Wednesday, October 24, 2018

Украина продолжает сражаться с зелеными насаждениями/ Ukraine's fight with trees...

Предыстория:
Сражение с деревьями на всем постсоветском пространстве (из ЖЖ Варламова)

2010 - Варварское уничтожение парка Горького в Харькове

2011 - Яростная борьба местного руководства с деревьями. Речь не только о парковых зонах – деревья исчезают отовсюду, улицы полысели, став пыльными каменными пустырями.

2012 год - Харьков: В центре города продолжается вырубка деревьев. Кабинет министров Украины упростил официальную процедуру вырубки зеленых насаждений.


...Недавно знакомый, вернувшийся из загранкомандировки, рассказывал: в Лозанне решили построить парковку, но для этого пришлось бы рубить деревья. А штраф за срубленное дерево там какой-то колоссальный. Короче – подумали и решили: выгоднее выстроить подземную парковку, но деревья не трогать. Невероятно. Ну, понятно, Швейцария, куда нам! [December 2017 - Swiss fact: forests expanded 9% in Switzerland since 1990] В нашей УРкаине – наоборот.


Озеленяющий "Зеленбуд" рубит так, что не щепки - брёвна летят; а едва ли не любой ЖЭК может облить дерево мыльной дрянью – дабы «повыздыхало», и парковать свой быдловоз удобнее стало...

За последние годы никаких перемен к лучшему. Неинтересный Киев продолжает поражать фотофактами из идиотеки. Пример: в летнюю жару народ искал спасительную тень...

...Мы летом пытались, по давней привычке, ездить на прогулки в укромно-зеленый Кирилловский гай. Но за время нашего отсутствия на родине там тоже многое изменилось к худшему. Велосипедисты-экстрималы прорубили множество трэков для своих катаний, сделали песчаные насыпи, уничтожили растения... На этих самодельных «трэках» теперь там и сям – трупики животных. Мыши, какие-то грызуны покрупнее... Да и людям ходить опасно, велосипедисты носятся... Вообще, «гай» стал скопищем продуктов жизнедеятельности двуногих. Кучи мусора (по иронии, прямо под табличками «Мусор вывозить запрещается»), снова появились похабные надписи на обломках в начале весны отчищенной усыпальницы Качковских... Некуда деваться.

...Недавно, гуляя, обнаружили в самом центре Киева, между Парковой дорогой и Набережным шоссе, обширную парковую территорию. Правда, она чудовищно запущенная, заросшая и замусоренная, но легко восстановимая. Однако печально известный Киевзеленбуд занят - пилит деревья, заравнивает зеленые газоны - в общем, активно "осваивает бюждет" под занавес года...

В прошлую пятницу, 19-го октября, "Зеленбудовцы" начали бессмысленно и беспощадно уничтожать деревья на улице Липской и в прилегающем одноименном переулке... Наткнулась на записи об этом и в ФБ:

Mitya Gurin, October 22 at 5:08 PM

"Привет! С вами #Киевзеленбуд и обрезка деревьев на Липской улице. Срезают весь средний ярус веток по всему бульвару. Ветки не выглядят сухими. 😞 Бригада при виде фотоаппарата начинает убегать.

UPD: Есть определенная ирония в том, ребята Кличко напилили прямо под носом у Банковой на центральной аллее правительственного квартала.
Вы не знаете, в этом есть какой-то смысл или это чистое вредительство?

Комментарий Olga Tsaregradskaya: Осенью проводят сезонную санитарную обрезку. Это удаление сухих веток, больных веток. Для плодовых деревьев - особая обрезка, для увеличения урожая (стимулируется рост плодов, угнетается рост дерева). Во Франции, например, проводят декоративную обрезку формируя особым образом крону. Также могут обрезать деревья ситуативно, если их ветви мешают проводам, гирляндам и т.д.
Что это? Какая цель? Я не вижу декоративной концепции. И ветки явно не только сухие или больные. То что я вижу... дали команду провести обрезку. (Вопрос с какой целью остаётся открытым!). И сотрудники, которым до этого нет дела, у которых нет знаний - обрезали все под одну гребенку. Это моя самая оптимистичная гипотеза. Такая обрезка калечит деревья, и не все выживают. Начинают болеть. Киевзеленбуд - архаичная бюрократичная структура. Бессмысленная и беспощадная. И да, вероятно осваивают бюджеты."

Почитала другие посты из ФБ Olga Tsaregradskaya, печально:

October 10 at 1:50 PM • Как превратить живое зеленое дерево по ул. Богомольца в рогатку знает Киевзеленбуд.
За внимание и фотографию спасибо Александр Данилов (Olexandr Danylov).

Olga Tsaregradskaya - August 23 • В городе были пробки. Было время пройтись пешком от Софиевской до Бассейной. Было время пристально рассмотреть зеленые зоны.

Итак. Зелёный по дороге от Софиевской до Спортивной только парк Шевченко. На пешем же маршруте ни одной тенистой зоны.
По Владимирской сложно найти здоровое дерево, почти все жестоко обрубленные, и как следствие, умирающие.
Зоны для отдыха без единого стимула в них остановиться. Минуем сквер у памятника Вернадскому - наглухо мощеный плиткой, безжизненный, как пустыня. Спускаемся к скверу на Рогнединской - запущенный, как шерсть бездомной дворняги.
По Льва Толстого и Большой Васильковской ни одного здорового дерева дающего тень. И это в центре «зеленой столицы».
Спасибо частым дождям за зеленые газоны, и что природа берет своё, где ей не мешают. Что приближающаяся осень дает прохладу. Что у нас не застроены склоны Днепра, есть прекрасные Ботанический сад им. Гришко и главные парки. Но бóльшую часть времени мы передвигаемся по бетонному городу, живём в застроенных массивах и мечтаем вырваться отдохнуть на природу.
Пора уже начинать думать про город как пространство для человека, а не для машин и бесконечных торговых центров. Думать как защитить от солнца, шума и пыли горожан. Подумать о будущем, о смене климата, о том, в каких условиях будем жить мы через 10 - 15 лет и наши дети. Городу нужно внимание. О нем нужно думать и заботиться. У города все больше вопросов к горожанам и людям, которые им управляют.

July 24 2018 • Почему в Киеве душно и при чем тут озеленение
И почему КиевЗеленбуд должен больше заниматься высадкой деревьев, а не их срубом и мощением тротуарной плитки.

Дата-журналист Yaryna Serkez определила самые жаркие микрорайоны украинских мегаполисов, посмотрев из космоса на их спутниковые фото и измерив индекс растительности.
На фото - нынешний Майдан Незалежності и прилегающие улицы в советский период (источник фото).



И в 2018-м году:
Температура поверхности в разных частях одного города может отличаться на 10-15 градусов. Это явление называется «городской остров тепла» и заключается в разнице температур между центром города и его округой. Образуется оно из-за высокой плотности застройки и преобладания теплоемких материалов дорог, тротуаров (бетона, асфальта) и крыш (темного цвета). Высокие здания еще и блокируют движение ветра.
На карте температур Киева четко видны «острова тепла» на Оболони и Позняках, где температура может доходить до 35—40 °C, в то время когда на дачных Осокорках — приблизительно 25—30 °C.
Больше зелени, меньше бетона - выше качество жизни.
July 12 2018 •
После встреч с вялыми петуниями в разбитых со времен УССР бетонных кашпо и чернобрывцевых ковров на улицах города, достаточно просто зайти на сайт Киевзеленбуд, чтобы убедится, что все это легально.
Там с улыбками на официальных фотоотчетах нам сообщают, что пустили на воду наши бюджетные средства вместе "с 10 уникальными дизайнерскими клумбами на «Фестивале плавучих клумб»".
Там есть стратегия на 2021 год и статистика, что за 2017 год высажено 12 млн цветов. А значит уровень петуний-чернобрывцев в городе под контролем. 🦖🦖🦖 Смотрите фото 3 и 4.
Там же, казалось бы, мелькнула надежда с заголовком последней новости. "У Дніпровському районі відкрито оновлену частину парку «Перемога». На території площею 3,31 га висаджено 455 кущів, 35 дерев, майже 3000 багаторічних квітів та злакових трав." Но фотографии с торжественного открытия неумолимо возвращают тебя к реальности.
И понимаешь же, что в нашем современном открытом мире, полном возможностей, обмена опытом, открытых знаний, технологий и здравого смысла не может озеленение города развиваться в таком направлении. Что не достаточно просто сажать чорнобрывцы и петунии ровными и не очень рядами. Даже 12 млн. Что перед тем как украшать, нужно все вычистить и восстановить. Что основная функция и цель такой структуры, учитывая ситуацию в Киеве - это озеленение, а не фестивали в Певчем Поле и конкурсы плавучих клумб.
Я верю: если есть желание меняться, то за пару лет Киев может выглядеть по-другому уже только благодаря разумному подходу к озеленению. Будем бороться за здравый смысл!

June 28 2018 - Друзья, больше не могу просто так смотреть на все эти клумбы и нелепую самодеятельность от «Київзеленбуд» (одно название уже вызывает боль)😣
Последние несколько лет я изучаю тему городского озеленения. Зеленые крыши Роттердама, High Line в Нью-Йорке 🌾, острова в Копенгагене, клумбы в Вене, скверы в Париже, зеленые небоскребы в Милане, парк птиц в Гонконге, ландшафтные произведения искусства Пита Удольфа по всему миру (моя большая 💚) … все это вызывает восхищение и простой вопрос: что вообще происходит в любимом Киеве?
Если коротко.
А важно ли это вообще?
Конечно, всегда можно найти проблемы важнее. Но озеленение в городах - это не только про эстетику (хотя прививка хорошего вкуса еще никому не мешала, как и удовольствие от созерцания). Это, в первую очередь, про наше здоровье. Зеленые насаждения фильтруют воздух и снижают температуру в жару (из-за бетона и асфальта некоторые городские зоны нагреваются еще на 15-20 градусов). А учитывая тенденции, в Киеве с каждым годом будет все жарче.
(На фото - парковое искусство от Киевзеленбуда, источник)
С этим нужно что-то делать!
Чем больше людей будут вовлечены в тему озеленения, тем быстрее мы сможем повысить качество жизни в Киеве. Наши деньги из бюджета и так тратятся (привет киевзелебуду 👋). Так почему бы не делать это с умом, принося больше пользы киевлянам?
Итак, начинаю фиксировать творчество Киевзеленбуда, разбирать лучшие западные примеры и вместе с вами повышать грамотность в вопросах городской флоры. А дальше, перейдем к более решительным действиям. (конец цитаты; источник)

(источник фото)
* * *
UPD
Зачем нам деревья «под телеграфный столб»?

«Омолодить? Омолодить дерево нельзя. Это условное понятие.
“Омолаживающая обрезка” производится при сильном ослаблении роста для стимуляции жизненных процессов. Объём кроны становится более сбалансированным с объёмом корневой системы. Обрезку “под телеграфный столб”, которую проводят у нас, трудно отнести к какой-либо категории».

[...] Cпециалисты из Академии наук и Центрального ботанического сада категорически против:
• обрезки «под столб» взрослых растений — те не выживают;
• обрезки клёнов, ясеней и каштанов: для них это плохо по определению;
• обрезки «сплошняком» всех деревьев в ряд, без учета возраста, породы и состояния объекта;
• халатного отношения к раневым поверхностям спилов (часть специалистов считает, что их нужно закрашивать ежегодно, пока не затянутся, другая часть — что хватит одного раза или вообще не стоит, чтобы не препятствовать испарению влаги);
• единовременного удаления большого количества ветвей, особенно скелетных;
• зимней обрезки пород, которые не приспособлены к ней.
* * *
UPD2
Skip the rake and leave the leaves for a healthier, greener yard:
...you were probably told that the reason for this was not only so that the yard would look 'tidier' but also so that the leaves wouldn't kill the grass. This myth has probably sold more rakes and bags than anything else. The practice actually removes important nutrients from the yard, which homeowners then usually repurchase, in another format, in a bag or jug of fertilizer from the local garden center.

* * *
Taras Kaidan - 24 January 2019
Пейзажи, которые мы заслужили. Это картина с выставки в музее истории Киева, чтоб вы понимали.

Tuesday, October 16, 2018

с высоченных крон тихо сыплются листья – вот откуда шум моросящего дождя!/ endless Indian summer

Лес, точно терем расписной,
Лиловый, золотой, багряный,
Веселой, пестрою стеной
Стоит над светлою поляной.
Березы желтою резьбой
Блестят в лазури голубой,
Как вышки, елочки темнеют,
А между кленами синеют
То там, то здесь в листве сквозной
Просветы в небо, что оконца.
...
Сегодня на пустой поляне,
Среди широкого двора,
Воздушной паутины ткани
Блестят, как сеть из серебра.
Сегодня целый день играет
В дворе последний мотылек
И, точно белый лепесток,
На паутине замирает,
Пригретый солнечным теплом;
Сегодня так светло кругом,
Такое мертвое молчанье
В лесу и в синей вышине,
Что можно в этой тишине
Расслышать листика шуршанье.

...
Последние мгновенья счастья!
Уж знает Осень, что такой
Глубокий и немой покой —
Предвестник долгого ненастья.

Иван Бунин, 1900

...Причина тихого счастья – прогулка безлюдным осенним парком.

Кажется, совсем безвертено – но с высоченных крон постоянно тихо сыплются листья – вот откуда шум моросящего дождя!

Запахи! Грибной, прелой опавшей листвы, прихватываемой по ночам заморозками земли....
Хромоножка-кузнечик – без одной задней ноги; еле ползает, ночами уже холод... То же – жуки-солдатики...
Идеальный отдых – уединение, природа, дышать.

* * *
Сверчок чуть слышен.
Становятся все холодней
Осенние ночи.
Чудится, голос его
Уходит все дальше, дальше...

*
Кленовые листья становятся всё ярче
Всему есть предел.
Разве может еще сгуститься
Этих листьев цвет?

*
Ужели рукава
Лишь оттого окроплены росою,
Что слушаю цикад?
Какая странность! Это я,
Я сам тоскую отчего-то...
Кто скажет, отчего?
Но по неведомой причине
Осеннею порой
Невольно каждый затомится
Какой-то странною печалью.
В памяти перебираю
Все оттенки осенней листвы,
Все перемены цвета...

Сайгё (настоящее имя — Сато Норикиё; 1118-1190) 
Горная хижина: Времена года: Осень

Велосипеды и эвтаназия — принадлежность цивилизованного общества/ Henry Marsh (neurosurgeon)

Nov. 2017

Henry Marsh is a celebrated neurosurgeon who travels the world teaching his exacting craft. Robert McCrum joins him in Ukraine as he tries to save the life of 11-year-old Viktoria

First, they positioned the patient’s head for surgery, a delicate manoeuvre. Once the incision had been made, and the skull opened, Marsh and his surgeons navigated their way to the tumour with a microscope.

Thanks to a Canadian-Ukrainian benefactor, this rundown former Soviet hospital boasts state-of-the-art surgical equipment. The problem, said Marsh, is the lack of training. “My analogy for Ukraine is that it’s a like a Trabant wanting to become a Ferrari.”

He spoke, with dismay, about his experience of Ukraine medicine, and the crippling shortage of trained staff. Does he ever get frustrated ? “Oh yes, but I am resigned to achieving very little. We’re talking about ripples in a pond. Lecturing to medical students is probably more important than operating.” He reflected on the long arc of history. “Maybe in future they will try to change things. The Ukrainians must sort out their problems for themselves; the poverty and corruption of the country will not be solved quickly.”

The pioneering medical reformer in Marsh quickly reasserted itself: “The important thing now is trying to improve post-op care. I have come to understand better the feeling of hopelessness that affects many Ukrainians. How can one change anything when the whole system is corrupt and broken?”

Later, back in Britain, he reflected on his recent experience: “I go up and down like a yo-yo when I am in Ukraine, and return home exhausted. What keeps me going is the fact that my colleagues want me to continue to visit and work with them. I cannot really stop.”

- source

* * *
There has been a slew of books about that old-fashioned idea of what makes “a good death” recently. Do you welcome them?
I think Atul Gawande is a very good writer, but I didn’t get on with his book Being Mortal that much. He only very grudgingly says that maybe doctor-assisted suicide is a good idea. I am a great proponent, to the extent I feel I would take it up myself – though you never know, when push comes to shove, what you will decide. But it does seem to me increasingly that the two markers of a civilised society are bicycles and doctor-assisted suicide. It is not about licensing doctors to kill people. It is about allowing everyone with mental capacity to make a choice about how they would like to end.

I guess religion still partly gets in the way of that idea
It seems to me that the only rational case for theism is that God is a complete bastard. I have seen a lot of children die with inoperable brain tumours, particularly one horrible one called a diffuse intrinsic pontine glioma, for which there is no treatment. When I go out to Ukraine their parents are lining up to see me in the hope of a miracle. It just seems the proof for God is so very thin. “There’s a friend for little children above the bright blue sky.” I mean, really?

source

* * *
Британцу Генри Маршу пророчили карьеру политолога-экономиста, но он выбрал нейрохирургию. Случилось это, когда ему было 30, после того, как его сыну удалили опухоль мозга.
В Украину Генри Марш впервые приехал в 1992 году. С собой он привез полный чемодан инструментов. С того времени Марш бесплатно консультирует, оперирует, обучает врачей, а некоторых из них - забирает на стажировку в Лондон.

Генри Марш:
Я работаю в Украине, я поеду в Непал на несколько недель, буду в Нью-Йорке с лекциями. Я все еще работаю день или два в неделю в Лондоне.
Я немного социалист: предпочитаю государственную медицину частной, хотя в Украине государственная медицина беспомощна.

Украина - одна из беднейших стран Европы. Нельзя ожидать от нее [наличия] такой же хорошей системы здравоохранения, как в других странах. Здесь слишком много больниц и слишком много врачей, которые делают слишком мало или вообще ничего.
За те 25 лет, что я работаю в Украине, произошли большие изменения в позитивную сторону. Но я был очень разочарован некоторыми львовскими профессорами, с которыми встречался на прошлой неделе. Они оказались точно такими же, как те, которых я встречал 25 лет назад. Они со своим советским менталитетом притворялись, будто в Украине всё так же хорошо, как на Западе.
В Украине я также вижу огромное количество неправильно поставленных диагнозов и плохих решений, которые приняты по причине плохой врачебной подготовки. (Некоторых, правда, спасает доступ в интернет). Необходимо, чтобы правительство провело структурные реформы. Конечно, старшие профессора, вероятно, будут противостоять этому, ведь в их интересах оставаться у власти и не иметь более компетентных молодых коллег.

«Советский менталитет» в здравоохранении подразумевает автократию и раболепие: быть грубым, диктатором по отношению к подчиненным и быть вежливым, заискивающим по отношению к тем, кто над вами в социальной иерархии. В Восточной Европе старшие врачи могут иметь огромную власть над пациентами. Есть такое знаменитое высказывание английского историка: "Власть развращает, а абсолютная власть - развращает абсолютно". Становясь хирургом, вы получаете власть над жизнью или смертью ваших пациентов, и это легко развращает. Наши пациенты боятся нас. Но молодые врачи не понимают этого до тех пор, пока не станут старше и сами не превратятся в пациентов.

Я верю в социализированную систему здравоохранения, несмотря на то, что в свое время я зарабатывал больше за 10 часов частной работы, чем за 60 часов работы на правительство. Я ведь стал врачом не для того, чтобы зарабатывать деньги. Я стал врачом из интереса. Социализированному здравоохранению в Украине мешает коррупция. Если у вас нет страхования, то обратиться в частные больницы могут себе позволить богатые люди. А что могут бедные? Вот почему в довольно социально неравных США средняя продолжительность жизни очень-очень мала. Хотя США и тратят больше денег на здравоохранение, чем любая другая страна мира, показатель его качества (который оценивается по продолжительности жизни и детской смертности) ужасен.

Люди во всем мире одинаковы: они хотят получать всё бесплатно. Медицинское обеспечение становится все более бюрократическим, при этом эффективность не повышается и здравоохранение относительно слабо финансируется.

Думаю, что в Украине меньше честности между врачом и пациентом. Хотя, поскольку я не знаю украинский, я не понимаю, что сказали пациенту во время моего совместного с украинскими врачами приема. Проблема в том, что «плохих новостей» мы, доктора, часто избегаем как болезненных. Ведь сложно сказать пациенту «Идите домой и умирайте». Иногда я слишком много оперировал, хотя мне следовало бы признать, что пришло время человека умирать.
Но также это еще и трусость, ведь мы не хотим вести эту очень грустную и болезненную беседу.

Велосипеды и эвтаназия — две сильные стороны цивилизованного общества. Возможность попросить о смерти — очень цивилизованный подход, который в Бельгии, например, доступен даже детям. Эвтаназия — это не о том, что врачи убивают людей, а о том, что если такие люди, как вы и я, которые не потеряли разум, в случае ужасной болезни, которая будет медленно и ужасно убивать нас, имели право сказать (не обязательно врачу, но возможно и фармацевту), что у нас есть право на достойную смерть вместо того, чтобы умирать медленно и удушающе.
Если сейчас эвтаназия законно доступна в немалом числе стран — Бельгии, Швейцарии, Канаде, Японии, в некоторых американских штатах, — то вполне очевидно, что она эффективна. Она не приводит к массовым убийствам или к тому, что дети заставляют своих родителей совершать суицид, чтобы распоряжаться семейными деньгами. Эвтаназию выбирает лишь небольшое число людей, для которых она очень важна.

Большинство людей предпочитает умирать дома, если их состояние не требует серьезного медицинского ухода. Несмотря на это, около 50% пациентов умирает в больницах, поскольку это старые люди, которым нужен постоянный медицинский присмотр.

Через несколько недель я буду в Катманду и я подозреваю, что это будет моя последняя поездка туда. Я надеюсь продолжать работать с моими коллегами в Украине, но это очень утомительно. Я не уверен в своей полезности. Но я должен чувствовать себя полезным!

...мне кажется, что чем раньше люди поймут, что всё, о чём они думают и всё, что они чувствуют — физический процесс, тем лучше будет для них. Задумывались ли вы когда-нибудь о том, из чего сделаны ваши мысли? Они сделаны из электричества. Это электрохимия! Они подчиняются законам физики. Мы обладаем гораздо меньшей свободой воли, чем нам кажется. Мы не выбираем чувства и эмоции, наши решения, в основном, обусловлены эмоциями. Чистый разум. Наши чувства определяются нашим воспитанием, опытом и, в какой-то мере, ДНК.

Отрывки; источник

Saturday, October 06, 2018

Джадав «Молай» Пайенг и его лес/ "I see God in nature" - Jadav Payeng, The Forest Man of India

A humble farmer from a marginalized tribal community, Jadav Payeng has single-handedly changed the landscape in his state of Assam.

Payeng (born 1963), is reclaiming an island in the mighty Brahmaputra river where increased flooding has changed the flow and built up sandbars along the long stretch of the river that runs through the middle of Assam.

"First with bamboo trees, then with cotton trees. I kept planting — all different kinds of trees. It's not as if I did it alone," says the self-styled naturalist.
"You plant one or two trees, and they have to seed. And once they seed, the wind knows how to plant them, the birds here know how to sow them, cows know, elephants know, even the Brahmaputra river knows. The entire ecosystem knows."

Payeng started planting here in 1979, stirred by a freakish site: dead snakes piled on sand in scorching temperatures, perished for lack of shade or tree cover.

"When I saw it, I thought even we humans will have to die this way in the heat. It struck me. In the grief of those dead snakes, I created this forest."

Over the course of nearly 40 years, Payeng says he's planted so many trees, he's "lost count." He estimates there are "hundreds of thousands" of them on the island now, groves so thick they shocked even the Forest Department when it stumbled on them.
Once considered "crazy" by local inhabitants, Payeng is celebrated today as a conservationist.

"I never feel danger in the forest. It's my biggest home," a home which in addition to tigers is filled with deer, monkeys, elephants, and a wide variety of birds.
This father of three delights in the fact that wild elephants cross the shallow river waters to roam his forest. Island villagers complain the herd tramples their fields and destroys their homes. But Payeng defends the animals and says it is "man that must adjust" to these woods. When islanders suggest that Payeng cut back the forest to dissuade the beasts, he sternly warns, "You will have to kill me first before you kill the trees."

He feels he's "set an example of what one man can do" for the environment.

Payeng has received one of India's highest civilian awards, the Padma Shri, and many other honors.

"No one sees God," he says. "I see God in nature. Nature is God. It gives me inspiration. It gives me power ... As long as it survives, I survive."

- Extracts; source

* * *


* * *
Почти 40 лет Джадав «Молай» Пайенг (Jadav "Molai" Payeng, род. в 1963 году) высаживает деревья. Благодаря его усилиями бесплодная земля площадью более 500 га превратилась в настоящие джунгли, ставшие домом для множества птиц и животных – тигров, носорогов и слонов.

С тех пор, как Джадав начал засаживать деревьями песчаный берег реки Брахмапутра у посёлка Джорхат, прошло немало времени. Теперь берег превратился в бурлящий жизнью оазис: здесь поселились грифы, обезьяны, олени, бенгальские тигры и индийские носороги.

Никто бы и не знал о новом лесе, если бы не дикие слоны. Стадо из 115 голов после набегов на местные поселения скрывалось в «лесу Молая» (Molai Forest; местные жители назвали Джадава детским прозвищем). Работники лесного хозяйства обнаружили слонов, а вместе с ними и новый лес.

В 1979 году 16-летний Джадав стал свидетелем жуткой картины — на песчаном берегу лежало множество мёртвых змей: рептилии погибли из-за исчезновения их среды обитания. Поблизости не стало деревьев, дававших убежище и защиту от палящего солнца.

Юноша обратился в департамент лесохозяйства, но не нашёл поддержки: никто не мог поверить, что на песчаных отмелях может что-то расти. Но Джадав не отказался от задуманного. По попробовал посадить бамбук — и заросли бамбука появились первыми.

Когда стало очевидным, что деревья всё же растут на таких почвах, власти пересмотрели своё решение. Джадав участвовал в разработке плана высадки лесов на площади 200 га, и сам помогал лесникам сажать деревья.

Чтобы продолжать свою миссию, Джадав остался жить в лесу. Он сеет семена и высаживает саженцы различных деревьев, по возможности озеленяя новые территории; заселяет молодой лес красными муравьями, которые улучшают структуру почвы и способствуют повышению её плодородия.

В Лесу Молая обитает множество животных: бенгальских тигров, индийских носорогов, оленей, кроликов, обезьян и несколько видов птиц, в том числе грифов. На шесть месяцев в году сюда из другой части острова приходит стадо слонов. За последние годы здесь родилось десять слонят. Такое биоразнообразие не могло не привлечь внимания браконьеров, но Джадав, в сотрудничестве с властями, сумел дать им отпор.
Неоднократно Джадав был вынужден защищать свой лес и диких животных в нём: вместе с лесниками он уничтожал ловушки, расставленные браконьерами; противостоял угрозам местных жителей уничтожить его лес и слонов, вытаптывающих рисовые поля.

Джадав и сам из-за тигров потерял более сотни голов скота. Но он считает, что виноваты люди, которые уничтожают леса — естественную среду обитания животных.

Индиец не получает никакой прибыли от своей деятельности.
Он живет в простой хижине в лесу вместе с женой и тремя детьми; его единственный источник дохода – продажа молока от коров и буйволов, которых он держит на своем участке.

Молай – обладатель нескольких экологических наград. В 2015 году он получил четвертую по значимости гражданскую награду Индии - Падма Шри.

Останавливаться на достигнутом Джадав не собирается — в его планы входит посадка деревьев на других пустынных берегах Брахмапутры. В одном из интервью он сказал: «Я буду сажать деревья до последнего моего вздоха».

Так один человек дал жизнь большой экосистеме, доказав миру, что и один в поле воин.

- источник; источник

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...