Tuesday, March 03, 2015

Boris Nemtsov: Putin has brought Nazism into politics

О состоянии современной России
Мы живем в другой стране по сравнению с 2012 годом. В стране войны и униженных, загипнотизированных людей, которые в 2011 г. ностальгировали по империи, а теперь думают о себе как о великих. [В стране] массовой истерии по поводу аннексии Крыма и агрессивной пропаганды: Запад — это враг, украинцы — фашисты и т. д. Путин пользуется этим, следуя принципам Геббельса: пропаганда должна быть примитивной, правда не имеет значения, послание должно быть простым, и его необходимо повторять множество раз. И оно должно быть крайне эмоциональным. Путин принес в политику фашизм.

On the state of present day Russia:
Compared with 2012, we live in a different country. A country of war, of humiliated, hypnotised people, who in 2011 were nostalgic about the empire and now think of themselves as great. Mass hysteria about annexation of Crimea, aggressive propaganda — that the west is the enemy, and Ukrainians fascists etc. Putin uses this — he’s following the principles of Goebbels: propaganda must be primitive, the truth has no significance, the message has to be simple, and must be repeated many times. And must be extremely emotional.
Putin has brought Nazism into politics.

О необходимости «здорового терпения»
Общественное мнение не может вечно оставаться таким [как сейчас]. Это как маленькие дети, которые в конце концов прекращают реветь. Путин лжет, но он не может вечно всё скрывать. Будет все больше и больше могил. И люди почувствуют: плохо, что он воюет с братским народом. У Гитлера были причины не нападать на Австрию.
Нужно здоровое терпение. Я уверен, что с Путиным придется бороться долго, это будет долгая битва. Мы говорим о 2024 г. Почему я настроен оптимистично? Потому что я уверен, что цинизмом ничего не достичь. Путин использует цинизм.

On the need for ‘healthy patience’:
Public opinion can’t continue to be like this forever. Like little children, they stop crying eventually. Putin lies. But he can’t hide things forever. There will be more and more graves. And people will feel it’s bad that he’s fighting with a brother nation. Hitler had a reason for not attacking Austria.
We need healthy patience. I believe we will have to struggle with Putin for a long time, it will be a long battle. We’re talking about 2024. Why am I an optimist? Because I believe that you can achieve nothing with cynicism. Putin uses cynicism.

О Путине
Он совершенно аморальный человек. Абсолютно аморальный. Он Левиафан.
Путин очень опасен. Он гораздо опаснее, чем были Советы. В Советском Союзе по крайней мере была система, и решения принимались в политбюро. Решения о войне, об убийстве людей. Их не принимал один только Брежнев или один Андропов. А сейчас именно так и происходит.

On Putin:
He is a totally amoral human being. Totally amoral. He is a Leviathan.
Putin is very dangerous. He is more dangerous than the Soviets were. In the Soviet Union, there was at least a system, and decisions were taken in the politburo. Decisions about war, decisions to kill people, were not taken by Brezhnev alone, or by Andropov either, but that’s how it works now.

О ближайшем окружении Путина
Путина окружают люди богатые и слабые. Произошел отбор. Не осталось ни одного смелого человека, имеющего на него влияние. Все куда-то ушли. Включая [бывшего министра финансов Алексея] Кудрина, самого смелого из всех. Поэтому они не влияют на него, они могут только приспосабливаться.

On Putin’s inner circle:
The people around Putin are rich and weak. There has been a selection. There is not a single bold person left who can influence him. They’ve all left to somewhere. Including [former finance minister Alexei] Kudrin, the boldest of all. So they can’t influence him, they can only adapt.

О будущем Путина
Думаю, самое главное — рейтинг Путина упадет, постепенно. На это уйдут годы.
Вспомните [президента Сербии Слободана] Милошевича и санкции. В течение полутора-двух лет люди начнут понимать, что ответственность несет [именно] Путин. Поэтому моя работа как политика и блогера проста: показать им, что Путин — значит кризис, Путин — значит война…
В армии и спецслужбах появится оппозиция. Почему? Потому что они начнут понимать, что Путин предал армию. Посмотрите, армия сражается на Украине, а он говорит, что нет. Они погибают, а он им не помогает. Людей, которые знают кого-то, кто прошел через это, будет становиться все больше и больше. Из-за этого в армии и спецслужбах возникнет сильное недовольство. Он предатель не Новороссии – забудьте, это посмешище, – а настоящей армии. Псковской дивизии, Ульяновской, Брянской...
Второе — это бизнес. Как только рейтинг Путина упадет, нас начнут финансировать. Высокий рейтинг поддержки внушает страх. А когда он упадет, страх отступит.

On Putin’s future:
So I think the key thing will be that Putin’s rating will fall, gradually. That will take years.
Look at [Serbian president Slobodan] Milosevic and sanctions. Within one-and-a-half years or two, the people will start understanding that Putin is responsible. Therefore, my job as a politician and a blogger is simple: Show them that Putin means crisis, Putin means war . . .
The opposition will appear in the army, and in the special services. Why? Because they will start to realise that Putin betrayed the army. Look, the army is fighting in Ukraine, but he says it isn’t, they get killed, and he doesn’t help them. The people who know someone who has experience that will be more and more. And from that will rise a deep disgust, in the army and in the special services. He’s not a traitor of Novorossiya — forget about those, they are freaks — but of the real army. Pskov division, Ulyanovsk division, Bryansk division . . .
The second is business. Once Putin’s rating falls, they will start financing us. The high support rating — that is fear. And when it falls, the fear will recede.

О «точке абсолютного минимума»
Я не вижу сценария для революции. Революции происходят только в тех странах, где есть энергия. У нас никакой энергии нет. Для этого нужна молодежь, а в России очень мало молодых людей.
Посмотрите, где в последние годы случались революции – во всех этих странах полно энергии и молодых людей. Единственное исключение — Украина, и она была единственной страной, где за последние 20 лет не было НИКАКИХ реформ.
В 2011 г. [в России] была оппозиция. Больше оппозиции нет, только диссиденты. Сейчас мы в точке абсолютного минимума.

On ‘the absolute low point’:
I don’t see a revolution scenario. Only countries which have energy have revolutions. We don’t have any energy. For that, you need youth, and Russia has very few young people.
Look where there have been revolutions in the past few years — all countries with lots of energy, and lots of young people. The only exception is Ukraine, and Ukraine was the only country where there hadn’t been ANY reforms for the last 20 years.
In 2011 there was an opposition. Now there is no longer an opposition, only dissidents. Now is the absolute low point.

О государственном телевидении в России
Созданное Путиным государственное телевидение — это дьявольская машина. [Все программы, дезинформирующие о ситуации на Украине] – это вербовка на смерть. Готовящие их люди — преступники, Запад должен прекратить относиться к ним как к журналистам. Я говорил этим болванам, что им нужно понять: эти люди не журналисты, а пропагандисты. Они работают в ФСБ, в администрации президента, они не журналисты. Почему вы не вводите санкции против них?

On Russia’s state TV:
State TV as developed by Putin — that’s a diabolic machine. [All the disinformation programmes about Ukraine] This is recruiting for death. The people who produce this — they are criminals. The west needs to stop treating them like journalists. I’ve told those morons that they have to understand that these people are not journalists, they are propagandists. They work in the FSB, in the presidential administration, they are not journalists. Why are you not putting them under sanctions?

О погибших на Украине российских военных и о риске, который они представляют для власти Путина
Они хоронят их, не привлекая внимания, потому что он понимает. Вот почему он это скрывает. Сейчас я работаю над этим.

We ended our discussion on the subject of Russia’s war dead in Ukraine, and the risk they pose to Mr Putin’s grip on power:
They are burying them quietly, because he understands that. That’s why he hides this. I am working on this now.

source: Boris Nemtsov: FT interview days before he was murdered

Корреспондент Financial Times Кэтрин Хилль (Kathrin Hille) встретилась с Борисом Немцовым 23 февраля. Этот разговор оказался одним из последних интервью политика (источник, русск. яз.).

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...