Tuesday, October 13, 2015

Петрановская о нобелевке Светланы Алексиевич/ Petranovskaya on Nobel to Svetlana Alexievich


Мнение бесконечно мной уважаемой Людмилы Петрановской дорогого стоит (источник). Поискать, почитать:

Абсолютно заслуженно.
То, что делает Алексиевич — это то, что должно было быть сделано. Не долгое и нудное описание своего внутреннего мира, бесконечная игра в бисер аллюзиями, метафорами и прочими изысками, которыми уже задолбала «высокая» литература последних лет.
У нее — голоса людей, живых и разных, правда, для которой писатель становится «дверью», или той сказочной дудочкой из тростника, которая поет всему миру о том, что и как было на самом деле. О преступлениях, которые хотели скрыть, о боли, которую пытались не заметить.
Я представляю себе, какой это был труд — пропускать через себя, спрашивать и слушать со всем сочувствием и уважением. Без них бы так — не вышло.
Светлане Александровне — огромное уважение и поздравления.

* * *
UPD; отрывки, источник (октябрь 2015)

Восьмого октября секретарь Нобелевского комитета Шведской академии объявил о присуждении Нобелевской премии по литературе за 2015 год 67-летней белорусской писательнице Светлане Алексиевич. Наградная формулировка оказалась, по обыкновению, витиевато-уклончивой: «За полифоническое творчество — памятник страданию и мужеству в наше время», — но все, кому дано, поняли ее правильно. А именно: лауреатка Нобеля-2015 получила эту самую знаменитую и самую престижную в мире литературную премию за то, про что она пишет; при этом форма остается на заднем плане, а на передний выводится содержание — как и положено в веками устоявшейся традиции российской литературы.
Поскольку Светлана Алексиевич всегда писала и продолжает писать на русском языке, оспаривать ее принадлежность к данной литературе может разве что какой-нибудь не особо душевно уравновешенный человек.

В ее биографии нет ничего особенного, выдающегося или сверхъестественного. Есть десятилетия честного, самоотверженного труда, той работы, которая приносит человеку, ее выполняющему, внутреннее удовлетворение — и от осознания того, что она является его истинным призванием в этой жизни, и от ощущения того, что он умеет ее делать и делает хорошо.

«Зачарованные смертью» (1993) и «Чернобыльская молитва» (1997) не вызвали в обществе того резонанса, на который явно рассчитывала их автор, но они не прошли и совершенно бесследно.

В судьбах всех русскоязычных литераторов — лауреатов Нобелевской премии имеется, по крайней мере, одно сходство, и сходство довольно грустное. 1933 год — Иван Бунин. 1958-й — Борис Пастернак. 1970-й — Александр Солженицын. 1987-й — Иосиф Бродский. Беженцы, отщепенцы, эмигранты…

Существует известное утверждение, гласящее, что всякий писатель всю жизнь пишет одну-единственную книгу — ту самую, которую он призван написать, — просто в каждой следующей его книге появляются новые персонажи — как в новой главе.

Творчество Светланы Алексиевич соответствует данной концепции, пожалуй, в максимально возможной степени. Она действительно всю жизнь пишет одну книгу-эпопею — под собственным названием «Голоса утопии».

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...