Sunday, August 28, 2016

Художник Михай Зичи в Грузии/ Mihály Zichy (1827-1906)

Первое печатное иллюстрированное издание поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» связано с именем знаменитого венгерского художника Михая Зичи (Mihály Zichy).
Он родился в Венгрии в 1827 году, там же окончил университет и венскую Академию художеств.
В 1847 году Михая Зичи пригласили в Россию, чтобы он давал уроки рисования при императорском дворе. В итоге Зичи довелось сыграть роль придворного художника при четырех последних русских императорах, заслужив звание «живописца Его Императорского Величества».

По легенде, записанной венгерским ученым и переводчиком Белом Викар, представители грузинского литературного общества обратились к императору России Александру III с просьбой: «Ваше величество, у Вас есть известный художник, а у нас – известная поэма; позвольте нам свести их друг с другом. Пусть ваш великий художник останется среди нас несколько месяцев и проиллюстрирует сочинение нашего великого поэта для роскошного национального издания». Царь спросил у Зичи: «Хочешь ли? Я не возражаю». Художник заявил, что он с величайшей радостью исполнит желание грузинского народа.

Михай Зичи прибыл в Тифлис в 1881 году. Прежде чем приступить к работе, художник путешествовал по Грузии, знакомился с природой, историческими памятниками, бытом и нравами грузинского народа, изучал ее культуру. Для подбора необходимых прототипов он устраивал в театрах Тбилиси и Кутаиси живые картины по отдельным эпизодам поэмы «Витязь в тигровой шкуре».
Михай Зичи заранее выбирал нужные отрывки из поэмы, находил подходящих для оживления эпизода людей, одевал их в соответствующие костюмы, выводил на сцену и «собирал» необходимую картину и делал зарисовки. А за сценой какой-нибудь актер читал из поэмы текст, соответствующий живой картине. «Во время чтения Руставели в заполненном зрителями зале восхищению не было предела, – вспоминал Михай Зичи. – "Витязь в тигровой шкуре" является для грузин своеобразной библией».

Вот что пишет художник о своих первых впечатлениях, полученных от постановки живых картин «Витязя в тигровой шкуре» в письме, отправленном из Тбилиси старшему брату Анталу Зичи:

«Княгиня Баратова, обладающая, несмотря на свой преклонный возраст, приметной красотой, попросила меня о постановке с благотворительной целью живых картин из древнейшего грузинского уникального произведения "Витязь в тигровой шкуре". В постановке живых картин главным образом участвовали князья и княгини, в общем, вся аристократия. С их непосредственной помощью я поставил в театре живые картины, можно сказать, без репетиции. Где-то в полдень мы начали репетицию. Действующие лица остались в театре, там же они и обедали, а в восемь часов вечера начали представление. В полночь все закончилось, но во мне дрожала каждая жилка…
В последней картине участвовало 105 человек, а в остальных на 30-40 человек больше! Театр был переполнен зрителями, их восторгу не было предела. Между отдельными картинами, я и сам не помню, сколько раз меня приглашали на сцену. На собственном опыте убедился, как приятно, когда зритель аплодисментами просит тебя еще раз выйти на сцену… После последней картины меня вызывали на сцену бессчетное количество раз. Звук аплодисментов не прекращался, взяли меня за руку, со сцены не отпускали, у меня закружилась голова. Оказывается, человек привыкает и к такому неловкому положению. Убегая от князей, пробрался к княгиням, но и здесь меня нашли и опять вывели к зрителям, которые восторженно рукоплескали и наполняли зал оглушительными возгласами. По очереди перецеловал руки всем стоящим рядом прекрасным княгиням; я бы расцеловал всех без исключения, если б не потратил времени на поклоны.
Толпа народа ждала меня и у входа в театр. Они бы, наверное, подхватили и понесли бы меня домой на руках, если б я не воспользовался известным методом воров и сам не начал кричать, как другие, "Браво, Зичи"… Княгиня Баратова, которая была инициатором постановки этих живых картин, подарила мне драгоценный стальной кинжал с надписью и с серебряной рукояткой – лезгинское изделие. Если кто-нибудь им [грузинам] окажет услугу, они всегда готовы отблагодарить за это чем могут. Притом, они это делают с невероятно нежным дружеским чувством. В общем, замечательный народ. В Кутаиси тоже ждут от меня постановку живых картин "Витязя в тигровой шкуре". Ведь и там замечательные люди, особенно красивы живущие там женщины…»

Михай Зичи пробыл в Грузии почти полтора года. Он увез с собой в Петербург много набросков для доработки. Чтобы глубже проникнуться духом поэмы, художник попросил перевести на французский язык те места из произведения, которые собирался проиллюстрировать. По предложению Ильи Чавчавадзе, переводческую работу выполнил за короткое время грузинский литератор Иона Меунаргия.

В 1885 году Михай Зичи прислал в Тифлис эскизы иллюстраций, снабдив их письмом: «Я посылаю вам не 12, а 34 эскиза для выбора. Отметьте, что надо отметить, пронумеруйте и срочно вышлите обратно, чтобы я смог быстро закончить эту работу… Буду очень рад, если сумею оправдать ваши надежды… Я, со своей стороны, издам не только 34 рисунка, но, может, добавлю и другие и отпечатаю для Западной Европы маленький фотографический альбом. Этим имя и слава грузинского поэта Руставели распространятся более широко. В заключение прошу отнестись к моим рисункам так, как грузины относятся к невинной девушке – нежно и бережно».

Когда эскизы были одобрены (для книги были отобраны 27 иллюстраций), Михай Зичи взял на себя инициативу их напечатания. Выезжая за границу, он забрал с собою рисунки, чтобы поручить изготовление по ним клише в венской художественной мастерской «Ангерер и Гешль». Под наблюдением Зичи печатались иллюстрации – цветные в Лейпциге, а остальные в Петербурге. В окончательном виде художник отправил иллюстрации в Тифлис в 1887 году.

Вторично посетив Тифлис, Михай Зичи преподнес издателям поэмы альбом оригиналов иллюстраций «Витязя в тигровой шкуре» с надписью: «В знак моей симпатии и сердечной преданности грузинскому народу. Зичи. С. Петербург 10 марта 1889».

[Художник отказался получать плату за выполнение иллюстраций – настолько впечатлила его поэма Шота Руставели. Свои картины он преподнес как дар грузинскому народу.]

Помимо иллюстраций к поэме, Михай Зичи, ознакомившись со сказаниями, памятниками древнегрузинских мастеров художественной чеканки серебра и золота XII века, выполнил три мифологические картины из жизни грузинской просветительницы Нино. Картины эти хранятся в Государственном музее искусств Грузии. Кисти художника принадлежат зарисовки храма Баграта, Гелатского монастыря, Хертвисской и Горийской крепости.

Находясь в Грузии, Михай Зичи рисовал также дружеские шаржи и карикатуры. Он изобразил, например, Иону Меунаргия, погруженного в перевод на французский язык поэмы Руставели. Одиннадцать его рисунков находятся в Зугдидском историко-этнографическом музее.

Нередко Михай Зичи содействовал организации в Петербурге традиционного грузинского бала, устраиваемого с благотворительной целью в пользу бедных студентов-грузин, обучавшихся там; ставил живые картины эпизодов из поэмы Руставели.
[За иллюстрирования эпоса «Витязь в тигровой шкуре», Грузия считает Зичи своим национальным художником].
В Тбилиси [в Александровском саду] установлен памятник Михаю Зичи, созданный его соотечественником Шандором Кишем.
[Из опыта: один из немногих памятников в Грузии, где подпись продублирована на английском языке - Е.К.]

источник

*
In 1881 he was in Tbilisi, Georgia, where he started working on illustrations for "The Knight in the Panther's Skin" at the request of the Georgian intelligencia. He painted 35 pictures in total. The publishing commission of the work of "The Knight in the Panther's Skin" chose 27 pictures to be included in the publication. The painter refused to take payment for the works, so impressed was he by the poem itself. Instead, he gifted the works to the Georgian people. - source

*
Помимо прочих достижений, венгерский художник славен своими карандашными и акварельными рисунками весьма пикантного характера.
«Воспоминания юности» - Альбом, содержащий 24 эротические акварели.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...