолай. Не могли найти имени более славянофильски претенциозного. К сожалению, у нашего живого классика очень и очень дурной вкус, несмотря на все заслуги.

7 марта. Воскресенье. Праздники. По улицам сплошная пьянь. В женский день вывесили красные флаги, кретины.

2 апреля. Путешествие в Калугу.
...мы до отъезда успели зайти в краеведческий музей и в калужский [Георгиевский кафедральный] собор. В соборе толкотня, сытые, веселые молодые люди в рясах машут кадилами и что-то суетятся. Тут же крестят младенцев, тут же отпевают покойных. Бойко торгуют крестиками и помяниками. Благолепия и смирения мало. Как в учреждении, идет работа и довольно-таки будничная. Но собор красивый — фрески на стенах роскошные, иконы очень красивые. У входа объявление, что нищим стоять в приходе и на паперти запрещено. А также, что крестить младенцев — только с предъявлением паспортов обоих родителей с пропиской и со свидетельством о рождении ребенка. Матерям же одиночкам — тоже паспорт и справку с места работы. Всё как положено. Недаром православная церковь объявила, что она строит коммунизм.

3 мая. Понедельник. Когда мы с Юнной [Мориц] разговаривали о том, что Эрнст ищет вдохновения у Данте или у Достоевского, Юнна сказала: «Зачем мне Данте, у меня свой ад». Дима очень был доволен, он всегда это же говорит.

За праздники граждане постарались — столько мочи налили под дверью, что можно плавать. Пахнет, разумеется, вдобавок бросили здоровый бумажный мешок с мусором. До чего же много скотов среди простых советских людей! Говорят, в Нигерии то же самое — где человеку приспичит в туалет, он тут же всё и делает. Из-за этой вони, а также из-за того, что слухи о массовых выездах евреев растут с неимоверной быстротой, мы определенно впали в тревожное и боязливо-циническое состояние.

25 мая. Вторник. Перед уходом спугнули какого-то беднягу с нашего подвала, зажегши свет на лестнице изнутри. Он хотел мирно пописать, а мы ему не дали. Он с ужасом топал по нашей зловещей лестнице, оставляя мокрые следы, так как вляпался в уже кем-то написанную лужу. Я замечаю, что чем ближе мы к светлому будущему, тем больше гадят на нашей лестнице. Дима, например, сегодня по приходе большую кучу фекалий убирал. Он относится к этому почему-то очень спокойно, считая, что всё зло от малого количества уборных, и гадящие к нам в подвал граждане — совсем не виноваты.

29 мая. Суббота. Самая радостная весть: говорят, что будто бы сегодня по радио объявили о досрочном освобождении Андрея Синявского «за хорошее поведение» [освобожден досрочно 8 июня 1971 г., за 14 месяцев до конца срока.]. Господи, вразумляй и дальше наше правительство на поступки гуманные.

6 июня. Воскресенье. Сегодня наконец в одиннадцать вечера прорвалось Би-би-си. Очень интересно рассказывали, как знаменитый рабочий Емельянов, прятавший Ленина и Зиновьева в Разливе, а также устраивавший им побеги за границу и обратно, просидел в лагерях с 1935 по 1954 год. А после освобождения и ребилитации вскоре умер.*

[Емельянов Николай Александрович (1871-1958) — революционер. Член РСДРП с 1904 г., участник трех революций. С 1921 г. находился на хозяйственной работе. В 1932 г. стал персональным пенсионером. В декабре того же года арестован и приговорен к 10 годам лагерей, затем до 1953 г. находился в ссылке в Казахстане. Одновременно с ним были репрессированы его жена и семеро детей, двоих из которых расстреляли, арестован был также старший брат. После смерти Сталина освобожден и реабилитирован. В 1956 г. ему возвратили персональную пенсию и наградили орденом Ленина.]

18 июля. Воскресенье. Познакомились с соседями [по даче] слева. Малосимпатичные люди, как все соседи.

4 октября. Понедельник. Я нашла крошечного котенка, которого девочка со двора хладнокровно предлагала «кокнуть, чтобы не мучился». Я не могла его не взять и взяла.

5 ноября. Пятница. Дима придумал хулиганское выражение о том, что мать-героиню надо награждать «Орденом золотой п...ы». И еще он придумал про мавзолей Ленина — «мавзолениум».

3 декабря. Пятница. Это что-то вроде эпидемии. Настоящее поветрие — евреи покидают Россию, дорвались! Неслыханный, немыслимый в СССР либерализм продолжается. Конечно, мытарят, но те, кто очень хочет, уезжают. Булат рассказывает, что в Прибалтике многие вступают с евреями в фиктивные браки только для того, чтобы уехать.

1972

18 января. Мы теперь радио практически не слышим из-за глушилок.

19 января. Среда. Французы передали, что у Виктора Некрасова в Киеве был обыск на квартире, значит не умер еще Виктор Некрасов, раз у него обыски делают. Опять происходит у нас так называемое «обострение реакции».

22 мая. Понедельник. В Каунасе было восстание католической и студенческой молодежи. Требовали свободу Литве. Один парень-студент сжегся в знак протеста против русских. [14 мая 1972 г. в центре Каунаса состоялась демонстрация, в которой приняли участие несколько тысяч студентов, скандировавших лозунги: «Свободу Литве!» и «Русские, убирайтесь!» На центральной улице Каунаса, напротив здания Горисполкома 19-летний студент Ромас Каланта поджег себя, предварительно облившись бензином. Он оставил записку: «В моей смерти прошу винить политическую систему». Более 400 участников демонстрации были арестованы.] Подавили восстание десантники из азиатов и кавказцев, есть убитые и раненые. События более чем актуальные в связи с приближением великой даты — 50-летием образования СССР.

1 сентября. Пятница. Мы в Алабине
<...> О выкупах, которые должны платить наши евреи, чтобы покинуть СССР. Сейчас мучают академика Левича с обычными нашими штучками, например, телефон у него отключили и сына в армию забрали. [Левич Вениамин Григорьевич (1917-1988) — физик-теоретик, один из основоположников физико-химической гидродинамики. В 1940-1958 гг. сотрудник Института физической химии, с 1957 г. — Института электрохимии АН СССР. Член-кор. АН СССР (1958). Профессор, зав. кафедрой МГУ и МИФИ. После подачи заявления на отъезд из СССР был уволен со всех постов, но в отъезде ему было отказано. В 1977 г. возглавлял семинар ученых-отказников. С 1978 г. жил в Израиле, затем в США.] Слышали отличную «Нобелевскую лекцию» Солженицына. Прекрасно. Немного подпортил впечатление диктор Би-би-си Редько, который читал, заливаясь как соловей, и вносил в замечательную речь свою собственную пошлую индивидуальность, чем ужасно эту речь похабил. Кого мы здесь только не слышим: Би-би-си, «Голос Америки», «Свобода», «Немецкая волна», Швеция, Франция и Япония. Не слышно только Израиль, крепко забили, гады. Приятно, что наша военщина вылетела из Египта. Садат Анвар Иваныч повсюду нас разоблачает, где только может.

1973

23 марта. Пятница. Саша Гришин подружился с Димой Савицким [?], тоже поэтом. Как бы наш Саша не сбился с толку, потому что Димина компания — это в основном пьяницы, развратники и, в общем, полууголовные ребята. Саше, кажется, еще двадцати пяти лет нет. Он парень умный и серьезный, но «сладкая жизнь» и его может захлестнуть.

23 апреля. Понедельник.
...Еще одно зрелище сегодня надрывало мне сердце. В метро мы встретили сына Ии Саввиной [Шестаков Сергей Всеволодович (р. 1957) — художник]. Он даун. Ему, наверное, уже лет 15-16, а выглядит он лет на 10. В метро на эскалаторе его держала за руку какая-то девочка, а с ней была подружка. Он очень аккуратно одет и с портфелем. Выйдя из метро, девочки его оставили. Мы с Димой сразу поняли, что это Сережа. Я встретилась с ним глазами и увидела вполне осмысленный голубенький взгляд. <...> Лицо его было радостным, это нас с Димой поразило. Он аккуратно перешел через дорогу и пошел вполне нормальной походкой. Возле афиши остановился и стал ее разглядывать. Со спины это был вполне нормальный, несколько толстый ребенок. Я вспомнила, как лет тринадцать назад мы были у Ии Саввиной на дне рождения. Мальчику было годика три, и было видно, что он даун. Ия что-то пела, а он сидел рядышком и подпевал ей, не искажая мелодии. Я еще тогда подумала, что, даст бог, этот беленький мальчик выправится.

Юлия Нельская-Сидур (1940-2006). «Время, когда не пишут дневников и писем…»: Хроника одного подвала. Дневники 1968–1973 гг.
- источник

Tuesday, May 07, 2019

Из дневника 1969 года/ Nelskaya-Sidur, from diary

Дневники Юлии Львовны Нельской-Сидур (1940 - 2006), жены выдающегося скульптора Вадима Абрамовича Сидура (1924-1986), описывают факты, настроение и жизнь нашей страны, особенно — интеллигенции, в переломное время — между 1968 и 1973 годами, своего рода переходный момент от оттепельных 1960-х к другой эпохе.

1969
1 января. Среда. Кончился 1968 год. Год смутный, сумасшедший, нехороший.
Что было нехорошего в 1968 году :

1) Солнечная активность, отнявшая последние мозги у нашего правительства и ЦК.
2) Оккупация Чехословакии и развал коммунистической системы.
3) Политические судебные процессы в нашей стране и возврат к сталинизму.
4) Убийство Роберта Кеннеди и Мартина Лютера Кинга в Америке.
5) Глушение иностранных радиопередач в нашей стране.
6) Димино неудачное лечение зубов, сильно подорвавшее его здоровье.

7 января. Вторник.
По Би-би-си слушали очень интересную статью «Крах социализма». В ней приводятся суждения некоторых чехословацких коммунистов о том, что исправить реформами сталинскую систему невозможно. Поэтому, чтобы добиться каких-либо экономических и политических улучшений, необходимо смести эту систему посредством социалистической революции. Но цель остается та же — социализм.

8 января. Среда.
Прочли два великолепнейших документа на машинке. Письмо Союзу писателей Аркадия Белинкова. Наша власть приобрела себе очень и очень сильного врага, умного, злого, убеждающего своими блистательными сочинениями. Такого противника за границей у них, пожалуй, еще не было. Говорят, что он начал выпускать журнал «Колокол»*.

[*А.В. Белинков задумал такой журнал (или литературно-публицистический сборник) как периодическое издание еще до своего бегства из Советского Союза. Он готовил его к печати, назвав «Новый Колокол», но, к сожалению, закончить работу не успел. Почти готовый журнал выпустила в свет в Лондоне в 1972 г. его вдова Наталья Белинкова. Первый номер оказался и последним.]

Второе — статья чешского писателя Милана Кундеры, напечатанная в «Листах» от 19 декабря под названием «Чешская судьба»*.

[*Кундера (Kundera) Милан (р. 1929) — чешский прозаик, поэт, драматург. С 1975 г. живет во Франции. В упоминаемой Юлией статье «Чешская судьба» (распространявшейся в советском самидате), говорилось, в частности: «Произошло то, чего никто не мог ожидать: новая политика выдержала этот страшный конфликт. Хотя она и отступила, но не распалась, не рухнула. Она не вернулась к полицейскому режиму, не согласилась на доктринерское удушение духовной жизни, не предала сама себя, не отреклась от своих принципов, не выдала своих людей и не только не утратила поддержку общественности, но именно в момент смертельной опасности сплотила весь народ, оказавшийся внутренне сильнее, чем перед августом»].

Статья прекрасная, дающая ответ на многие наши вопросы. Кундера был в нашем подвале несколько лет назад, когда все еще были втроем, он тогда купил Димину тарелку. Судя по этой статье, да и по многим другим, в Чехословакии мало что переменилось после 21 августа.

Белинков уверен, что нашу власть постигнет справедливое возмездие:
«Четыре года идет побоище из-за издания повести «Раковый корпус» и романа «В круге первом» великого русского писателя Александра Исаевича Солженицына. Эта битва не выиграна, и я не уверен, что писатель выиграет ее на советском писательском поле. Но великие рукописи есть и уничтожить их уже невозможно. Они бессмертны и неоспоримы в отличие от перепуганной, тиранической власти, которую неумолимо ждет Нюрнбергский процесс... Боятся. Боятся умного юноши Хаустова [Хаустов Виктор Александрович (р. 1938) — поэт, рабочий, диссидент. Арестован за участие в демонстрации 22 января 1967 г. на Пушкинской площади в Москве против преследования А. Гинзбурга и Ю. Галанскова. Приговорен к трем годам лагерей. На суде открыто заявил, что отвергает марксизм-ленинизм. В 1973 г. арестован повторно по обвинению в хранении и распространении самиздата. Отбыл четыре года в лагерях и три года в ссылке. Позже стал православным священником], решившегося сказать драконоподобным и дикообразным советским судьям, что он отвергает советскую веру (марксизм-ленинизм), боятся замечательного художника России Александра Солженицына, боятся Америки, боятся Китая, боятся польских студентов и чехословацких неслухов, боятся югославских ревизионистов, албанских догматиков, румынских националистов, кубинских экстремистов, восточногерманских тупиц, северокорейских хитрецов, восставших и расстрелянных рабочих Новочеркасска, восставших и расстрелянных с самолетов воркутинских заключенных и раздавленных танками заключенных Экибастуза, крымских татар, согнанных со своих земель, и еврейских физиков, выгнанных из своих лабораторий, боятся голодных колхозников и разутых рабочих, боятся друг друга, самих себя, всех вместе, каждого в отдельности».

16 января. Четверг.
Прочитали любопытную справку о космонавте Волынове [Волынов Борис Валентинович (р. 1934) — летчик-космонавт СССР], который сегодня вместе в другими стыковался и расстыковался, что у него маму зовут Евгения Израилевна. Наши не побоялись написать это ужасающее слово «Израилевна» во всех советских газетах.

18 января. Cуббота.
На многих людей произвел впечатление не столько сам факт полета в космос, стыковки и расстыковки, сколько то, что мать командира корабля подполковника Волынова зовут Евгения Израилевна [Волынова Евгения Израилевна (1910-1991) — врач-педиатр, военврач во время Великой Отечественной войны. Заслуженный врач РСФСР (1963). Б.В. Волынов считается первым евреем, побывавшим в космосе. В паспорте космонавта в графе «национальность» было написано, что он русский]. Все это заметили. И сегодня в L'Humanité имя матери Волынова напечатано, а двух других космонавтов — не указано. Как смешно и грустно, что именно такие факты должны волновать множество людей и в своей стране, и за границей.

В Чехословакии произошла новая трагедия. Один молодой человек, студент, пытался сжечь себя в Праге на площади. Его увезли в очень тяжелом состоянии и, скорее всего, он умрет. Он оставил записку, где требовал вывода войск СССР, прекратить распространение газеты «Справы» [Zpravy («Сообщения») — газета на чешском языке, издававшаяся в Советском Союзе специально для Чехословакии. В 1968-1969 гг. советские солдаты вместе с листовками и другими пропагандистскими материалами раскладывали ее в почтовые ящики или просто заносили в подъезды жилых домов. Часто следом за военнослужащими шла группа чехов, которая тут же собирала и уничтожала эту литературу] и подписался «Факел № 1». Этого юношу зовут Ян Палах*. ЦК КПЧ пригрозило чехословацкой печати строгими мерами, если они не прекратят выступать «против политики партии». В то же время на правительство и ЦК явно произвело впечатление самосожжение Яна Палаха и они уже выступили в «Руде право» со статьей, явно учитывающей это происшествие. В передовой статье написано, что партия должна вести честную политику.

[*Палах (Palach) Ян (1948-1969) — студент философского факультета Карлова Пражского университета. 19 января 1969 г., облив себя бензином, совершил акт самосожжения на Вацловской площади в Праге в знак протеста против оккупации Чехословакии советскими войсками и против коллаборационистской политики тогдашнего руководства страны. Через три дня скончался от полученных ожогов. Поступок Яна Палаха шокировал общество. Его похороны 25 января переросли в большую демонстрацию протеста. В том же году еще 26 человек совершили попытку самосожжения, семеро из них погибли. Акт самопожертвования Яна Палаха до сих оценивается как один из самых героических поступков в истории Чехии.]

19 января. Воскресенье. Умер мальчик, который сжигал себя в Праге. Прожил еще трое суток и умер. На площадь стали стекаться сотни людей с флагами и лозунгами. На одном было написано: «Нам нужен новый политический курс, а не новые жертвы». Студенты остановили советскую военную машину перед штабом наших войск в Праге и скандировали: «Русские, убирайтесь домой!»

20 января. Понедельник. В Праге тысячи людей участвовали в похоронах Яна Палаха. Площадь Красной армии переименована теперь в площадь Яна Палаха. На улицах не было ни одного полицейского. Свобода, Черник и другие руководители Чехословакии послали матери Яна Палаха соболезнования. Яну Палаху выпал жребий быть первым. Завтра исполнится пять месяцев с начала оккупации Чехословакии. Ожидаются новые попытки самосожжения среди молодежи.
А наши сволочи передают бодрые передачи о благодарности советских стыковщиков родной Коммунистической партии и ее ленинскому Центральному комитету. А также рассказывают о том, насколько важнее и нужнее, оказывается, был их полет в космос и стыковка, чем какой-то там облет американских космонавтов вокруг Луны.

21 января. Вторник. Еще один молодой человек в Чехословакии пытался себя сжечь и, скорее всего, умрет. Это рабочий из Пльзеня. В Венгрии семнадцатилетний юноша тоже пытался покончить жизнь самосожжением из солидарности с чехословаками. В Праге похороны Яна Палаха состоятся только в пятницу. По радио и телевидению выступил Людвиг Свобода, он сказал, что еще один факел — и вы подожжете всю страну. Он говорил, что преклоняется перед мужеством Яна Палаха, сказал, что они многого добились и хотят добиться еще больше, но не могут сделать всё сразу. И что их правительство не может и не хочет руководить страной без доверия народа, а те, кто придет на их место, будут гораздо хуже. Наши сволочи опубликовали в «Правде», что Яна Палаха подговорили сжечься «антисоциалистические элементы». Ян Палах всколыхнул весь мир. Никогда, никогда Чехословакия не будет задавлена узколобыми убийцами. А им конец, теперь это уже окончательно ясно.

23 января. Четверг. Еще одна потрясающая новость. Каждый день в мире что-то происходит. Сегодня сообщили все радиостанци, за исключением, как всегда, наших, что вчера во время торжественной встречи космонавтов около Боровицких ворот Кремля какой-то молодой человек, лет двадцати, стрелял из двух пистолетов по машине космонавтов и по той, в которой ехали Брежнев и Подгорный. Косыгина не было, предполагают, что у него грипп. Был тяжело ранен шофер у космонавтов и Береговой легко ранен в шею осколком стекла, а также ранен кагэбешник-мотоциклист. Стрелявший задержан и его тут же объявили шизофреником*. Это первое и невероятное для нашей страны происшествие.

[*Стрелявшим был младший лейтенант Советской армии Ильин Виктор Иванович (р. 1947). Похитив в своей части под Ленинградом два пистолета, он приехал в Москву, переоделся в милицейскую форму и проник в оцепление у Боровицких ворот Кремля по пути следования правительственного кортежа. Дождавшись появления второй машины, в которой, как он считал, согласно неписаному протоколу всегда ездил генеральный секретарь, он выбежал вперед и открыл огонь из обоих пистолетов, выстрелив за шесть секунд одиннадцать раз. Однако в этой машине сидел не Л.И. Брежнев, а советские космонавты. Был убит шофер и ранен мотоциклист эскорта, направивший свой мотоцикл в сторону В. Ильина. В кратком официальном сообщении ТАСС, напечатанном в «Известиях» на следующий день, говорилось, что покушались именно на космонавтов. Стрелявший был схвачен на месте, затем признан невменяемым и с 1970 г. по 1990 г. находился в специальной психиатрической клинике.]

В Чехословакии нашими войсками задержано несколько граждан, правительство ЧССР объявило протест. Обстановка у них очень напряженная. В субботу будут похороны Яна Палаха, и руководство страны обратилось к народу с призывом сохранять спокойствие.

24 января. Пятница. В нашей прессе была маленькая заметка «Провокация», где уже не говорилось, что стрелявший — шизофреник. По словам Би-би-си, Москва полна слухов. Одни говорят, что это был переодетый милиционер, другие — что переодетый солдат, а третьи — что это была переодетая женщина. Личность этого человека до сих пор не объявлена.

В Чехословакии совершена седьмая попытка к самосожжению, а также отравилась восемнадцатилетняя девушка газом в знак солидарности с поступком Яна Палаха. Завтра Палаха хоронят, руководители выступили с заявлением, что в стране анархия, и они напустят на народ свои войска для усмирения.

25 января. Суббота.
В Чехословакии похороны Яна Палаха прошли дисциплинированно и спокойно, без всяких эксцессов. Студенты сами наблюдали за порядком. Невеста Яна Палаха покончила жизнь самоубийством. По всей Италии проходят антисоветские демонстрации в знак солидарности с поступком Яна Палаха. Дания вся целиком на две минуты прекратила работу.

1 февраля. Суббота.
Просочились кое-какие сведения насчет покушения у Кремля. Вроде бы фамилия этого человека Ильин, он сам из Ленинграда, служил в инженерных войсках. Потом вдруг исчез, не сдав оружия. Его начали искать, а он проехал в Москву к своему родственнику, брату, который был капитаном милиции, то ли в охране Кремля. Переоделся в его форму, объяснив брату, что хотел бы видеть проезжающих космонавтов поближе. После стрельбы якобы успел все-таки выпить яд, и в него тоже стреляли, он получил несколько пуль и, полагают, что его уже нет в живых. Арестован кто-то еще, кто именно — мы не разобрали из-за сильного глушения. Все эти сведения передала Канада по-украински. По-русски же они ограничились сообщением, что существует несколько версий этого события, поэтому пока они воздерживаются от комментариев.

В Чехословакии уволили несколько работников радио и телевидения. И вообще, всё уже не то. Люди издерганы, озлоблены, никакого энтузиазма и доверия друг к другу. Как только они подписали «протокол» о размещении наших войск на их территории, всё рухнуло. Новотновцы и вся стайка снова подняли головы, никакого единства, никакого оптимизма. Во Франции Жан-Поль Сартр [До подавления советскими войсками венгерского восстания в 1956 г., не будучи коммунистом, стоял на левых позициях. Резко осудив вторжение в Венгрию, он осудил также в 1968 г. и вторжение в Чехословакию] и еще какие-то деятели устроили демонстрацию, во время которой люди кричали: «Брежнев убийца!»

2 февраля. Воскресенье.
На ночь глядя стали вдруг вспоминать песни о Сталине. Я подумала, какое это было страшное, нереальное для сегодняшнего понимания, мистическое время, добровольно приемлемое и фантастически поддерживаемое миллионами. Может быть, оттого что в этом режиме была своя сумасшедшая логика. Очевидно, формула этой эпохи — «Так надо» — действовала магически даже на самых умных и самых честных, даже в тех случаях, когда было совершенно ясно, что именно так не надо, а надо совсем, совсем по-другому.

4 февраля. Вторник. ...Ничего нового мы не узнали, кроме двух анекдотов — «Брат стрелявшего у Кремля сказал: «Мы пойдем другим путем!» И второй — «Стрелявший был дублером эсерки Фанни Каплан».

5 февраля. Брежнева называют очень многими прозвищами: Бровеносец, Бровкин, Ильич.

22 марта. Cуббота.
У нас была вдова Михаила Афанасьевича Булгакова. Ее зовут Елена Сергеевна. Ей примерно 75 лет, а может быть, и 85. Выглядит же она не больше, чем на 55, а то и меньше. Одета в брюках и в кофточке с легкой косынкой. Волосы не седые, груди полные, живот маленький. Женщина удивительно обаятельная. Она много рассказывала о Булгакове. Дима показал ей рисунки в цвете — Христа, Понтия Пилата, Левия Матвея. Она представляет их другими, это, в общем, естественно. Христос ей кажется более «детским», Понтия Пилата она «любит» и т. д. Еще она сказала, что Дима очень похож на Солженицына. Елена Сергеевна очень темпераментная, говорит только о Булгакове или о том, что с ним связано. Она мне сильно напомнила Зинаиду Ивановну по повадкам. Всё, что говорила, еще изображала лицом. Она сказала, что Булгаков был верующий человек. «Мастер и Маргарита» появились в печати только благодаря Симонову, который, как она сказала, «очень изменился».

29 марта. Суббота. Алабино.
Би-би-си сообщило, что в Чехословакии после победы в хоккее, в Праге, на Вацловской площади чехи устроили демонстрацию, в которой участвовало более 100 тысяч человек, после чего чехи разгромили контору «Аэрофлота», разбили окна, сломали мебель, подожгли имущество и портреты Ленина. Везде вывешивали лозунги «Русские, убирайтесь домой!», «За август!»

Читала стихи Гумилева в рукописи. Кроме стихов, меня поразила его биография. Прожил человек всего 33 года. Расстрелян был чекой при Владимире Ильиче. Слушали по Би-би-си отрывки из книги Евгении Гинзбург «Крутой поворот».

12 апреля. Суббота. Сегодня День космонавта, коммунистический субботник и сегодня же светят куличи в церквах и крестный ход.

1 мая. Четверг. Мы в Сокольниках кричали в этот день: «Первое мая, курица хромая!» Военный парад отменен, очень приятно*. Терпеть не могу демонстрацию нашей мощи, предназначенной для запугивания всего человечества.
[*До 1968 г. военные парады на Красной площади в Москве проходили два раза в год — 1 мая и 7 ноября. С 1969 г. парады стали проводиться только 7 ноября.]

9 мая. Пятница. День Победы, прошло 24 года. Сегодня роскошная была погода, давно такой не было. Мы приехали в Алабино с лекарствами, с апельсинами, но не такие нагруженные, как обычно.
[...] а сами еще пошли гулять. Любовались на коров. Красивые такие коровы, одна мама и две телки, двухлетка и четырехмесячная, молоденькая. Это нам сообщила хозяйка этих коров. Коровы ели травку и было видно, как им приятно ее есть. Хозяйка сказала: «Животная, она всё понимает»

17 августа. Воскресенье. Слушаем радио, как Москву. Не могут наши заглушить правдивый голос мира. В Брно было вооруженное столкновение между советскими и чехословацкими солдатами. Наших убито 30 человек, чехословаков — шесть или семь. Началось всё из-за того, что чехословацкий офицер отказался выполнять приказ советского офицера и был убит им выстрелом в спину. 21 августа наступает через четыре дня.

20 августа. Среда. В Чехословакии сотни людей разогнаны на Вацлавской площади при помощи слезоточивого газа. Год прошел, ничего не изменилось, только усилилась ненависть чехословаков к оккупантам. Пассивное сопротивление в итоге перейдет в активное. Перспективы самые мрачные для всего мира. А завтра «День позора».

21 августа. Четверг. Через этот дневник, который тоже является документом, поздравляю всех советских граждан и себя тоже с «Днем позора». Дима плакал вчера, слушая голоса чехословацких дикторов по записям 21 августа прошлого года. Сегодня Анатолий Кузнецов от имени всех нас попросил прощения у Чехословакии. Не все же у нас убийцы, есть и приличные люди, а есть даже герои. Их было шестнадцать, они снова написали письмо нашим правителям, что социализм с человеческим обликом возможен*. В Праге целый день шли демонстрации, два человека убито, восемь ранено, более трехсот арестовано, двух из народной милиции избили. Войска объединялись с демонстрантами, дубинки, слезоточивые газы свое сделали плохо. Люди скандировали: «Да здравствует Дубчек!», «Русские, убирайтесь домой!» С утра чехи и словаки шли на работу пешком, транспортом не пользовались, в магазины не ходили. В 12 часов дня по всей стране на пять минут была прекращена работа, завыли сирены и клаксоны автомобилей. В общем, Чехословакия отметила годовщину «Дня позора».

[*20 августа 1969 г. группа диссидентов сделала заявление, в котором, в частности, говорилось: «Мы солидарны с народом Чехословакии, который хотел доказать, что социализм с человеческим лицом возможен. Эти строки продиктованы болью за нашу родину, которую мы желаем видеть истинно великой, свободной и счастливой. И мы твердо убеждены в том, что не может быть свободен и счастлив народ, угнетающий другие народы». Заявление подписали семнадцать человек.]

23 августа. Суббота. 30 лет назад Сталин подписал с Гитлером пакт о ненападении. В Чехословакии принят самый жесткий закон со времен Новотного: все, кто участвует в демонстрациях, будут увольняться с работы, подвергаться суду и ссылке. Семь человек убито, арестовано более шестисот.

6 сентября. Суббота.
События 21 августа 1968 года и то, что происходит в Чехословакии сейчас, ужасно сильно нас пришибло. Как постепенно ломают Дубчека и, наверно, скоро сломят окончательно. Не он первый, не он последний. Наша система имеет большой опыт калечить людей не только физически, но и морально. Духовно этот человек уже сломлен почти окончательно.

21 сентября. Воскресенье. «Как это ни парадоксально, именно сознание своей смертности заставляет человека созидать. Я имею в виду сознание личной смертности. А сознание всеобщего катаклизма и всеобщей смерти, сознание не созидательное», — Дима толковал мне об этом, когда мы ехали домой в такси.

21 декабря. Воскресенье. 90 лет со дня рождения «великого кормчего» И.В. Сталина. В «Правде» статья без портртета, где он назван выдающимся, с заслугами, но допускавшим ошибки, и его роль в истории была верно освещена на ХХ съезде партии.

31 декабря 1969 - 1 января 1970. Встретили этот вшивый Новый год. Втерлись в новое десятилетие.

Юлия Нельская-Сидур. «Время, когда не пишут дневников и писем…»: Хроника одного подвала. Дневники 1968–1973 гг. - источник

См. также выписки из дневников 1970-1973 гг.

* * *
Художник, скульптор-авангардист и поэт Вадим Абрамович Сидур (1924-1986) родился в Екатеринославе (Днепропетровск). С детства рисовал и лепил, но призванием своим сначала считал медицину. Планы оборвала война – несколько месяцев он провел на фронтах Великой Отечественной. В чине младшего лейтенанта в 1944 году воевал на своей малой родине, где был тяжело ранен. По словам самого Сидура, «пуля выбила верхнюю челюсть слева, прошла насквозь гайморову полость, почти оторвала язык и разорвалась в углу нижней челюсти справа». Он перенес несколько челюстно-лицевых операций, но остался инвалидом II группы. К 19 годам уже был кавалером орденов Отечественной войны 1-й и 2-й степени, а также нескольких боевых медалей.

Демобилизованный по инвалидности в возрасте 21 года, Сидур поступает в Душанбинский мединститут, но уже через год порывает с медициной. Он приезжает в столицу и поступает в Высшее художественно-промышленное училище (бывшее Строгановское), которое оканчивает в 1953 году. С тех пор живет в Москве.

Непродолжительное время – совпавшее с «оттепелью» – Сидур участвовал в молодежных выставках. Более того: основанной им вместе с Владимиром Лемпортом и Николаем Силисом группе «ЛеСС» удалось получить несколько выгодных заказов, в частности, на скульптурное оформление Варшавского дворца науки и культуры. Его принимают в Союз художников, выделяют мастерскую. Однако после разгрома знаменитой выставки в Манеже всем художникам-нонконформистам, в том числе и Сидуру, пришлось искать другой путь.

По словам друга художника, западногерманского слависта Карла Аймермахера, Сидуру удалось заключить «своеобразный негласный компромисс с властями», состоявший в том, что «они его не трогают до тех пор, пока он от них ничего не требует». Скульптор продолжал работать в подвале на Комсомольском проспекте, где у него была мастерская.

В 1957 году Сидур познакомился с преподавательницей французского языка Юлией (1940-2006). С 1972 года она оставила учительскую должность и работала в его мастерской, называя себя «неквалифицированным помощником собственного мужа».

Скульптор пережил два инфаркта (первый – в 36 лет); его не стало после третьего.
Вадим Сидур умер 26 июня 1986 года в Москве. Похоронен на кладбище в Переделкино. - источник

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...