Thursday, June 14, 2018

фейсбучное, разное (часть 2)/ FB, misc

С тех пор, как долбаный добестный ФБ что-то сломал и стало невозможно видеть, чтО лайкают твои френды - интересных находок стало гораздо меньше...

***

***

***
***
***
Yuriy Karakur
February 22 ·
Свадьба брата, 90-какой-то, всеобщеживой год. Расписались они днём, в обеденный перерыв, лёгенько так, а вечером - тяжелое, маойнезное торжество. Пришли обе бабушки, одна - в крахмально-белой, конкурентной блузе и синей юбке, другая - в нежном, зелёном, с легким позолочением (или уже от давности сияет) и бесконечно длинном костюме, все мягкое, плиссированное, с бантом. Сидят обе грустные. Старший внук, первым его рожали и вот - женился. Зачем? Неужели так плохо было на руках у них? Неужели черёмуха из компота не нравится?

И вот сидят, красные глаза, иногда для фотографии, как приговорили их, улыбаются, выпивают (стеклянная водка, огурец и звонкое хрустальное шампанское, виноград). Наступает время тостов. Бабушка в нежно-зелёном говорит такой:

- Мимо тёщиного дома я спокойно не хожу, то ей хрен в окошко суну, то ей жопу покажу.

Одни подавились (а что, так можно?), другие возмутились (хрен, жопа!), а бабушка в белом, конкурентном смеялась до покраснения лица и приговаривала: «Молодец Александра Николаевна!». Бабушка в белом любила чтобы жопа, мандавошка и козел. Я тоже это все любил и был страшно доволен.

Мне бы теперь такую же бабушкину присказку для Ситибанка (хрен, жопа, окно), потому что я только что своими этими руками закрыл их ебучую кредитку и планирую всякий раз торжествовать, проходя мимо!

***
Высшая степень свободы

Yuriy Karakur
April 3 at 2:25pm ·
Понимаете, я дурно одеваюсь. И это не вопрос вкуса, об этом даже неловко как-то, я просто долго ношу старьё. Обычно на мне не больше одной заношенной вещи, а тут совпало: старые джинсы, старая флисовая куртка в волосах собаки, старая стрижка, старый нос. Всё такое, чтобы выйти на даче на крыльцо и посмотреть вдаль, где дорога и грустная белая «Нива» буксует в грязи. Ну наплевать. Но вчера ещё лопнули сосуды под глазом, а лопнув, оставили синяк. Красивый фиолетовый заметный. Входил в магазин и поймал на себе недобрый взгляд охранника. А потом кассирши. А потом женщины в кремовом пальто. Удивился сперва, но быстро всё понял и вышел на улицу алкашом, который любит подраться. И так приятно чувствовать себя на дне. И никому не должен ничего.

***
***
Июнь 2018
Ivan Tolstoy 13-06-2018
Посмотрел «Довлатова». Из принципа не выключил, помня завет: никто никогда не хотел сделать плохо.
Это адская, клиническая скука.
Это мир, не ведающий юмора.
Это герои, не ходящие в кино, даже не читающие книг. Они якобы пишут их. Все персонажи - дистиллированные. Вместо богемы - статисты после санобработки.
Показать творчество режиссер не умеет. Кроме нескольких удачных типажей и весьма достоверной фактуры, не получилось ничего. Это павильон для съемки фильма о Довлатове, но не сам фильм. Кина нету.
Виктор Шкловский говорил: «Живу тускло, как в презервативе». Это - кино в презервативе.
Чтобы показать скуку, не нужно снимать скучно. Ночь, как известно, делается горлышком от бутылки за старой мельницей. Но художественные приемы режиссеру неведомы, прием у него один, и тот неумело взят им у знаменитого отца — речевой хаос. Но отец создавал им напряжение и ужас эпохи, а сын снял со стены и применяет попусту.
Веселый, театрализованный довлатовский мир (преобразивший никчемные жизненные реалии даром рассказчика) Герман решает развоплотить назад - показывая биографический сор. Режиссер Николай Акимов уже называл это попыткой обратного превращения ухи в аквариум.
Хорошо, отложу свою вкусовщину в сторону. Я — плохой зритель. Но лгать-то зачем? Довлатов в Ленинграде писал и печатал не только журналистику, но и фальшивую советскую прозу — за что ненавидел и презирал себя. Но германовский фильм догадаться об этом не позволяет. Довлатов у него — чистоплюй. Господин режиссер соврамши.
Нужен антидот: залить увиденное дивной довлатовской прозой, стереть зрительные впечатления как оскорбление палочек и колбочек.

***
Yuriy Karakur
19-06-2018 ·
Зашёл в учреждение - неловкое, тесное слово, которое нужно, чтобы подготовить всякого: будет очередь. И правда - очередь, мигают номерки, так часто, что укачивает. Я стою и смотрю на людей, потому что ещё долго. Входит дама, хочется сказать "вдруг", но она не вдруг, она по делам, давно запланировала, выстроила день и вот - пришла, а в руках у неё - пакет "Арбат-Престиж". Защемило тут же сердце. Я присматриваюсь к женщине: полная, рыжие волосы подняты и взбиты, седина, лицо белое, губы розовые, деловая, попа аккуратно обтянута блузкой во что-то мелкое, тщательное. Она цвела в 97-ом поздним цветом, а сейчас - пенсионерка в форме и на диете, чтобы мало холестерина. Она нашла место и села, я всё косился на неё, а потом уже не косился, а просто: какой-то далёкий июнь, нужно обязательно зайти в "Арбат-Престиж" и найти там духи, чтобы отвезти во Владимир. Дешёвые, но всё равно дорого. Флакончик в виде фрукта, розовый, золотая крышечка - всё обещает нестерпимую сладость, и она наступает, и это именно то, что нужно. Я купил после работы, метро "Сокол", Алабяно-Балтийский смертоносный туннель еще не строится, и зелёные скверы, скверы, и все живы, а если кто и умер, то только что, буквально вот-вот, и мы ещё не наплакались по ним, не забыли их лица и голоса. Особенно - голоса.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...