Wednesday, June 29, 2016

Бедлам/ Human Zoo

В XIII веке жил человек по имени Саймон Фиц-Мери. Вероятно, он отличался завидной энергией и административным талантом, потому что несмотря на довольно скромное происхождение ему удалось дважды стать шерифом Лондона. Кроме этого, Саймон, должно быть, очень сочувствовал страждущим, ибо в Бишопгейте (Лондон) он выделил участок земли, с тем чтобы там было построено пристанище для немощных и обездоленных (сейчас там находится Liverpool Street station). В результате в 1247 году в рамках монастыря Нового Ордена Пресвятой Марии Вифлеемской возник Bethlehem Hospital, Бетлемский госпиталь, который впоследствии стали называть Bethlem или просто Bedlam.

Заведение было небольшим, всего 12 «больничных палат», и предполагалось для бедных и хворых. Идея безусловно благородная. Но только здание почему-то возвели прямо над выгребной ямой (то есть канализацией того времени), которая обслуживала все постройки комплекса. Стоки периодически засорялись, и нечистоты просачивались наружу, наполняя пространство невообразимым злоуханием.

Очевидно, уже во второй половине XIV века монахи стали брать на попечение людей, страдающих психическими расстройствами. Хотя говорить с уверенностью о том, что там творилось в тот период, не представляется возможным из-за отсутствия сведений.
Историки полагают, что «безумные» содержались в суровых условиях: служители культа были убеждены, что путь к душевному здоровью лежит через истязание плоти, поэтому «лечение», скорее всего, сводилось к телесным наказаниям, строжайшему посту и беспрестанной молитве в одиночных камерах.
Первое официальное упоминание о наличии в заведении умалишенных относится в 1403 году, когда больницу посетила специальная комиссия. В отчете упоминается «шесть пациентов мужского пола mente capti». Кроме того, посетители обнаружили «четыре пары кандалов, одиннадцать цепей, две пары колодок» и прочие замечательные приспособления, которые, вероятно, использовались для усмирения буйных (и не только) постояльцев.

Где-то в 1370-х годах управление госпиталем перешло к короне. Расцвела коррупция. Госпиталь существовал на подаяния: добрые люди жертвовали еду, одежду и другие нужные вещи, а сотрудники заведения все это продавали (либо пациентам, если у тех имелись средства, либо налево) или потребляли сами. Иными словами, администрация уделяла больнице минимум времени, пытаясь извлечь максимум личной выгоды.
В 1598 году во время посещения очередной комиссии, было выявлено, что в госпитале царит абсолютная антисанитария (в смысле грязь), а больные находятся на грани голодной смерти. Примерно к этому времени слово «бедлам» стали широко использовать в значении хаос и бардак.

К 1600-м годам больница оказалась в плачевном состоянии, так что пришлось принимать решительные меры. В результате в 1676 году построили внушительное здание, по обе стороны от входа которого установили две статуи, олицетворяющие «Меланхолию» и «Буйное помешательство».

В XVII веке администрация госпиталя решила подзаработать, и двери заведения открылись для частных посетителей. Удовольствие стоило всего два пенса. Есть сообщения, что в праздничные дни туда устремлялись толпы праздного люда (часто благородного происхождения), жаждущего зрелищ. Такие «экскурсии» подавались, конечно, под благородным соусом, мол, визитеры имеют возможность на живых примерах увидеть, к чему приводит порочная жизнь. Считалось, что «безумие» есть следствие чрезмерной греховности человека. Вот что пишет современник: «Нигде более на земле не преподадут такого урока, как в этой школе страдания. Здесь мы можем узреть этих "мыслящих" существ, опустившихся ниже уровня насекомых. Сие способно побудить нас к тому, чтобы научиться умерять нашу гордость и держать наши страсти в узде, ибо вырвавшись на свободу, они могут изгнать рассудок из своего вместилища и уровнять нас с несчастными жителями сей обители горя».

В «обитель горя» приходили исключительно за развлечениями. «Не меньше ста человек принялись безудержно носиться по помещению, дразня несчастных пациентов и насмехаясь над ними. Так что оскорбления этой ликующей толпы вызвали у многих горемык приступы ярости», - сообщает свидетель одной из экскурсий (XVIII век).

Джон Хаслам, ставший директором больницы в 1795 году, был убежден, что излечить безумного можно только сломив его волю. Поэтому при нем несчастные пациенты подвергались всевозможным истязаниям. И неизвестно, сколько бы это могло продолжаться, если бы не квакер Эдвард Вейкфильд. Этот филантроп подозревал, какие вещи творятся в стенах заведения, и рвался во что бы то ни стало получить разрешение на официальный визит. Ему, конечно, всячески препятствовали. Но в 1814 году он все же добился своего и посетил больницу в сопровождении управляющего госпиталем и одного из членов парламента. Увиденное повергло посетителей в шок: темнота, смрад и полуголые, закованные в цепи пациенты.

...основными способами исцеления были кровопускание, а равно различного рода слабительные и рвотные средства. Бедлам оригинальностью не отличался, и пациентов там приводили в чувства аналогичными способами. Наряду с этим, как уже было сказано выше, практиковались методы истязания плоти и подавления воли. Иными словами, больных держали на голодном пайке, били, заковывали в кандалы, сажали в одиночные камеры и так далее. Но имелись и специализированные методы. Например, «ротационная терапия», разработанная Эразмом Дарвиным – дедушкой основоположника теории эволюции Чарльза.
Технология была следующая: больного сажали на стул, привязанный веревками к потолку, и раскручивали. Продолжительность и скорость вращения определял опытный доктор. Узники Бедлама были вынуждены вертеться по нескольку часов со скоростью под сто оборотов в минуту. После этого их мучительно рвало, что считалось крайне полезным для восстановления душевного здоровья. Кстати, стоит отметить, что в больницу клали не всякого, а лишь тех, кто был достаточно крепок, чтобы выдержать этот ужас.

отрывки; источник - Бедлам: Обитель горя

* * *
Crazy Facts From Bedlam, History’s Most Notorious Asylum

Mass Graves
Many patients did not survive their stay in Bedlam. In recent years, excavations for England’s new Crossrail system have uncovered mass graves in London, including those of asylum residents and plague victims. After patients died, their families often abandoned them, and the bodies were hastily disposed of without benefit of a Christian burial. Hundreds of skeletons from Bedlam were discovered on Liverpool Street, at a site which is slated to become a modern ticket hall.

Dissections
In the late 1790s, a man named Bryan Crowther was brought onto the staff of Bedlam as the chief surgeon. Crowther was tasked with attending to sick patients, but he was much more interested in them after they died. As mentioned, families were often uninterested in claiming their deceased relatives, allowing Crowther freedom to carve them up. He was particularly interested in dissecting their brains, searching for some physiological mechanism responsible for mental illness. Although his activities were highly illegal, even blasphemous, he was able to carry on with these experiments for some 20 years.

Political Prisoners
Reasons existed to lock people away at Bedlam besides the treatment of psychiatric issues. Certainly, there were few better ways of silencing an opponent than trapping him in a mental institution. Not only would the person be out of your hair, but the stigma of being a patient at an asylum would undoubtedly damage said enemy’s credibility if he were ever released.

Human Zoo
For many years, Bedlam was run like a zoo, where wealthy patrons could drop a shilling or two to roam the fetid hallways. These visits were so frequent that they made up a significant portion of the hospital’s operating budget.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...