Thursday, May 31, 2018

французские приметы и новости/ French - superstition & tv

Оказывается, у французов бытует странная примета: если вступить в собачьи какашки (которых на французских улицах вдоволь) левой ногой – будет тебе удача, если правой – посыплются несчастья. Занятно.

В этой связи вспомнила заваленные собачьим калом улицы Тбилиси – возможно, там действует примета, похожая на французскую, только удача ждет в любом случае, какой ногой на дерьме ни поскользнись...

* * *
Кстати о французах: новостной канал France24 (который теперь регулярно смотрю наряду с англоязычной DW) порадовал интервью о деле Харви Вайнштейна.


Monday, May 21, 2018

Липки, архитектура (Орлика, Липская, Лютеранская)/ Kyiv, Lypky, architectural places of interest

Свое название Печерск получил от Киево-Печерской Лавры. Начало «городу-Печерску» положил Петр І, основав здесь старую печерскую крепость и резиденцию киевского губернатора. Продолжила дело императрица Елизавета, сооружением Царского дворца. Шелковично-липовые рощи Лавры в XVIII-XIX веках окончательно были вытеснены особняками киевской знати.

Историческая местность Липки расположена между улицами Михаила Грушевского, Банковой, Лютеранской, Академика Богомольца, Виноградным и Крепостным переулками. Входит в состав Печерского района. Название происходит от липовой рощи, посаженной в середине XVIII века вокруг Кловского дворца и вдоль нынешней улицу Липской. В 1830-е годы, когда шла интенсивная застройка этого района, рощу вырубили. С середины XIX до начала XX вв. Липки были местом проживания киевской аристократии.

Как по улицам Киева-Вия
Ищет мужа не знаю чья жинка,
И на щеки ее восковые
Ни одна не скатилась слезинка.

Не гадают цыганочки кралям,
Не играют в Купеческом скрипки,
На Крещатике лошади пали,
Пахнут смертью господские Липки.

Уходили с последним трамваем
Прямо за город красноармейцы,
И шинель прокричала сырая:
— Мы вернемся еще — разумейте...
- Осип Мандельштам, апрель 1937

После революции в Липках продолжала жить элита, но уже новая, коммунистическая. Здесь располагались здания ЧК, поэтому улица Пилипа Орлика в те времена носила название улицы Чекистов.

Часть построек в Липках значительно пострадала во время Отечественной войны, особенно улица Лютеранская.

Дом с кариатидами (ул. Пилипа Орлика, 3), по стороне «Арабского домика», сейчас там располагается Киевский региональный центр Академии правовых наук. Начало двадцатого века (1911 год).

Ул. П. Орлика, 4, доходный дом (1908). Практически примыкая к «Шоколадному домику», расположен Высший специализированный суд – здание начала 1900-х.

Напротив памятника Пилипу Орлику (в начале ул. Липской) — Кловский дворец (ул. П. Орлика, 8)
Дворец расположен в бывшей древней местности Клов (отсюда и название), принадлежавшей Киево-Печерскому монастырю. Построен в 1752–1756 годах по проекту архитекторов Шеделя и Неелова. Завершил строительство архитектор Ковнир, внёсший в композицию и оформление дворца элементы украинского барокко.

Вначале Кловский дворец был двухэтажным. В 1863 году был надстроен третий этаж. Интерьер дворца расписан в 1757 году украинскими художниками. Одновременно со строительством вокруг дворца был высажен декоративный парк. Построенное на средства митрополита, здание предназначалось для торжественного приема почетных гостей Киево-Печерской лавры.

В разное время во дворце работали различные учреждения: типография Киево-Печерской лавры, затем в течение многих лет здесь находился военный госпиталь, в 1811–1857 годах –1-я мужская (Александровская) гимназия (в которой преподавали знаменитые историки Николай Костомаров и Максим Берлинский, учились художник Николай Ге, экономист Николай Бунге, киевовед и этнограф Николай Закревский); до октября 1917 года – женское духовное училище. Во время гражданской войны дворец был разрушен. В 1930 году был восстановлен. В 1975–1981 годах здесь размещался музей Истории Великой Отечественной войны.
С 1982 года во дворце находился музей Истории Киева.
Но кто ж такую красоту народу отдаст? Под успокоительную мантру «а давайте мы сделаем реконструкцию» здание захапал Верховный Суд Украины, потратил кучу бабла на ремонт, попсувал фасад и перекроил внутреннюю планировку. Теперь там красивые ворота, будка с охраной, не дающей снимать и вообще, красота и демократия.

Товарищам чекистам надо было где-то отдыхать от трудов неправедных, детишек растить опять же. Мрачное, громоздкое серое здание по улице Богомольца — место семейных гнездышек НКВД-шников. Во дворе дома детский сад. Город в городе для палачей. Место по наследству перешло современным МВД и СБУ-структурам. Даже памятник для себя поставили, Жеглову и Шарапову...

Импозантный особняк по улице Липской (некогда ул. Екатерининская), 9.
Его фасад украшают полуобнаженные мраморные дамы, среди которых есть и светлокожие, и «мулатки» – последних местные острословы так прозвали потому, что владельцы дома не заботятся о внешнем виде фасада, отдельные элементы которого покрываются слоем грязи.
Двухэтажный дом был построен в конце XIX века для председателя частного коммерческого банка Анатолия Гудима-Левковича. Лет через десять дом перекупил сахарозаводчик-миллионер Лев Бродский.

Позже он приобрел и соседний участок; начал строить оранжерею, и нашел клад! Золотые изделия XII века в амфоре...

Липская, 10. Особняк статского советника Николая Александровича Леопардова (1875, архитектор О.Рубан, использованы элементы барокко и ренессанса). Здание некогда прибрали к рукам представители Партии регионов...
Особняк восстанавливался практически заново и немного отличается от исторического. Особняк Уваровых и этот дом изначально располагались на участке единой усадьбы.

Ул. Липская, 16. Особняк графини Н.Уваровой-Терещенко, (1911, арх. П.И.Голладский). В разное время усадьба принадлежала генералу Г. П. Веселицкому, графу М. С. Воронцову, сахарозаводчику Л. И. Бродскому.
Уваровы происходили из зажиточного дворянского рода, владели большими поместьями в Новоград-Волынском уезде, где находились их семейное «гнездо», винокуренный и спиртоочистительный заводы.
Особняк построен по проекту архитектора Павла Ивановича Голландского. 22-летняя хозяйка особняка, графиня Наталия Федоровна Уварова (из рода сахарозаводчика Терещенко), была женой Сергея Сергеевича Уварова, бердичевского уездного предводителя дворянства, директора Киевского отделения Российского музыкального общества.
В 1916 году в особняке Уваровых останавливалась великая княгиня Ксения Александровна.
На парковом фасаде крыла размещено скульптурное изображение богини охоты Артемиды с ланью. По греческой мифологии Артемида благословляет брак и выступает защитником матери при родах. Эта античная аллегория связана с деятельностью графини Уваровой, которая была акушеркой.
В начале 1917 года Уваровы продали усадьбу известному владельцу доходных домов, коммерческому советнику Николаю Парфентиевичу Попову. Но он пробыл владельцем усадьбы недолго.
В 1918 году особняк реквизировали немцы. В бывшем семейном гнезде Уваровых жил фельдмаршал Герман фон Эйхгорн, командующий группой армий «Киев».
В 1930-е годы в особняке размещался НКВД, а после войны, до 1987 года — КГБ.
За эти годы через особняк прошли тысячи арестованных Комитетом государственной безопасности. Как отмечают в своей книге «Особняки Киева» Ольга Друг и Дмитрий Малаков, «"враги народа” шестьдесят лет наблюдали позолоченные интерьеры, купидончиков и тучки в ожидании приговора».
В 1987 году особняк передали «Украинскому фонду культуры», который находится в нем и по сей день. - источник

Нарядное здание по ул. Липской, 18 (1904, арх. Г. Шлейфер и Э. Брадтман).
В 1904 году здесь было высшее начальное училище им. Н.Х. Бунге (министр финансов в конце XIX века), обучалось 100 учеников.
В 1925 году в здании разместился приют для безработных (!).
Потом зданием владели НКВ-шники, сделав из него свой «офис». Ныне там размещена судебная администрация (украсившая здание медными трубами и крышей...)



*
Улица Лютеранская свое название получила в связи с тем, что с XVIII века этот район был местом компактного проживания протестантов — религиозной общины, представители которой занимали видное положение в обществе. Здесь уместно упомянуть о семье героя войны 1812 года Витгенштейна, а также род Гралей, среди которых были врачи и пасторы. Попечением этого семейства на улице Лютеранской была построена кирха в романском стиле по проекту архитекторов И. Штрома и П. Шлейфера.
Лютеранская кирха святой Екатерины (ул. Лютеранская, 22).
В 1930-е годы в церкви размещался клуб атеистов.
В 1970-х годах — дирекция музея народной архитектуры и быта Украины.
В настоящее время здание возвращено церкви. Вход свободный.

В конце XIX – начале ХХ века на Липках появились многочисленные особняки, принадлежавшие местным сахарозаводчикам и прочим успешным предпринимателям. Некоторые из зданий сохранились до нынешнего времени и свидетельствуют не только о солидных доходах киевских богачей, но и о мастерстве и безупречном вкусе тогдашних зодчих.

«Дом плачущей вдовы» (1907-1908), ул. Лютеранская, 23
Особой популярностью пользуется строение в усадьбе на углу улиц Лютеранской, 23 и Банковой.
Его необычный облик, сложный силуэт, замысловатые архитектурные детали служат прекрасным образцом стиля модерн.
Самое заметное место в декоре здания принадлежит криволинейному центральному фронтону со стороны Лютеранской улицы. Его венчает крупный рельеф — маскарон в виде женского лица.
В непогоду по каменным щекам стекают дождевые капли и остаются характерные темные следы. Отсюда — название, которое дали особняку киевляне: «дом плачущей вдовы».

Само собой разумеется, история здания обросла легендами. Одну из них пересказывал Виталий Врублевский — в свое время помощник первого секретаря ЦК КПУ Владимира Щербицкого, работавшего в бывшем здании ЦК рядом с особняком. Миф приписывал возведение «дома плачущей вдовы» Владиславу Городецкому: «Его Городецкий, якобы, построил для своей сестры, у которой не сложилась личная жизнь». Есть и другие версии, столь же романтичные — и столь же фантастические.

На самом деле документы и воспоминания современников содержат достоверные сведения как о заказчике, так и о строителе этого особняка. Известно, что его владельцем являлся коммерсант, полтавский купец 2-й гильдии Сергей Аршавский, в начале 1905 года купивший усадьбу с небольшим одноэтажным деревянным домиком у подпоручика Льва Гербаневского.

Новое двухэтажное каменное здание начали возводить в 1907 (по другим данным - в 1905) году. Архитектором стал Эдуард Петрович Брадтман, построивший в Киеве немало домов, среди них и здание Театра Соловцова, ныне театр им. Ивана Франка, в котором до 1917 г. гастролировали все русские и зарубежные знаменитости. К лету 1908-го здание было уже вполне готово.

Борьба за престиж иногда помогает войти в историю. Заказчик, судя по всему, представлял собой «бизнесмена нового типа». Если при Гербаневском на территории усадьбы имелись служебные постройки в виде конюшен и сарая для экипажей, то при Аршавском здесь появились два автомобильных гаража и комната для шофера.
Каждый этаж представлял собой самостоятельную квартиру с десятью комнатами и всевозможными удобствами — кухней, буфетной, ледником (холодильным помещением), прачечной, винным погребом... Купец потратил на постройку модного особняка на Липках кучу денег. Монограмма Сергея Аршавского «СА» поныне уцелела на фасаде.
Правда, вскоре содержать особняк стало ему не по средствам. Роскошную недвижимость пришлось продать. Первый владелец прожил в своем особняке (с женой и четырьмя детьми) только пять лет. В августе 1913-го он продал участок и дом киевскому купцу 1-й гильдии Товию Апштейну, владельцу крупной фирмы, торговавшей металлическими изделиями «Апштейн и сыновья». Любопытно, что нового хозяина здания, видимо, не смущали чужие инициалы на стене: старших сыновей, компаньонов и наследников купца Апштейна звали Соломон и Самуил.
Товий Апштейн скончался в этом особняке в 1917 году. Два года его «плачущая вдова» оставалась здесь хозяйкой, а затем дом национализировали.
Для начала в особняке расположилась советская спортивная федерация...
Позже в нем находились Федерация иностранных групп при ЦК РКП(б), Особый отдел ХІІ армии, профсоюз Юго-Западной железной дороги, а с послевоенного времени и до наших дней — правительственные структуры.

Когда в громадном соседнем здании по нынешней улице Банковой, 11 обосновался Центральный комитет украинских большевиков, особняк перешел в собственность управления делами ЦК. Его использовали как резиденцию для партийной элиты и почетных гостей; в подвале дома была оборудована, по словам того же Врублевского, «прелестная сауна». В наши дни весь комплекс ЦК поступил в распоряжение президентской администрации.

В «химерах» Городецкого проводят переговоры с высокими заморскими гостями украинского президента, а в особняке «заплаканной вдовы» (самой скромной, по размерам, из официальных президентских резиденций) кое-кто из этих гостей ночует...

Профессор искусствоведения Сергей Гиляров, который в своей известной публикации 1936 года «Архітектура Києва передвоєнної доби» едва ли не первым указал на Брадтмана как на автора особняка, мимоходом отметил: «Ефектно виділений середній ризоліт увінчано рельєфною головою медузи». Имеется в виду, понятно, медуза Горгона из знаменитого мифа о Персее. Но согласиться с этим трудно — хотя бы потому, что на художественных изображениях Медузы всегда бросаются в глаза ее волосы-змеи.
У «плачущей вдовы» ничего подобного не видно. Между тем нетрудно убедиться, что маскарон на фасаде особняка — не просто портрет женщины. Здесь изображено крылатое существо, чьи распластанные крылья отчетливо видны позади.
Рельеф на фасаде особняка близок к образу вещей птицы Гамаюн, столь популярному в эпоху увлечения символизмом и модерном. Глубокий, проникающий взгляд. Печаль — неизменная спутница «многого знания».
И еще одна характерная деталь: лик женщины увенчан листьями каштана, которые расходятся из одной точки во лбу. Архитектор Елена Сидорова указывает на эту точку как на «место "третьего глаза", то есть чакры "аджна", наделяющей свойством предвидеть будущее». Отметим, что почерпнутое из индуизма понятие о межбровной чакре, связанной с ясновидением, было известно во времена строительства дома на Лютеранской из модного тогда эзотерического учения Елены Блаватской.
... Каково бы ни было толкование необычного маскарона, сейчас мы все равно не знаем, кому и в какой связи принадлежала идея увенчать дом таким изображением — домовладельцу, архитектору или неизвестному нам скульптору, участвовавшему в оформлении особняка. Но женский лик оказался в полной гармонии с архитектурным замыслом, автором которого был талантливый киевский зодчий Эдуард Брадтман. - источник

«Дом-торт», ул. Лютеранская, 6. Невероятное смешение стилей и избыток декора.
Со стороны дом и впрямь выглядит многоярусным сливочным тортом.
На самом деле это дом Рахили Майкапар, обычный доходный дом, чрезмерно изукрашенный мастером модерна Мартином Клугом.

На Банковой, 17 наблюдаем чудо советской инженерной мысли: внешние, прозрачные шахты лифта.
Кстати, знаете почему в стране советов строили преимущественно 5- и 9-ти этажные дома?
В пятиэтажках можно было не строить лифт, а 9 этажей не требовали постройки дополнительного грузового лифта. Экономил великий могучий савецкий союз. Не оборонка же, подумаешь, жилье какое-то.

Источники (помимо указанных выше): 1, 2, 3, 4

См. также:

Здание Национального банка Украины (1902—1905 гг.) — архитекторы Александр Кобелев и Александр Вербицкий

Здания по ул. Шелковичной

Особняк Либермана (Банковая, 2) , см. статью

Национальный художественный музей Украины. Основан в Киеве в 1899 году как «Городской музей антиквариата и искусств».
Располагается в здании на улице Грушевского, специально построенном для этой цели архитектором В. Городецким по проекту московского архитектора Петра Бойцова (1849 – после 1918), скульптурное оформление Элио Саля.
Первоначально в помещениях первого этажа экспонировалась коллекция археологических находок Викентия Хвойки. Официальное открытие и освящение музея состоялось 23 декабря 1904 года, он получил наименование «Киевский художественно-промышленный и научный музей императора Николая Александровича». Также неофициально именовался «Музеем древностей и искусств».
В 1936 году музей был переименован в «Киевский государственный музей украинского искусства», в 1964 году – в «Государственный музей декоративного искусства УССР». - источник

Tuesday, May 15, 2018

О возвращении в современную Россию думаю с ужасом/ Marina Tsvetayeva, interview, 1925

Парижский корреспондент газеты «Сегодня» (Рига) в гостях у Марины Цветаевой, находящейся с 1922 года в эмиграции и почти два месяца живущей в столице Франции.

(От парижского корреспондента «Сегодня»)

Живет Цветаева очень далеко — почти за городом. Приехала ненадолго, может быть, до Рождества, и к Парижу приглядывается с особенным, одним только русским знакомым волнением.
Марина Цветаева совсем молода: шапка светлых вьющихся волос, гладкое зеленое платье. И глаза смотрят куда-то вдаль, — вдумчивым, глубоким взглядом.

— Какой большой город — Париж. Я пока не видела почти ничего, потому что езжу все время под землей, в метрополитене. Один раз случилось — пошла пешком, и все боялась, что меня автомобиль раздавит. На углу улицы полицейский взял меня за руку, перевел на другую сторону, как ребенка, и все приговаривал: «Не бойтесь, не бойтесь, пожалуйста...» А я — боюсь, не привыкла. Не люблю автомобилей!
Живу я здесь: улица тихая, спокойная, конец города. И есть на нашей улице удивительные старухи — в теплых, вязаных пелеринах. Хорошие, древние женщины...
* * *
— Вы спрашиваете меня о России... Когда-то, очень давно, — при советской власти — я писала там, — в ужасных условиях. Пишу и здесь, хотя и здесь нелегко живется. Знаете, я думаю, что ежели писатель пишет [не] от нечего делать, не от роскоши, а потому что писание есть дело его жизни — он всюду и при любых условиях сможет работать... И потом, пишется легче там, где легче живется; я не о материальных условиях жизни говорю, ведь и здесь трудно, — а о том, что здесь легче дышать.
О возвращении в современную Россию думаю с ужасом и при существующих условиях, конечно, не вернусь. Говорят, русскому писателю нельзя писать вне России.… Не думаю. Я по стихам и всей душой своей – глубоко русская. Поэтому мне не страшно быть вне России. Я Россию в себе ношу, в крови своей. И если надо – и десять лет здесь проживу, и все же русской останусь…
Бытовику — писателю, может быть, и нужно жить там и к жизни присматриваться, а мне — не надо. Ведь писала же я, — в 1920 году — самый страшный год был, — о Казанове в Москве. А здесь, за границей, написала о «Молодце». Иногда кажется, что издали — лучше всё видно.
Цветаева смотрит в широкое окно, выходящее на улицу. В парижском зимнем тумане тонут темные корпуса фабрик и тают высокие заводские трубы. Цветаева думает и курит, и в сумраке её зеленое платье сливается с фоном темного дивана.

Андрей Седых.
У Марины Цветаевой // «Сегодня», 25.12.1925

Saturday, May 12, 2018

Липки, архитектура (Шелковичная)/ Kyiv, Lypky, Shovkovychna – architecture

Улица Шелковичная в Печерском районе (историческая местность Липки), словно придирчивый коллекционер, собрала на своей территории самые интересные особняки и доходные дома Киева. Ранее они принадлежали именитым купцам, представителям царской семьи, важным предпринимателям и банкирам.

Первое упоминание улицы с «ягодным» названием датируется 1834 годом (тогда здесь располагался шелковичный сад). До этого улицу именовали Аптекарской, так как на ней находилась одна из первых аптек Киева.
Аптека управления общественной опеки располагалась в усадьбе на углу современных улиц Грушевского и Шелковичной. Полноценно функционировать аптека начала 1799 года, её первым провизором стал Илья Чекалов, который впоследствии получил аптеку в выкупное содержание на восемь лет. В 1811 году аптеку выкупил Григорий Бунге из киевской династии аптекарей Бунге. После его смерти заведование аптеки перешло к зятю Г. Бунге — Ивана Богдановича Тецнера. После подольского пожара 1811 года аптека на Печерске некоторое время была единственной в Киеве.

На месте усадьбы в 1899 году возвели «палаццо» (Грушевского, 18/ Шелковичная, 2) для купца первой гильдии, сахарозаводчика Гальперина (архитектор Владимир Николаев).
После национализации в этом особняке располагался НКВД, сегодня здесь работают комитеты Верховной Рады.

В середине XIX века район Липки подвергли перепланировке. Знаменитый сад пришлось уничтожить. Да и название, напоминавшее о растущих здесь когда-то ягодах, просуществовало недолго.
В 1860 году улицу переименовали в Левашовскую (в честь генерал-губернатора Василия Левашова). Это название продержалось до 1919-го.
С 1919 по 1993 годы бывшая Шелковичная называлась улицей Карла Либкнехта, в честь одного из основателей коммунистической партии в Германии.
Во время немецкой оккупации улицу переименовали в Хорст-Вессельштрассе (Хорст Вессель – автор слов гимна нациcтской партии).
Дореволюционное название улице вернули лишь в 1993 году.

*
«Арабский Домик», особняк Н. В. Ковалевского (1913), ул. Шелковичная, 15

Построен в 1911-1913 годах по заказу чиновника по особым поручениям при киевском генерал-губернаторе, надворного советника Николая Викторовича Ковалевского, который купил за 70 тысяч рублей участок земли у семьи известного сахарозаводчика Лазаря Израилевича Бродского.
Здание было спроектировано известным архитектором Алешиным в романском стиле.

Архитектор Павел Федорович Алешин (1881-1961, на фото справа), с большой любовью относился к каждому своему детищу, стремясь собственноручно проработать все детали, от общей объемно-пространственной композиции до чертежа дверной ручки или номерного знака.

Каждая деталь несла необходимую эстетическую нагрузку, единство их решения обусловливало гармоничность всего сооружения — этот принцип был одним из важнейших в творческой биографии мастера.

При проектировании особняка Ковалевского перед архитектором стояла непростая планировочная задача: на небольшом участке размером 46х35 метров разместить по сути усадьбу со всеми подсобными сооружениями.

Расположение площадки на углу улиц логически продиктовало Г-образный план здания и, за счет этого, предельно компактное решение всех элементов усадьбы.

Кроме двухэтажного хозяйственного корпуса, в котором размещались конюшня, коровник, каретная и гараж, на участке был создан тщательно спланированный садик с фонтаном и декоративной башней. Использовалось даже подземное пространство — под замощением двора находились погреб с ледником и сарай для дров и угля.

Следуя вкусам своего времени, архитектор придает особняку облик средневекового замка, с преобладанием элементов романского стиля в декоре фасадов. (Заметно также влияние церковной архитектуры Закавказья, где Алешин побывал незадолго до начала проектирования.)

Поначалу может возникнуть впечатление некоторой перенасыщенности изобразительными приемами, но все это разнообразие подчинено генеральной авторской идее. При различном решении обоих уличных фасадов, здание обретает цельность с помощью повторяющихся декоративных элементов и междуэтажного пояска.
(Вид со стороны ул. П. Орлика)

Граненый объем, трактованный как угловая башня и размещенный у стыка улиц, не только служит для объединения фасадов, но и скрадывает невыгодный для застройки угол в 78 градусов, под которым улицы примыкают друг к другу. (К слову сказать, в интерьерах для этой же цели использовались стены клиновидной формы, что было обнаружено во время реставрационных обмеров).
Стремление сделать особняк более уютным, «человечным» подсказало Алешину оригинальный (и впоследствии, излюбленный) прием — со стороны улицы Шелковичной создается миниатюрный палисадник, украшенный изящной решеткой (на фото вверху - фрагмент палисадника). Она выполнена по рисункам П.Алёшина мастером художественной обработки металлов Недашковским.
Даже такая деталь дома как водосточная труба решена с учетом всей объемно-пространственной композиции — она «утоплена» в стену, чтобы тень от солнца визуально не разбивали фасад.
Особняк создавался в период, когда в творениях ведущих зодчих все более отчетливо прорисовывались элементы рационализма. И в данном случае здание лишь «наряжено в одежды» романского стиля. В планировке и в решении интерьеров все проникнуто стремлением к максимальной целесообразности и подчинено требованиям комфорта, мастерски использован каждый квадратный сантиметр.

На первом этаже размещаются парадные помещения: холлы, будуар, библиотека, бильярдная, а также, сделанная по заказу Ковалевского, оригинальная комната (фоно внизу слева), формой и внутренним убранством имитирующая купе железнодорожного вагона (со своей женой романтичный чиновник познакомился именно в поезде).


Говорят, что было даже изготовлено устройство, которое раскачивало «купе», имитируя движение поезда, хотя во время реставрационных работ таковое обнаружено не было.

Центральное место на первом этаже занимает зеркальный зал с инкрустированным полом, хорошо освещенный большими окнами. Это помещение отделано наиболее пышно.

Второй этаж был жилым. Туда ведет неширокая, но эффектно выполненная мраморная лестница, украшенная колонками с бронзовыми капителями. Комнаты домочадцев, спальни, детская, классная, малая столовая с лоджией отделаны более скромно по сравнению с помещениями первого этажа, но, тем не менее, решены с большим художественным вкусом.
А еще все служебные помещения выполнены и изолированы так, чтобы хозяева не видели прислугу.
Изысканная архитектура и необычные детали рождались в жарких дискуссиях архитектора и заказчика. Поговаривают, что Ковалевский очень строго следил за выполнением работ, часто в письменном виде давая Алёшину распоряжения по поводу отделки городской усадьбы.

30-летний архитектор не был лишен чувства юмора: в горельефе на фасаде со стороны ул. Шелковичной он изобразил кошачьи морды, очень похожие на него самого. Возможно, таким образом Алёшин подшутил над требовательным заказчиком, не оценившим его творение по заслугам, да еще и постоянно донимавшим замечаниями и претензиями.
В необычном особняке чета Ковалевских прожила пять лет.
После Октябрьской революции семейство эмигрировало, оставив усадьбу советским властям.
В 1970-х годах дом реставрировали. Сейчас он принадлежит Администрации Президента.

*
«Шоколадный домик», особняк С. Могилёвцева (1899), улица Шелковичная, 17/2

Здание, построенное в 1899 году по проекту архитектора Владимира Николаева, никогда не имело отношения к кондитерской промышленности.
Его первый владелец, купец 1-й гильдии Семён Семёнович Могилёвцев (1842 - август 1917) был крупным лесопромышленником, меценатом, государственным деятелем.
Прозвище «домика» объясняется цветом и декором, действительно напоминающим шоколадные плитки.

Ни жены, ни детей у Могилёвцева не было, сам он в этом доме никогда не жил. В народе поговаривали, будто особняк строился для тайных встреч со знатной, но замужней дамой. Не исключена и другая версия: Семён Семёнович многие годы служил директором-казначеем городского кредитного общества и председателем киевского биржевого комитета, то вполне возможно, что особняк строился для торжественных приёмов, обсуждения и решения государственных дел.

Сегодня в особняке Могилёвцева — филиал Музея русского искусства.

Дом отличается архитектурной изысканностью. Фасад напоминает флорентийские палаццо.
Лепные кадуцеи (жезлы бога торговли Меркурия) отражали род занятий хозяина особняка, купца Семёна Могилёвцева.
Он много денег тратил на благотворительность. Так, им были пожертвованы 3000 рублей на строительство больницы на Печерске, но главное, чем Киев обязан щедрому меценату – это Дом Учителя. Он практически полностью построен на деньги купца (архитектор Павел Алёшин) – лесопромышленник потратил на возведение здания полумиллиона рублей! Еще он отдал в исторический музей все археологические находки, найденные на месте строек, производимых не его землях, а таких находок было немало.

Над окнами второго яруса — каменные собачьи «портреты».
Говорят, таким образом владелец здания (среди прочего, и завзятый охотник) увековечил память о своей любимой собаке.

Внутри – модерн.
Архитекторы не смогли определиться, в каком конкретно стиле построен особняк, и отнесли его к эклектике.
Каждая комната оформлена богато, в неповторимом стиле — тут есть японский кабинет, мавританский зал, готическая столовая.
А мраморная ампирная лестница у входа в особняк запечатлена на многих свадебных фотографиях киевлян: с 1960 по 1982 годы здесь располагался Дворец бракосочетаний.

После Октябрьской революции романтика этого красивого здания развеялась советскими реалиями.

Всё имущество было разграблено, утеряна бесценная библиотека, некоторые залы были перепланированы в угоду новым жильцам.
После революции в доме некоторое время жил Христиан Раковский, болгарин по национальности, революционер и нарком иностранных дел в Украине.
В 1920-е годы дом разделили на несколько квартир и отдали под жилье сотрудникам Украинской Академии Наук. Одним из них был Николай Емельянович Макаренко (1877 — 1938) — советский и украинский историк, искусствовед, археолог). Отказался поставить свою подпись под решением об уничтожении Михайловского Златоверхого собора, а вот Софиевский ему удалось отстоять. Расстрелян в 1938 году.
В 1934 году особняк был передан НКВД.
В 1982 году, после строительства нового здания Дворца бракосочетания, особняк в почти аварийном состоянии был передан на баланс Управления культуры и искусств киевского исполкома. В тот период Управлением были выделены средства для разработки проекта реставрации здания и проведения ремонтных и реставрационных работ.
С 2010 года в знаменитом особняке начали проводить экскурсии.

*
Доходный дом Икскюль-Гильденбанда, 1901 («готический дворец»), ул. Шелковичная, 19

Когда-то этот участок принадлежал генералу Петру Христофоровичу Константиновичу, участнику войны 1812 года. К слову, дочь генерала – мать всемирно известного ученого Владимира Ивановича Вернадского. Со временем усадьбу продали семье выходцев из Лифляндии Икскюль-Гильденбандтам.

Коренной киевлянин, барон и офицер Печерской крепости Владимир Августович Икскюль-Гильденбандт хотел обзавестись собственным доходным домом – они как раз становились все более популярными в то время, однако в его планы не входило «нарушать архитектурно-исторический облик» окружающего квартала, застроенного уютными особняками. Он решил построить «доходный дом усадебного типа»: относительно небольшой, шикарный, с дорогими квартирами.
Готическое здание нежно-розового цвета, обильно украшенное различными декоративными элементами, также иногда называют «домом барона», в честь бывшего именитого владельца. Трехэтажный дом в стиле неоготики строил архитектор (или, как тогда говорили, «гражданский инженер») Николай Александрович Вишневский.

Глава семейства Владимир Икскюль-Гильденбанд Августович распорядился разместить на фасаде над сводной аркой парадного входа герб почетного эстляндского рода, из которого он происходил.
В роскошном доходном доме размещалось шесть 5-7-комнатных квартир. Аренда люксовых апартаментов обходилась в 100-130 рублей в месяц. В распоряжении гостей находились конюшни, каретные сараи, прачечные, индивидуальные погреба для каждой квартиры, которые отапливались терракотовыми каминами.

После Октябрьской революции «готическое здание», как и многие другие особняки Киева, национализировали, переделав его в коммуналку, а чуть позже – в многоквартирный дом.
В 1943 году «замок» горел, а на его восстановление понадобилось два следующих года и силы военнопленных.

В 2000-х за счет частного финансирования был праведен капитальный ремонт дома Икскюль-Гильденбанда по сохранившимся авторским чертежам.
А сейчас давайте вспомним Кровосисю всея Украины [имеется в виду Н. Азаров]. Роскошный «диснейлендовский» замок – его собственность. После известных событий обнесен забором и молчалив.
Особняк использован при съемках многосерийного фильма «Адъютант его превосходительства» (1969).

*
Одноэтажное здание светло-желтого цвета (ул. Шелковичная, 14) построено в «дворцовом» стиле в 1912 году (архитектор Роберт Мельцер) для «сахарного магната» Михаила Шестакова (он же был распорядителем по делам сахарных предприятий известного миллионера Фёдора Терещенко). Прожил он в нем четыре года, а потом продал дочери своего патрона — графине Натальи Уваровой (владелице знаменитого особняка по ул. Липской, 16; см. статью).
А уже через год началась революция и здание национализировали. Известно, что в 1938 году половину дома занимал глава ЦК КП(б)У Никита Хрущев, а в 1970-х в нем находился кабинет партийного деятеля Владимира Щербицкого. Зимой 1973 года в доме останавливался лидер Югославии Иосиф Броз Тито.
Теперь в «графском» здании пресс-центр Министерства иностранных дел и подразделения МВС.

*
Шестиэтажный доходный дом (ул. Шелковичная, 16-А) построен для генерала Алексея Маврина, который поселился с семьей здесь же, на третьем этаже.

На фасаде здания изображен герб генеральской семьи: олень, шею которого пронзила стрела, щит и шлем.
Жить здесь было удовольствием не из дешевых; стоимость аренды превышала 3 тыс. руб. в год. В каждой квартире было по 6-8 комнат с двумя ваннами, кабинет с отдельным входом, лифт, электричество и телефон.
В советское время была сделана перепланировка дома, и площадь квартир уменьшилась. Говорят, что сейчас в доме арендуют жилье «заграничные дипломаты».

*
Далее по ул. Шелковичной расположено здание с необычной плиточной облицовкой (ул. Шелковичная, 23) – его еще называют Пряничный домик. В Киеве всего несколько таких домов, так что оно хоть и не уникально, но встречается достаточно редко.

Кловский лицей иностранных языков (ул. Шелковичная, 25). Довольно престижное учебное заведение, где учится очень много детей современной украинской элиты.
Находится несколько в глубине квартала, перекрываясь домами 23 и 27. Так что кроме торцевой части одного из крыльев здания, и крупной вывески у входа, вы ничего и не увидите, увы. Как учатся дети наших руководителей – это уже не для посторонних глаз.

Улица Шелковичная заканчивается крутым спуском, идущим мимо территории Центральной городской больницы (№ 39/1), построенной в 1875 году. Ранее она называлась Александровской, а в советское время — Октябрьской. В 1895-м тут открылся первый в Киеве родильный дом — до этого киевлянки рожали дома, зачастую без помощи врачей.
На территории больницы – церковь Св. Михаила (см. статью).

Сразу за больницей (вверх по Шелковичной) находится уютный (но очень небольшой) парк академика Богомольца, заложенный в 1930-х годах.
...За институтом им. Богомольца (на улице его имени) схоронился малоизвестный в городе дендропарк, имени Богомальца же. Президент Академии наук Александр Александрович Богомолец (1881-1946) лично высаживал в парке березово-персиковую аллею, а также другую экзотику вроде пробкового дерева или дерева гинкго. Рядом с дендропарком — дом, где академик жил.
Тут же его могила. Хоронили академика, человека гражданского, с военными почестями, потому что во время Второй мировой войны «Сыворотка Богомольца» спасла тысячи жизней. По сей день пользуются уникальной методикой консервирования донорской крови его авторства. Универсальность первой группы крови для переливания тоже открыл он. Последние годы академик активно работал над темой продления жизни, чем живейше интересовался товарищ Сталин. Но, увы, ученый скоропостижно скончался от острого плеврита в возрасте 65 лет. Он был болен туберкулезом с детства, который подхватил у собственной матери-народоволки, которая родила его в Лукьяновской тюрьме и после была сослана на 10 лет в Сибирь...

Сейчас в мемориальном парке, где похоронен Александр Богомолец, хотят построить высотное здание. Активисты Общества в защиту парка не раз вступали в схватку с людьми, которые пытаются продолжить строительство. В охранной зоне вырубили около 300 деревьев, посаженных академиком и его учениками. Погибли насаждения, подаренные ему известными учеными в дни рождения. Например, онколог Ростислав Кавецкий, именем которого сегодня назван Институт экспериментальной патологии, онкологии и радиобиологии, подарил на 65-летие своему учителю куст белой махровой сирени. Александр Александрович Богомолец очень любил этот парк и просил здесь его похоронить. Разрешение на захоронение подписал Никита Хрущев, который в 1946 году был председателем Совета министров УССР.

Источники: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...