Saturday, May 12, 2018

Липки, архитектура (Шелковичная)/ Kyiv, Lypky, Shovkovychna – architecture

Улица Шелковичная в Печерском районе (историческая местность Липки), словно придирчивый коллекционер, собрала на своей территории самые интересные особняки и доходные дома Киева. Ранее они принадлежали именитым купцам, представителям царской семьи, важным предпринимателям и банкирам.

Первое упоминание улицы с «ягодным» названием датируется 1834 годом (тогда здесь располагался шелковичный сад). До этого улицу именовали Аптекарской, так как на ней находилась одна из первых аптек Киева.
Аптека управления общественной опеки располагалась в усадьбе на углу современных улиц Грушевского и Шелковичной. Полноценно функционировать аптека начала 1799 года, её первым провизором стал Илья Чекалов, который впоследствии получил аптеку в выкупное содержание на восемь лет. В 1811 году аптеку выкупил Григорий Бунге из киевской династии аптекарей Бунге. После его смерти заведование аптеки перешло к зятю Г. Бунге — Ивана Богдановича Тецнера. После подольского пожара 1811 года аптека на Печерске некоторое время была единственной в Киеве.

На месте усадьбы в 1899 году возвели «палаццо» (Грушевского, 18/ Шелковичная, 2) для купца первой гильдии, сахарозаводчика Гальперина (архитектор Владимир Николаев).
После национализации в этом особняке располагался НКВД, сегодня здесь работают комитеты Верховной Рады.

В середине XIX века район Липки подвергли перепланировке. Знаменитый сад пришлось уничтожить. Да и название, напоминавшее о растущих здесь когда-то ягодах, просуществовало недолго.
В 1860 году улицу переименовали в Левашовскую (в честь генерал-губернатора Василия Левашова). Это название продержалось до 1919-го.
С 1919 по 1993 годы бывшая Шелковичная называлась улицей Карла Либкнехта, в честь одного из основателей коммунистической партии в Германии.
Во время немецкой оккупации улицу переименовали в Хорст-Вессельштрассе (Хорст Вессель – автор слов гимна нациcтской партии).
Дореволюционное название улице вернули лишь в 1993 году.

*
«Арабский Домик», особняк Н. В. Ковалевского (1913), ул. Шелковичная, 15

Построен в 1911-1913 годах по заказу чиновника по особым поручениям при киевском генерал-губернаторе, надворного советника Николая Викторовича Ковалевского, который купил за 70 тысяч рублей участок земли у семьи известного сахарозаводчика Лазаря Израилевича Бродского.
Здание было спроектировано известным архитектором Алешиным в романском стиле.

Архитектор Павел Федорович Алешин (1881-1961, на фото справа), с большой любовью относился к каждому своему детищу, стремясь собственноручно проработать все детали, от общей объемно-пространственной композиции до чертежа дверной ручки или номерного знака.

Каждая деталь несла необходимую эстетическую нагрузку, единство их решения обусловливало гармоничность всего сооружения — этот принцип был одним из важнейших в творческой биографии мастера.

При проектировании особняка Ковалевского перед архитектором стояла непростая планировочная задача: на небольшом участке размером 46х35 метров разместить по сути усадьбу со всеми подсобными сооружениями.

Расположение площадки на углу улиц логически продиктовало Г-образный план здания и, за счет этого, предельно компактное решение всех элементов усадьбы.

Кроме двухэтажного хозяйственного корпуса, в котором размещались конюшня, коровник, каретная и гараж, на участке был создан тщательно спланированный садик с фонтаном и декоративной башней. Использовалось даже подземное пространство — под замощением двора находились погреб с ледником и сарай для дров и угля.

Следуя вкусам своего времени, архитектор придает особняку облик средневекового замка, с преобладанием элементов романского стиля в декоре фасадов. (Заметно также влияние церковной архитектуры Закавказья, где Алешин побывал незадолго до начала проектирования.)

Поначалу может возникнуть впечатление некоторой перенасыщенности изобразительными приемами, но все это разнообразие подчинено генеральной авторской идее. При различном решении обоих уличных фасадов, здание обретает цельность с помощью повторяющихся декоративных элементов и междуэтажного пояска.
(Вид со стороны ул. П. Орлика)

Граненый объем, трактованный как угловая башня и размещенный у стыка улиц, не только служит для объединения фасадов, но и скрадывает невыгодный для застройки угол в 78 градусов, под которым улицы примыкают друг к другу. (К слову сказать, в интерьерах для этой же цели использовались стены клиновидной формы, что было обнаружено во время реставрационных обмеров).
Стремление сделать особняк более уютным, «человечным» подсказало Алешину оригинальный (и впоследствии, излюбленный) прием — со стороны улицы Шелковичной создается миниатюрный палисадник, украшенный изящной решеткой (на фото вверху - фрагмент палисадника). Она выполнена по рисункам П.Алёшина мастером художественной обработки металлов Недашковским.
Даже такая деталь дома как водосточная труба решена с учетом всей объемно-пространственной композиции — она «утоплена» в стену, чтобы тень от солнца визуально не разбивали фасад.
Особняк создавался в период, когда в творениях ведущих зодчих все более отчетливо прорисовывались элементы рационализма. И в данном случае здание лишь «наряжено в одежды» романского стиля. В планировке и в решении интерьеров все проникнуто стремлением к максимальной целесообразности и подчинено требованиям комфорта, мастерски использован каждый квадратный сантиметр.

На первом этаже размещаются парадные помещения: холлы, будуар, библиотека, бильярдная, а также, сделанная по заказу Ковалевского, оригинальная комната (фоно внизу слева), формой и внутренним убранством имитирующая купе железнодорожного вагона (со своей женой романтичный чиновник познакомился именно в поезде).


Говорят, что было даже изготовлено устройство, которое раскачивало «купе», имитируя движение поезда, хотя во время реставрационных работ таковое обнаружено не было.

Центральное место на первом этаже занимает зеркальный зал с инкрустированным полом, хорошо освещенный большими окнами. Это помещение отделано наиболее пышно.

Второй этаж был жилым. Туда ведет неширокая, но эффектно выполненная мраморная лестница, украшенная колонками с бронзовыми капителями. Комнаты домочадцев, спальни, детская, классная, малая столовая с лоджией отделаны более скромно по сравнению с помещениями первого этажа, но, тем не менее, решены с большим художественным вкусом.
А еще все служебные помещения выполнены и изолированы так, чтобы хозяева не видели прислугу.
Изысканная архитектура и необычные детали рождались в жарких дискуссиях архитектора и заказчика. Поговаривают, что Ковалевский очень строго следил за выполнением работ, часто в письменном виде давая Алёшину распоряжения по поводу отделки городской усадьбы.

30-летний архитектор не был лишен чувства юмора: в горельефе на фасаде со стороны ул. Шелковичной он изобразил кошачьи морды, очень похожие на него самого. Возможно, таким образом Алёшин подшутил над требовательным заказчиком, не оценившим его творение по заслугам, да еще и постоянно донимавшим замечаниями и претензиями.
В необычном особняке чета Ковалевских прожила пять лет.
После Октябрьской революции семейство эмигрировало, оставив усадьбу советским властям.
В 1970-х годах дом реставрировали. Сейчас он принадлежит Администрации Президента.

*
«Шоколадный домик», особняк С. Могилёвцева (1899), улица Шелковичная, 17/2

Здание, построенное в 1899 году по проекту архитектора Владимира Николаева, никогда не имело отношения к кондитерской промышленности.
Его первый владелец, купец 1-й гильдии Семён Семёнович Могилёвцев (1842 - август 1917) был крупным лесопромышленником, меценатом, государственным деятелем.
Прозвище «домика» объясняется цветом и декором, действительно напоминающим шоколадные плитки.

Ни жены, ни детей у Могилёвцева не было, сам он в этом доме никогда не жил. В народе поговаривали, будто особняк строился для тайных встреч со знатной, но замужней дамой. Не исключена и другая версия: Семён Семёнович многие годы служил директором-казначеем городского кредитного общества и председателем киевского биржевого комитета, то вполне возможно, что особняк строился для торжественных приёмов, обсуждения и решения государственных дел.

Сегодня в особняке Могилёвцева — филиал Музея русского искусства.

Дом отличается архитектурной изысканностью. Фасад напоминает флорентийские палаццо.
Лепные кадуцеи (жезлы бога торговли Меркурия) отражали род занятий хозяина особняка, купца Семёна Могилёвцева.
Он много денег тратил на благотворительность. Так, им были пожертвованы 3000 рублей на строительство больницы на Печерске, но главное, чем Киев обязан щедрому меценату – это Дом Учителя. Он практически полностью построен на деньги купца (архитектор Павел Алёшин) – лесопромышленник потратил на возведение здания полумиллиона рублей! Еще он отдал в исторический музей все археологические находки, найденные на месте строек, производимых не его землях, а таких находок было немало.

Над окнами второго яруса — каменные собачьи «портреты».
Говорят, таким образом владелец здания (среди прочего, и завзятый охотник) увековечил память о своей любимой собаке.

Внутри – модерн.
Архитекторы не смогли определиться, в каком конкретно стиле построен особняк, и отнесли его к эклектике.
Каждая комната оформлена богато, в неповторимом стиле — тут есть японский кабинет, мавританский зал, готическая столовая.
А мраморная ампирная лестница у входа в особняк запечатлена на многих свадебных фотографиях киевлян: с 1960 по 1982 годы здесь располагался Дворец бракосочетаний.

После Октябрьской революции романтика этого красивого здания развеялась советскими реалиями.

Всё имущество было разграблено, утеряна бесценная библиотека, некоторые залы были перепланированы в угоду новым жильцам.
После революции в доме некоторое время жил Христиан Раковский, болгарин по национальности, революционер и нарком иностранных дел в Украине.
В 1920-е годы дом разделили на несколько квартир и отдали под жилье сотрудникам Украинской Академии Наук. Одним из них был Николай Емельянович Макаренко (1877 — 1938) — советский и украинский историк, искусствовед, археолог). Отказался поставить свою подпись под решением об уничтожении Михайловского Златоверхого собора, а вот Софиевский ему удалось отстоять. Расстрелян в 1938 году.
В 1934 году особняк был передан НКВД.
В 1982 году, после строительства нового здания Дворца бракосочетания, особняк в почти аварийном состоянии был передан на баланс Управления культуры и искусств киевского исполкома. В тот период Управлением были выделены средства для разработки проекта реставрации здания и проведения ремонтных и реставрационных работ.
С 2010 года в знаменитом особняке начали проводить экскурсии.

*
Доходный дом Икскюль-Гильденбанда, 1901 («готический дворец»), ул. Шелковичная, 19

Когда-то этот участок принадлежал генералу Петру Христофоровичу Константиновичу, участнику войны 1812 года. К слову, дочь генерала – мать всемирно известного ученого Владимира Ивановича Вернадского. Со временем усадьбу продали семье выходцев из Лифляндии Икскюль-Гильденбандтам.

Коренной киевлянин, барон и офицер Печерской крепости Владимир Августович Икскюль-Гильденбандт хотел обзавестись собственным доходным домом – они как раз становились все более популярными в то время, однако в его планы не входило «нарушать архитектурно-исторический облик» окружающего квартала, застроенного уютными особняками. Он решил построить «доходный дом усадебного типа»: относительно небольшой, шикарный, с дорогими квартирами.
Готическое здание нежно-розового цвета, обильно украшенное различными декоративными элементами, также иногда называют «домом барона», в честь бывшего именитого владельца. Трехэтажный дом в стиле неоготики строил архитектор (или, как тогда говорили, «гражданский инженер») Николай Александрович Вишневский.

Глава семейства Владимир Икскюль-Гильденбанд Августович распорядился разместить на фасаде над сводной аркой парадного входа герб почетного эстляндского рода, из которого он происходил.
В роскошном доходном доме размещалось шесть 5-7-комнатных квартир. Аренда люксовых апартаментов обходилась в 100-130 рублей в месяц. В распоряжении гостей находились конюшни, каретные сараи, прачечные, индивидуальные погреба для каждой квартиры, которые отапливались терракотовыми каминами.

После Октябрьской революции «готическое здание», как и многие другие особняки Киева, национализировали, переделав его в коммуналку, а чуть позже – в многоквартирный дом.
В 1943 году «замок» горел, а на его восстановление понадобилось два следующих года и силы военнопленных.

В 2000-х за счет частного финансирования был праведен капитальный ремонт дома Икскюль-Гильденбанда по сохранившимся авторским чертежам.
А сейчас давайте вспомним Кровосисю всея Украины [имеется в виду Н. Азаров]. Роскошный «диснейлендовский» замок – его собственность. После известных событий обнесен забором и молчалив.
Особняк использован при съемках многосерийного фильма «Адъютант его превосходительства» (1969).

*
Далее по ул. Шелковичной видим здание с необычной плиточной облицовкой (ул. Шелковичная, 23) – его еще называют Пряничный домик. В Киеве всего несколько таких домов, так что оно хоть и не уникально, но встречается достаточно редко.

Кловский лицей иностранных языков (ул. Шелковичная, 25). Довольно престижное учебное заведение, где учится очень много детей современной украинской элиты.
Находится несколько в глубине квартала, перекрываясь домами 23 и 27. Так что кроме торцевой части одного из крыльев здания, и крупной вывески у входа, вы ничего и не увидите, увы. Как учатся дети наших руководителей – это уже не для посторонних глаз.

Улица Шелковичная заканчивается крутым спуском, идущим мимо территории Центральной городской больницы (№ 39/1), построенной в 1875 году. Ранее она называлась Александровской, а в советское время — Октябрьской. В 1895-м тут открылся первый в Киеве родильный дом — до этого киевлянки рожали дома, зачастую без помощи врачей.
На территории больницы – церковь Св. Михаила (см. статью).

Сразу за больницей (вверх по Шелковичной) находится уютный парк академика Богомольца, заложенный в 1930-х годах.
...За институтом им. Богомольца (на улице его имени) схоронился малоизвестный в городе дендропарк, имени Богомальца же. Президент Академии наук Александр Александрович Богомолец (1881-1946) лично высаживал в парке березово-персиковую аллею, а также другую экзотику вроде пробкового дерева или дерева гинкго. Рядом с дендропарком — дом, где академик жил.
Тут же его могила. Хоронили академика, человека гражданского, с военными почестями, потому что во время Второй мировой войны «Сыворотка Богомольца» спасла тысячи жизней. По сей день пользуются уникальной методикой консервирования донорской крови его авторства. Универсальность первой группы крови для переливания тоже открыл он. Последние годы академик активно работал над темой продления жизни, чем живейше интересовался товарищ Сталин. Но, увы, ученый скоропостижно скончался от острого плеврита в возрасте 65 лет. Он был болен туберкулезом с детства, который подхватил у собственной матери-народоволки, которая родила его в Лукьяновской тюрьме и после была сослана на 10 лет в Сибирь...

Сейчас в мемориальном парке, где похоронен Александр Богомолец, хотят построить высотное здание. Активисты Общества в защиту парка не раз вступали в схватку с людьми, которые пытаются продолжить строительство. В охранной зоне вырубили около 300 деревьев, посаженных академиком и его учениками. Погибли насаждения, подаренные ему известными учеными в дни рождения. Например, онколог Ростислав Кавецкий, именем которого сегодня назван Институт экспериментальной патологии, онкологии и радиобиологии, подарил на 65-летие своему учителю куст белой махровой сирени. Александр Александрович Богомолец очень любил этот парк и просил здесь его похоронить. Разрешение на захоронение подписал Никита Хрущев, который в 1946 году был председателем Совета министров УССР.

Источники: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...