Tuesday, May 17, 2016

Так красиво, что даже грустно/ Day 4: Tbilisi - Sighnaghi - Kvareli - Telavi – Tbilisi

Предыдущее - день 3

17-05 (вт) Кахетия
Our destination - Signagi (Georgian: Sighnaghi), a town in Georgia's easternmost region of Kakheti.

Встали пораньше, в 7:45 – ехать в запланированный «вино-тур». Но выехали только в 9:30.

Вскоре после выезда из города начались поистине jaw-dropping views

Так красиво, что даже грустно. Яркая зелень все оттенков, бесконечные виноградники, на горизонте – снежные вершины Кавказских гор...

В Сингаги заехали в монастырь св. Нины (Saint Nino - Equal to the Apostles and the Enlightener of Georgia, c. 296 – c. 338 or 340; was a woman who preached Christianity in Georgia)...

[Бодбе, женский монастырь имени Святой равноапостольной Нино (IV век), христианской просветительницы Грузии, мощи которой покоятся в Бодбийском монастыре].
Монашка-кассир – грубая и сердитая... Было неприятно.

Ярко-синее небо, ярко-зеленые склоны, величественные горы вдали... Поистине поверишь в то, что это создано Богом – такое великолепие. Нерукотворная красота неизменно ввергает душу в благоговейный трепет...

Мы запланировали «свободный» маршрут, с заездами в разные близлежащие винодельческие городки/деревни. Но по времени не рассчитали.
Я устала сидеть в машине. Брала с собой бананы – скормила мужу за рулем, слопала сама... Спустившись по крутому серпантину из Сингаги, поехали не в ту сторону – с указателями у грузин все-таки беда.
...Нас лихо обгоняет какая-то легковушка – на узкой улочке, впереди нас навстречу - тракторы.
Я: Ого! Муж: Он хочет нам сказать Take it IZI. 
(IZI - буквы в номерном знаке этого лихача). Я хохотала, как сумасшедшая.

Вернулись... это заняло время... хотелось есть... становилось жарко – солнечный день... Мужа дергали с работы, звонили – «решал вопросы» прямо за рулем...

Поехали в Кварели (Kvareli town), пропустив аппетитные Мукузани, а позже и Цинандали; стали искать поесть.
Нагуглили: гостиница + Spa, там должен быть ресторан. Поехали; но у Spa заперты ворота. Охранник (молодой) не говорит ни по-английски, ни по-русски – пошел звонить куда-то, приносит радиотелефон, из которого нас вопрошают: – Заезжай, номер надо? – Нет, пообедать. – Нэт, нэльзя...

Наконец нашли местную винодельню Winery Khareba, на её территории – ресторан «Саперави». Всё – винодельня, территория – сделано в стиле неотесанных нуворишей, вычурный жалкий posh... (Вспомнила эпизод из Sideways, когда Майлз и Джек посетили раскрученную туристическую винодельню Frass Canyon).

Сели на воздухе – внутри, помимо прочего, громкое пение...
Через столы от нас, на просторной веранде – компания из 15-20 мужчин. Будний день. Пьют много белого вина из внушительных широкопопых декантеров.
Обслуга чудовищная – какие-то чуть ли не школьники-мальчики, плохо говорят и по-русски и по-английски, необученные... Еда невкусная; эспрессо не оказалось.

Рядом сидела пара – толстая арабка и модник в кепке. Он ел – она смотрела. Он делал селфи – она смотрела... Мы потом снова их видели – летели с нами в Дубай...

После обеда прошлись немного (машину запарковали у ресторана – нам сказали: «Куда пешком – далеко!», хотя ресторан оказался рядом...).
Я совсем захандрила – от видов природы, воздуха, зелени, просторов... В магазине внизу, под холмом с рестораном, купили пару бутылок белого вина.
«Вот вино по грузинской технологии (в глиняных кувшинищах) – а это (пренебрежительно) по европейским»...
Все продавщицы, сфера услуг – неулыбчивые, хмурые, какие-то подозрительные, настороже...

Но не о сервисе речь – о природе.
Поехали, беспрерывно восторгаясь видами, в Телави (Telavi, the capital of the Eastern province of Kakheti, is home to several of the region’s world-famous wineries, art museums, castles and a theater highlighting folk singing and dancing).
Поля, овцы...
Горы, зеленое и синее.

Телави (с аэропортиком «Мимино» - потом прочитала: в апреле этого года там открыли тренировочную базу местного авиационного университета) – тихий населенный пункт типа Валок. Неуютно – транспорт, дороги в дырах, выхлопная вонь.

Прошлись чуть-чуть по центру (у Дворца Ираклию Второму – это потом уже прочитала).
Рядом памятник, мимо которого ехал Фрунзик у Данелии.
- Рубен Вартанович, а зачем нам аэропорт?
- Адрес хочу, он раньше здесь работал. Один грузин, мой знакомый друг...

Вдоль дворцовой стены в рамках под стеклом – выцветшие рисунки с неразборчивой подписью. Потом уже погуглила, это местная уроженка:
Elene Akhvlediani (1898 – 1975) was a 20th-century Georgian painter, graphic artist, and theater decorator famous for her depictions of Georgian towns and for designing sets in the Marjanishvili Theater in Tbilisi.

Купили две бутылки красного в местном винном магазинчике. Юные продавщицы-ассистентки сразу: – Вы говорите по-английски? – и переходят на небеглый английский...
Молодежь по-русски не говорит.
И меню везде с ошибками в русском: жаренный, капченый. Впрочем, это не только в Грузии.

И все надписи по-грузински. В поездках я люблю не просто глазеть – но узнавать что-то новое. А здесь поди пойми. Памятники – кому? Хотя бы по-английски надписи дублировали, для любознательных, но не владеющих грузинским...

...Вскоре выехали обратно – ехать часа полтора, не хотелось в темноте где-нибудь застрять.
До трассы S5 (по которой выезжали из Тбилиси) – пришлось пилить по адскому серпантину с нескончаемыми поворотами-зигзагами. Сплошь «Опасный поворот с первым поворотом налево/направо».
Я устала от езды и шума (открытое окно) – муж кремень, ничего.

Подытожив, решили – в следующий раз подобные поездки планировать так, чтобы останавливаться в понравившихся местах с ночевкой; не спешить.

...Люблю поездки в авто – словно вернулась в прошлое, в наши автопрогулки по Харьковской области. Беззаботность, сиюминутность (здесь и сейчас), дивный воздух – теперь уже давно забытый...

Фотоальбом

См. также: день первый и день последний

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...