Tuesday, May 22, 2018

Прошу, чтобы после моей смерти были устроены богадельня и детский приют/ Mikhail Parfentiyovych Dehteryov (1831-1898)

В окрестностях Лукьяновки есть улица Дегтярёвская, названная в честь почётного гражданина Киева, сына первого киевского городского головы, мецената, русского купца, проводившего в городе обширное строительство, Михаила Парфентьевича Дегтерёва.

Михаил Парфентьевич просто и без шика жил на Крещатике в обычном доме, где на первом этаже имелся магазин. Дегтерёв не кичился богатством, одевался просто, не закатывал балов. О том, что промышленник жертвовал огромные деньги, стало известно лишь после его смерти.

Фотопортрет купца 1-й гильдии, мецената, почётного гражданина Киева Михаила Дегтерёва (1831–1898)

Калужские купцы рода Дегтеревых начали селиться в Киеве через несколько лет после катастрофического пожара на Подоле в 1811 году.
В начале ХIХ века Николай I в одном из своих указов предложил известным русским купцам, давая им различные привилегии и льготы, «обратить свои взоры и купеческий интерес» на юго-запад Российской империи. Жили Дегтерёвы на Подоле, на Ильинской улице. В семье одного из братьев — Парфентия — 26 августа 1831 года родился сын Михаил.

В 1834 году по высочайшему повелению прекратилась деятельность старого Киевского магистрата и изменилась система самоуправления, а через год, в марте 1835, прошли первые выборы городского головы. Им стал 38-летний Парфентий Дегтерёв, владевший железо-скобяной торговлей. На выборах он получил 125 голосов «за» и лишь 53 были «против».

Но пробыл Парфентий Михайлович в этой должности только два года — 7 марта 1837-го заболел и через неделю умер. Его вдова, Екатерина Павловна, осталась с тремя сыновьями и двумя дочерьми.

Мише шел шестой год. Ему не довелось получить какого-то серьезного образования, о чем он говорил потом с сожалением. Но природа наделила его острым умом, великолепной памятью и волевым характером.

Еще юношей Михаил помогал матери в семейном деле, которое она продолжила как купчиха 2-й гильдии. Затем не только сохранил, но и укрепил торговую фирму, простиравшую свои интересы от Сибири до западных границ империи. Михаил Парфентьевич вошел в круг самых влиятельных киевлян, соперничал с Терещенко и Бродскими, его состояние приблизилось к 10 млн.


На фото: Паровой трамвай в Киеве, построенный на деньги Михаила Дегтерева. Впоследствии заменен электрическим трамваем.

Потом, когда произошел раздел имущества, Михаил Парфентьевич сумел в короткий срок умножить свое состояние за счет работы приобретенных за бесценок небольших мастерских и артелей, производивших ходкий товар. Он открыл новые магазины не только в Киеве и ряде городов Украины – вёл торговлю в Москве, Ростове, Самаре, Екатеринбурге. Сначала в его магазинах продавались скобяные товары, а со временем — чего там только не было! Вот объявление в газете о товарах магазина М. Дегтерёва на Александровской улице:
«Покупайте у нас биллиардные шары, ваксу, гитары, гребни, детские игрушки, золотые и серебряные вещи, зонтики, канву, клеенки, конторские книги, кофе, кувшины, кучерские кафтаны, лото, маски карнавальные, ножи и вилки, обои, обувь разную, одеколон, очки, персидский порошок, перчатки, помаду, почтовую бумагу, пуговицы, сахар, свечи, скрипки, сургуч, табак, треуголки, фарфор китайский, фуражки, чай, чернила, шелк, шерсть, шляпы и шпаги. Кроме означенных, получены в среду еще самые разнообразные товары».

Михаил Дегтерёв вошел в круг самых именитых и влиятельных киевлян, был избран попечителем Сиротского дома и старостой Александро-Невской церкви, товарищем (заместителем) председателя Киевского биржевого комитета, а с 1871 года являлся бессменным гласным городской Думы.

Нельзя не отметить, что во второй половине ХIХ века положение торговца-предпринимателя в Российской империи было сложным. С одной стороны, он был носителем прогресса, способствовал развитию производительных сил, а с другой — мироедом, продававшим товары втридорога, «новым рабовладельцем», заставлявшим трудиться на себя армию неимущих рабочих и обогащавшимся за их счет.

Видимо, недолюбливали и М. Дегтерёва. Во всяком случае, юный Владимир Винниченко в одном из первых своих очерков писал:
«Имея возможность близко наблюдать жизнь торгового люда в магазинах и лавках М.П. Дегтерёва, я мало вижу разницы в положении бывшего крепостного и приказчика у названного господина. Один был вьючным животным, а другой — бездумной машиной, протест которой немыслим, ибо тут же получишь штраф и будешь изгнан взашей. Дегтерёв ничего не хочет знать — только свою выгоду. Он жесток, нетерпим к малейшему проявлению нерадивости, а уж за незначительную выпивку сживет человека со свету».


Клуб Купеческого собрания, ныне — Национальная филармония Украины

В книге «Киев в 1880-е годы. Воспоминания старожила», вышедшей в 1910 году, ее автор, адвокат и журналист Сергей Ярон, тоже критически отзывается о М.П. Дегтерёве:
«Человек он очень богатый, его называли “миллионщиком”. Но независимо от своей специальности, он занимается отдачей денег в рост под верное обеспечение, преимущественно под закладные домов и имений. Даже рассказывали, что, содействуя и помогая деньгами киевскому купеческому собранию при постройке собственного здания, М.П. Дегтерев брал проценты и довольно значительные. Словом, его знали и изображали заправским ростовщиком... Дегтерёв состоял председателем совета старшин купеческого собрания и настольно забрал в свои руки все дела этого собрания, что стал полным его хозяином. Он являлся в клуб ежедневно и смотрел на него исключительно как на собственное коммерческое предприятие, имел в виду главным образом свои интересы. Доходило до того, что ежедневная выручка от биллиардов получалась лично Дегтеревым в погашение долга... Все эти обстоятельства привели к тому, что купеческое собрание, при управлении Дегтерева, не пользовалось симпатиями и просто называлось “лавочка Дегтерёва”...
Дегтерёв был невероятно скуп, прижимист… Владея тремя крупными домами на главной улице Киева — Крещатике — и обладая миллионным состоянием, Михаил Парфентьевич личные свои потребности довел до minimum’а, а скупость его доходила до того, что из-за пяти копеек он способен был торговаться до бесконечности».

Позже выяснилось, что почти легендарная скупость и прижимистость Дегтерёва соседствовала с его щедрой благотворительностью.

В 1870 году Дегтерёв был избран попечителем Сиротского дома и старостой Александро-Невской церкви при Сулимовских благотворительных заведениях.

В 1883 году Дегтерёв купил на улице Покровской усадьбу с двухэтажным домом и устроил богадельню для сорока немощных христиан. Он внес в банк в качестве неприкосновенного капитала 100 тысяч рублей, на проценты с этих денег и содержалась богадельня.

За первым крупным благотворительным делом последовали другие. Дегтерёв построил на углу улиц Покровской, Андреевской и Боричев Ток четырехэтажное здание и учредил в нем «Вдовий дом». Здесь в отдельных комнатах бесплатно жили малоимущие вдовы с детьми – в банк было внесено 100 тысяч рублей на их содержание.

«Скупой» Дегтерёв пожертвовал 40 тысяч рублей на больницу для чернорабочих и 30 тысяч на стипендии студентам Политехнического института и Коммерческого училища.

18 марта 1893 года городская Дума с благодарностью приняла предложение Михаила Дегтерёва о строительстве за его счет церкви на территории Александровской больницы. А неделей раньше Дегтерев писал городскому голове Степану Сольскому:
«Александровская больница ежегодно увеличивает прием больных и, кроме того, при больнице находится богадельня для призрения бедных граждан, и много служащих, которые, как и больные, не имеют возможности посетить храм Божий, а многие больные, за отсутствием при больнице постоянного священнослужителя, не могут исполнить христианский долг и умирают без напутствия к загробной жизни.
Побуждаемый чувством христианского долга, я предлагаю выстроить при Александровской больнице домовую церковь во имя святителя Михаила, первого митрополита киевского, для постройки которой прошу Думу избрать место в усадьбе больницы. Постройку церкви и церковной утвари я произведу за свои средства».
На это благодеяние Дегтерев потратил 50 тысяч рублей.

Через два года состоялось освящение Свято-Михайловской церкви, а Михаила Парфентьевича в октябре 1895 года митрополит Киевский и Галицкий утвердил в должности церковного старосты.

Но особо выделило Дегтерёва из круга богатых киевлян-благотворителей его духовное завещание, составленное 17 апреля 1896 года.

Когда после смерти Михаила Парфентьевича Дегтерёва (он скончался 21 декабря 1898 года) обнародовали его завещание, выяснилось, что он, один из самых богатых граждан Киева, передавал все свое состояние в пользу бедных и больных.
Главный пункт завещания прояснил многое в поступках и образе жизни купца: он копил деньги для того, чтобы потом помочь неимущим.

Михаил Парфентьевич записал: «Желаю и прошу, чтобы после моей смерти были устроены богадельня и детский приют для детей старшего возраста от 6 до 13 лет. Богадельня имеет назначением призрение 500 престарелых и увечных лиц обоего пола, православного вероисповедания, не имеющих ни собственных средств, ни родственников, могущих оказывать им помощь. Приют желаю устроить на 60 детей обоего пола, без различия звания, круглых сирот, полусирот и таких, родители коих не имеют средств для воспитания и обучения, при этом назначаю его как для призрения постоянного и полного содержания принятых детей, так и для дневного призрения детей, оставшихся во время дневных работ родителей без попечения. Сверх указанного желаю, чтобы был устроен приют для 100 детей возраста до 6 лет, как бесприютных младенцев, так и вообще бедных».

В завещании были также оговорены суммы, которые следовало потратить на стипендии для бедных учащихся подольских гимназий, на строительство дополнительного корпуса больницы для чернорабочих, на расширение Покровской богадельни...
Были подарены городу два больших дома на Крещатике, а после смерти Елизаветы Ивановны [вдовы Дегтерёва] к этим двум домам добавился еще один...
Были осуществлены пожертвования в несколько тысяч рублей каждому из десяти монастырей и каждой из тридцати церквей, а также переданы храмам ценные иконы...

Газета «Киевлянин» с восторгом писала: «Капиталы господина Дегтерёва превзошли все ожидания, и его душеприказчики значительно расширили заветы великого почетного киевлянина. Ведь на эти огромные средства можно уже призреть не 660 душ (500 богадельцев и 160 детей), а почти втрое больше. Как же славен наш славный город именем славного нашего и почетного горожанина Михаила Парфентьевича Дегтерёва! Да упокоит Господь его светлую душу».

Михаил Парфентьевич Дегтерёв был похоронен в сооруженной им церкви Александровской больницы (на фото справа восстановленная Михайловская церковь при Александровской больнице в наши дни).
Душеприказчики — вдова Дегтерёва, профессор Н.К.Ренненкампф, купцы Я.Н.Бернер, Н.Я.Оглоблин, А.Н.Балабуха и другие назначенные Дегтеревым лица — приступили к исполнению воли покойного. Прежде всего в высшей степени справедливо решили судьбу обширного торгового дела с годовым оборотом в несколько миллионов. Его отдали не племянникам, а в собственность трем ближайшим служащим Дегтерева, проработавшим у него около 30 лет.

Дегтерёву принадлежали лучшие гостиницы и доходные дома, которые ежегодно давали значительную прибыль. Он завещал все эти строения городу, но с обязательной оговоркой: будущие доходы от имущества не должны использовать на иные цели, кроме благотворительности и помощи бедным и больным.
В общей сложности Михаил Парфентьевич передал Киеву недвижимости на 2,5 миллиона рублей, а также почти 2 миллиона наличными и ценными бумагами.

Земельный участок площадью 5 га для Дегтеревских благотворительных заведений приобрели поблизости от Древлянской площади по Старо-Житомирской дороге.
Разработку проекта поручили архитектору В.Н.Николаеву. В итоге, чтобы избежать скопления множества престарелых и создать надлежащие санитарные условия, решено было возводить не одно огромное, а несколько зданий.

Строительство богадельни началось в 1900 году. 26 октября 1902 года она была торжественно освящена, а на следующий день приняла первых обитателей. К сожалению, Елизавете Ивановне, взявшей на себя все труды по исполнению завещания мужа, не довелось увидеть завершение строительства благотворительных заведений. Она умерла 4 июня 1902 года.

На фото: богадельня в 1910 году

Такой большой богадельни у Киева еще не было. За два года возвели 13 корпусов, где размещались отделения для женщин, для мужчин, для хронических больных, где были библиотека-читальня, столовая, кухня, прачечная, баня, мастерские, два ледника... Через год здесь открылся детский приют имени М.Дегтерёва — для него построили два трехэтажных корпуса. Замечу, что воспитанники приюта после детского сада посещали двухклассное училище, где получали начальное образование и навыки трудовой деятельности. Кому исполнялось 13 лет, вручалось «приданное»: две пары белья и одежды, обувь для лета и зимы, а также сумма денег на съем жилья и первоначальное обустройство в самостоятельной жизни.

С годами богадельня расширялась, был построен двухэтажный приют для ста детей дошкольного возраста, разбит фруктовый сад, парк с широкими аллеями и цветниками, устроены площадки для игр и гимнастических упражнений, установлены электрические фонари, проведено пароводяное отопление и канализация… Всего на строительство и функционирование богадельного комплекса был израсходован почти один миллион рублей.

А вот строки из большой статьи, напечатанной в 1903 году в «Киевской газете»:
«Его врожденная скупость и вместе с тем щедрые пожертвования — всегда были для киевлян большой и неразрешимой загадкой. Те самые киевляне, которые считали Дегтерёва ужасно жадным к деньгам, поняли после смерти Михаила Парфентьевича, что благородный Дегтерёв и его дражайшая супруга Елизавета Ивановна всю жизнь отказывали себе во всех житейских радостях, дабы собрать средства и осуществить поставленную перед собой великую задачу — облагодетельствовать бедное население Киева. Имя Дегтерёва никогда не забудется Киевом, для которого Михаил Парфентьевич так много сделал необходимого, доброго, благородного!»

В 1908 году Старо-Житомирскую улицу переименовали в Дегтерёвскую.

Прах М.Дегтерёва покоился в усыпальнице у левой стены Свято-Михайловской церкви, а у правой стены точно в такой же усыпальнице завещала себя похоронить Елизавета Ивановна, что и было сделано душеприказчиками и родными.
В путеводителе «Киев и его окрестности», изданном в 1912 году, Свято-Михайловская церковь и находящаяся в ней усыпальница М.Дегтерёва были включены в число главных достопримечательностей Киева, куда «обязательно надо зайти и помолиться».

В годы Первой мировой войны на территории Дегтяревских благотворительных заведений размещался военный госпиталь, позже – приют инвалидов и протезные мастерские. 15 апреля 1918 года в богадельне, пробыв здесь несколько дней, умер писатель Иван Нечуй-Левицкий.

С приходом большевиков имена тех, кто с трудом наживал состояния и затем бескорыстно отдавал их на благо людей неимущих, предавались анафеме. А богадельня имени М.Дегтерёва вообще перестала существовать.

1 мая 1923 года в комплексе благотворительных заведений открылся детский городок им. В.И.Ленина — «Ленинск», рассчитанный на 1500 беспризорных детей в возрасте от 4 до 16 лет, где воспитанники, как писали в те годы, «получали различные профессиональные знания и осваивались с трудовой советской жизнью». Считалось, что «Ленинск» является «всесторонней экспериментальной базой в создании детской трудовой интернациональной коммуны».

Но в 1931 году «Ленинск» был ликвидирован. Помещение передано 45-й дивизии, позднее — Киевскому высшему танковому инженерному училищу. Сейчас здесь командование Сухопутных войск Вооруженных сил Украины.

Кроме командования сухопутных войск бывшая богадельня Дегтерёва дала убежище военной части — Отдельному батальону охраны и обслуживания этого командования, а ещё Оркестру почётного караула отдельного Киевского полка Президента Украины.
Но самое прелестное заведение, на возникновение которого в своём благотворительном городке не рассчитывал бы покойный меценат, — роскошный Бизнес-центр Residence.
На сайте, правда, указано, что на оформление бизнес-центра архитекторов вдохновила 200-летняя история самого здания, возведенного по приказу императрицы Екатерины II. Конечно, приятнее работать в особняке «от Екатерины», чем в реквизированном не одним поколением экспроприаторов детском приюте...
Но весь этот квартал, вместе с этим адресом, как видно из плана, был той самой Дегтерёвской богадельней.

А ведь завещая свою недвижимость городу, Дегтерёв специально оговорил, что она никогда не должна использоваться для иных, нежели в его завещании, целей.

Печальная участь постигла и Свято-Михайловскую церковь. В 1931 году она, наряду с другими христианскими храмами, попала в список сооружений, «не имеющих исторического значения». На Пасху церковь была взорвана. Через два дня «Правда Украины» писала: «Очистился воздух Киева! Комсомольцы, преданные ленинским идеям и воодушевленные своим комсомольским энтузиазмом, снесли Михайловскую церковь, которая мешала улучшению работы Октябрьской больницы»...

Но наступило время признания незаслуженно забытых. Справедливость восстановлена хотя бы в малом — с 1906 [1908?] года улица, на которой располагалась богадельня М. Дегтерёва, называлась Дегтерёвской. В 1944 году она была переименована в улицу Пархоменко (большевик, участник подавления махновского движения). С 1993 года — снова стала Дегтерёвской.

Церковь, разрушенная в 1930-х годах, отстроена заново.
Останки подружжя Михайла і Єлизавети Дегтяревих і нині перебувають у храмі.

источники: 1, 2, 3, 4

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...