Wednesday, March 23, 2016

Буддийский луноход/ animator Vladimir Leschiov

Буддийский луноход - Загадочные мультфильмы Владимира Лещёва
источник, отрывки
12.03.2016

С режиссером Владимиром Лещёвым мы встретились на кинофестивале в итальянском городе Бергамо, где показывали его фильмы и открыли выставку его рисунков. Владимир Лещёв снимает очень короткие анимационные картины (3-7 минут), но работа над каждой занимает несколько лет.
Он учился у знаменитого польского аниматора Петра Думалы, первые фильмы делал в Швеции, работал в Японии.
Его фильмы – сны, в которых смещены пропорции, а герои вольно шагают по потолку и стенам.

Владимир Лещёв: Я приверженец старых традиций. Для меня ручная работа остается ручной работой. Это передача моей энергетики зрителю. При компьютерной анимации теряется какая-то часть эмоций, которые передаются работой вручную.
Я пользуюсь компьютером для обработки, цветокоррекции, если это необходимо. Конечно, монтаж, композиция – это я делаю в компьютере, значительно облегчает работу. Но с самого начала и до композиции – это ручная работа, рисование на бумаге.
У меня каждый фильм занимает два года работы.

В принципе, в каждом фильме, за исключением, может быть, фильма «Вилла Антропофф», я опираюсь на свое подсознание, то есть некоторые вещи я сам не могу объяснить, я их просто использую, потому что они мне кажутся интересными. Их необъяснимость даже привлекательнее, чем вещи, которые можно подвергнуть логичному анализу.

[про Вилла Антропофф] Идея [возникла] у нас напополам с эстонским режиссером Каспаром Янцисом, моим хорошим другом. Мы очень разные, он представитель эстонской школы – это сатирический подход, юмор специфический. Там был компромисс, я подошел к этому как эстет, отдав ему возможности писать сценарий. Конечно, мы его вместе создавали, писали, обсуждали. По большей части сценарий писался Каспаром. Долгий очень процесс был, это самый длинный фильм, который я когда-либо делал, он занял у нас в общей сложности чуть больше трех лет, несмотря на то что делался на двух студиях, параллельно, то есть было очень много людей вовлечено. Предпродакционный процесс, до того, как мы начали анимацию, был очень долгий и мучительный, разделенный расстоянием, нам нужно было встречаться, обсуждать, встречались часто на фестивалях, жили в одной комнате, было такое забавное время. Но каким-то образом сделали. Фильм получился – наверное, для меня это выброс наболевшего, где-то все время сидело, хотелось высказаться. Сначала начиналось все как сатира на Советский Союз, потом это переросло в общеевропейскую проблему. Что интересно, что фильм стал особенно актуален даже сейчас.

[о любви к Японии] Наверное, это случилось после первой поездки в Японию. Я тогда еще об этой стране практически ничего не знал. Японские друзья меня как-то очень умело ввели в культуру этой страны, мне она очень понравилась, заинтересовала их жизненная философия.


После этого я стал больше интересоваться японской культурой, кино, пересмотрел все фильмы Куросавы. Он мне показался наиболее близким тому, что я делаю, открыл мне глаза на новую страницу японской культуры. Естественно, поэзия Басё, Исса Кобаяси. Да, мне очень интересна Япония, страна и люди.

[...] учителей у меня было много. Не непосредственных учителей, но от которых я много что взял. Я был просто очарован фильмами Норштейна, наверное, через это многие проходили. Я только позже узнал, что на самом деле он русский режиссер, потому что в Латвии он был настолько популярен. «Ежик в тумане» был переведен на латышский язык, многие до сих пор латыши считают его своим фильмом, что очень удивительно. Конечно, Татарский, Ковалев, замечательная студия «Пилот».

[родился в 1970 году] в Даугавпилсе. Это такой русский город в Латвии. Я прожил там довольно немного, потом мы переехали в Ригу. Я все равно чувствую какие-то корни в этом городе, часто там бываю.
У меня нет ничего общего с Россией, поскольку я там никогда не жил. Да, в советское время мы туда часто ездили с друзьями – это было забавно и интересно. Приезжая в Россию, я не чувствую себя связанным с этой страной.

Кадр из фильма Крылья и вёсла, 2009

Я не задумываюсь, кто я такой – художник, аниматор, режиссер. Сложный вопрос. Я люблю рисовать, люблю живопись и люблю перекладывать ее во время, добавлять движение. Я получаю от этого огромное удовольствие, когда вижу, как картина статичная оживает, в ней что-то происходит, она начинает разговаривать, посылать какие-то сообщения. То есть в процессе работы над фильмом у нас идет обоюдный контакт. Это не односторонний контакт с моей стороны. Я рисую персонажа, заставляю его двигаться, и очень часто он мне подсказывает, что я должен с ним сделать, как я должен к нему относиться, куда я должен его поставить. Он мне подсказывает всё время, у нас происходит диалог, иногда даже спор, я говорю: нет, так не будет, по-твоему не будет. Он говорит: нет, будет. Тогда мы находим компромисс. Это интересный процесс на самом деле, это процесс медитации, я вне этого мира, я в другом мире нахожусь, когда работаю.

Я живу тем, что я делаю, – я делаю свое авторское кино. Я считаю, что мне очень повезло, что я могу получить средства от государства на фильм. То есть фактически я живу на государственные деньги, которые выделены на фильм. Но я уже вырос из того времени, когда хочется все время больше и больше. Мне не нужно хватать звезды с неба, мне не нужны дорогие машины, я живу в однокомнатной квартире. Я просто счастлив тем, что у меня есть. То, чем я занимаюсь, мне приносит громадное удовлетворение, я не чувствую какой-то нагрузки.
Говорят, когда деньги портят человека, – когда они есть, их всегда хочется больше, и от этого человек теряет покой, становится раздражительным, у него появляются страхи за будущее. Я, наверное, живу сегодняшним днем. Я сегодня работаю, у меня есть хлеб, у меня есть чай. Что будет завтра – мы не знаем.
Я был в Непале, провел замечательный месяц среди буддистских монахов в монастыре, медитировал, слушал лекции ламы. На многие вещи у меня открылись глаза, я вернулся оттуда другим человеком, с совершенно другими взглядами. Считаю, что много от этого получил, я очень доволен этим. Мне ничего не нужно больше в этой жизни, главное, чтобы все были живы-здоровы, чтобы не было войны, и я мог делать то, что мне нравится.

Должен признаться, что, когда я готовлю новый проект, я абсолютно не уверен в завтрашнем дне, я не знаю, что будет, если у меня не окажется денег на этот фильм. Хорошо, я опять же подхожу с той же философией буддизма: будет завтра, будем решать и думать, что делать.

– Делаете сейчас новый фильм и наверняка не первый год?
– Сейчас только что закончил фильм, готовлюсь начать новый, который год целый уже готовлю, писал сценарий, подготовительный процесс год шел.

– Сколько минут, или вы заранее не представляете формат?

– Я очень четко представляю длину фильма. Я думаю, что это будет семиминутный фильм. Я не могу сделать больше, поскольку я работаю как в каменном веке, мне все очень тяжело дается, каждый кадр, каждый рисунок для меня очень большая ответственность, занимает много времени, я вкладываю туда так много, что я не готов делать большие фильмы.

– Секунда – это сколько картинок?

– Обычно это 12 рисунков, бывает 24. Интересно, когда на стене будет одна секунда, 12 рисунков, которые между собой фактически не отличаются. А что такое одна секунда? Это миг. 12 акварелей.

У меня был очень интересный опыт, когда я делал свой студенческий фильм [видимо, «Дедушкин мёд», 2002] в Швеции непосредственно под камерой, у меня не было никакого видеоконтроля, то есть я не мог видеть, что я уже сделал. Сейчас все эти технологии допускают такую возможность, ты можешь прокрутить уже снятый материал, что-то даже исправить. Тогда это была камера, и я вслепую под ней писал маслом. Что там получалось, я узнавал через две недели, когда получал материал из лаборатории. Эти две недели были для меня стрессом, потому что я не мог продолжать работу, я не мог перестраивать сцену, я должен был ждать. Это был изумительный опыт. Вслепую делаешь что-то, и потом в конце концов через две недели получаешь материал на пленке, смотришь. И это магия, как это все начинает двигаться, работает.
Кадр из фильма В ожидании Нового года, 2016

см. также: Аниматор В. Лещёв

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...