Tuesday, August 11, 2015

«наш разведчик, а ихний — шпион»/ Lyudmila Petranovskaya about nationalism

Вместо эпиграфа:
– Всё путем. Повыгоняли всю сволоту: чернозадых, черномордых, черноглазых, чернозубых, черноногих, черногрудых – все, вздохнули! Эх, едренть, какая ширь образовалась, просторы, воздух, едренть, свежий...
М. Жванецкий – Перекличка (том 3, 80-е)

Людмила Петрановская, семейный психолог:

Родилась и выросла я в городе Ташкенте, столице Узбекистана. До 22 лет там жила, универ закончила. И как теперь понимаю, вела себя неуважительно по отношению к коренному населению.
Судите сами.
Ни моя семья, ни я не соблаговолили выучить узбекский язык, не считая пары десятков бытовых фраз. Все мои родственники работали — не зная языка!
Я, стыдно признаться, регулярно демонстрировала неуважение к местным нравам и обычаям, разгуливая по улицам а) в короткой юбке с голыми ногами, б) в обнимку с молодыми людьми. И даже целовалась иногда прямо на улице, как дикарка.
А какое выражение лица у меня порой бывало, когда в автобусе рядом оказывалась коса какой-нибудь узбечки, сильно пахнущая прогоркшим кислым молоком (считалось, что это укрепляет волосы). Боюсь, на моем лице отражалось непочтение к традициям коренных жителей этих мест.
Кстати, в автобусе деваться было некуда от нас, светложопых. Просто каждый второй. И все смотрят так самоуверенно, нагло, как будто хозяева здесь.
Да что автобусы — возьмите школы. Просто сплошь понаехавшие, не знающие двух слов по-узбекски.
А чего туда понаехали? Да кто чего. Кто от голода спасался, кто от войны. Потом оседали. Кто по работе, кто учился и остался. Человек ищет где лучше, известное дело.

Потом я вышла замуж и оттуда уехала. А очень не хотела уезжать. Там была моя родина, я там любила все, сам воздух, само небо, белую пыльную землю, и Бричмула для меня была не экзотика, а вот как примерно Серебряный бор. И до сих пор у меня сердце замирает от чинар, а не от березок. Импритинг, его на козе не объедешь. [Запечатле́ние или импри́нтинг (от англ. imprint — оставлять след, запечатлевать, отмечать) — в этологии и психологии специфическая форма обучения; закрепление в памяти признаков объектов при формировании или коррекции врождённых поведенческих актов. Наиболее изученная и показательная форма запечатления — «реакция следования» зрелорождающихся птенцов или детёнышей млекопитающих за родителями и друг за другом.]
А потом все оттуда уехали. Чемодан, вокзал, Россия. Или Израиль. Или Штаты.
Теперь там Узбекистан для узбеков. Наверное, стало всем счастье.
отрывки, источник (январь 2011)

**
Я прошу прощения у тех, кто вне контекста и поэтому ничего толком не понял, особенно кто давно живет за рубежом или как-то не имеет в круге общения шовинистки настроенных граждан. Для них объясняю, что [вышецитированный] текст был составлен из буквально почти повторенных фраз, которыми описывалось засилье «понаехавших». Только вместо Москвы был Ташкент, вместо мечетей — храмы, вместо лезгинки — «а бояре», ну и окраску жопы пришлось тоже заменить.

Это не был текст про историю и геополитику, про российскую империю, про судьбы народов и все такое. Это был психологический тест текст про бревно и соломинку в разных глазах, про рожу и про зеркало, и про «наш разведчик, а ихний — шпион». И только.

Тех, кто встревожился, что я умираю от чувства вины, тоже хочу успокоить: не умираю. Не чувствую никакой вины своей семьи и себя лично перед страной, которая на век почти стала нашей родиной, где похоронены мои предки, где еще моя прабабушка принимала роды и спасала молодых узбекских девочек от родильной горячки, а мой прадедушка железную дорогу в порядке содержал. Они получили там приют, а взамен отдавали свой труд. Тот труд, который был востребован там и тогда.
И никакой связи между знанием языка и уважением к стране я не обнаруживаю. Никто не учит язык из уважения, что за националистическая чушь. Надо для работы или учебы — учат. Не надо — не учат. Ну, кроме любителей данной культуры, для которых это кайф такой.

Для меня мое уважение и любовь к этой стране были в том, что я боролась против хлопкового рабства, которое ее истощало и унижало. Довольно эффективно, кстати, боролась, при этом огребая кучу шишек вплоть до уголовных дел. Именно после нашей кампании студентам университета впервые за много десятилетий дали возможность выбирать и ехать на хлопок по желанию. Поскольку университет бурлил, толпы собирались вокруг написанных мной — на русском — листовок, и власти испугались, что вот-вот будет просто массовый протест. Чтобы это понять, надо знать, что значили для людей эти принудительные выезды на хлопок, каким это было насилием и унижением. Может быть, как-нибудь напишу.

Почитав всё, вот о чем думаю. Столько страсти в этих ритуальных повторениях «это наша земля», «мы здесь хозяева», «мы не позволим здесь свои порядки наводить». Очень много страсти. Подозрительно много страсти.
Потому что, боюсь, есть правда, которую очень не хочется осознавать. Это не наша земля. Мы здесь давно не хозяева. И порядки здесь тоже давно не наши. Мы живем в оккупированной стране, и оккупация не становится менее жесткой и наглой от того, что у захватчиков фамилии на «-ин» или на «-ов».
Да, «понаехавшие» — классная кандидатура для исполнения роли «тех, из-за кого все». Еще американцы неплохо справляются, ну, которые «тупыыыые». Но в последнее время хуже, как без Буша остались. Еще раньше была, кажется, Антанта, но это уж совсем давно.

«Те, из-за кого все» — вообще чудесное изобретение человеческой психики. Умным словом «проекция» называется.
[Проекция в психологии, восприятие собственных психических процессов как свойств внешнего объекта в результате бессознательного перенесения на него своих внутренних импульсов и чувств. П. играет большую роль в процессе формирования психики в раннем детском возрасте, когда отсутствует чёткая дифференциация между «Я» и внешним миром, и лежит в основе архаичных, антропоморфных представлений о мире, характеризующих ранние стадии развития человеческого сознания (см. Анимизм, Антропоморфизм). С патологическими формами П. связано возникновение ряда психических заболеваний (паранойя, фобия, мания), когда резко искажается восприятие внешнего мира при сохранении иллюзии контроля над собственным поведением.]

Оно так облегчает жизнь. Волшебный ковер, под который так здорово заметается мусор. Прекрасный ящик, в который легко умещаются все проблемы и удобно там упаковываются. Сразу понятно все как! Все ж из-за них, поганых. И они ведь всегда тоже не святые, рыльце-то в пушку, а то б на роль не взяли. А давайте подробнее этот вопрос рассмотрим: вот случаи, вот цифры, вот сплетни, вот меткий ярлык. «А вы слышали? А вы вот это видели? А вы что, не знали? Какой ужас!» Хорошо! Вечерок скоротали приятственно, а там и жизнь.
Тем временем страну высасывают упыри у нас на глазах, уже не только настоящее ее, но и будущее, но мы-то чего? Мы ничего. Это все из-за них (чучмеков, пиндосов, нужное подчеркнуть). На крайняк им наваляем, на душе и полегчает. Разбираться-то с подлинной проблемой страшно, трудно и навыка нет.
отрывки, источник

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...