Saturday, March 07, 2015

А. Лошак: Люди как бездомные собаки, никому не нужны/ A.Loshak, interview, 2015

– Ситуация со свободой слова за 200 лет в России изменилась?

А. Лошак: Никакая цензура и не нужна! Главный редактор городской газеты рассказала, что у них должно быть 70% хороших новостей. Откуда эта норма? Сама не знает. Возможно, ей что-то такое говорили в мэрии, а может, это ее инициатива. Главред объясняла мне: я своими руками коров доила, землю пахала, с 60-х годов работаю в газете, и заслужила это кресло, дай бог вам на «Дожде» столько продержаться. То есть она ради своего места готова менять убеждения хоть каждый день. Единственный орган, который у нее по-настоящему развит – это эхолот, настроенный на улавливание сигналов сверху.

Старинный город разваливается. 1200 исторических зданий, только 10 из них отреставрированы. В «скорой помощи» нет врачей и водителей. Одна бригада на весь район. Проблем миллион, но у них территория хороших новостей, литературная страничка, духовность.

...Когда я работал на НТВ, нас воспринимали как источник скандала, а тут для меня было совершенно новое ощущение – отчетливо чувствовалась «прокачанность» пропагандой. Когда говорил, что я представляю телеканал «Дождь», ловил на себе особые взгляды… Мне кажется, так в 1930-е годы советские люди смотрели на иностранцев – подозрительно и даже отстранившись. Был фермер, который отказался общаться. Были реакции: мы не доверяем, но поговорим. При этом «Дождь» никто не смотрел. Это как когда-то Пастернака ругали: я сам не читал, но осуждаю.

...Многие россияне не понимают, что происходит в Украине. Пока их не касается лично, они довольствуются телевизионными стереотипами. В этом смысле показательна ситуация с украинскими беженцами. Если бы они не приехали в Новгородскую область и не поселились в соседнем дворе, местные жители так бы и говорили, что в Украине Бандера и украинцев надо спасать. Но когда это явление появилось в их жизненном пространстве, люди задумались.
Многодетная мама рассказала нам, что на пятерых детей ей платят пособие 1 тыс. рублей в месяц – это примерно по $3 на ребенка. Понятно, у нее вызвало раздражение, что приезжие украинцы сразу получили преференции: в день государство тратит на содержание каждого беженца 800 рублей.
Местные жители разделяют все стереотипы пропаганды. Но когда война в Украине пришла к ним в виде беженцев, начали возмущаться. Им непонятно, почему они так плохо живут на родной земле, и никто им помогать не собирается, а приезжим выделяется огромная помощь. Обидно.

Чем сильнее люди заброшены, чем глуше деревня, чем дальше она от федеральной трассы, тем больше понимания сути жизни. К ним пропаганда не пробивается. Эти люди предоставлены сами себе, никак повлиять на ситуацию не могут, да и не хотят. Они выживают в экстремальных условиях и никаких иллюзий не имеют.
Люди в целом не озлоблены. Их накачивает пропаганда, но ненависть к ним не липнет. Они добрые, радушные, толерантные. Много разных национальностей – есть цыганский табор, китайские теплицы, украинские беженцы. Но к пришлым отношение нормальное. Просто людям очень тяжело. Власть делает все, чтобы они прониклись ненавистью, а они не поддаются.


Я общался, чтобы понять людей, разобраться, что у них в головах. Почему женщина любит Путина, хотя стоит на фоне разрушенного забора, пьет воду из загрязненного колодца, живет с печным отоплением, когда в километре от дома идет в Европу «газпромовская» труба. Ее старушка-мать топит хату дровами и мерзнет, потому что за машину дров надо отдать всю пенсию. При этом она говорит, что Путин поднял Россию с колен.


Когда палят из всех пушек по мозгам, трудно предохраниться от попадания. Надо выключить телевизор. Но, к сожалению, у людей, кроме него, никакого другого развлечения в жизни нет. В больших городах телевизор мало смотрят, потому что другая информационная культура. Нормально, когда тебе подают картинку, и ты сам делаешь выводы. А на российском ТВ сейчас за зрителя проводят анализ – кто плохой, кто хороший. Эта безапелляционная тональность неприемлема, унизительна для думающего человека.
Не хочу говорить, что народ бездумное быдло, но у большинства нет культуры восприятия информации. Что во времена Радищева, что сейчас, мы идем по бесконечному кругу, когда государство подчиняет своим интересам людей, а власть паразитирует на этом. Радищев называл государство чудищем, Звягинцев – Левиафаном. Суть отношений «государство – человек» не изменилась. При этом легковерный и невежественный в гражданских вопросах народ не понимает, зачем нужны выборы, не понимает ценность свобод. Он в них не верит. Ему на протяжении многих поколений внушали: сиди и не высовывайся, плетью обуха не перешибешь. Вот он и доверяет власть тем, кто умеет эффектнее других надувать мышцы.

Формально люди свободны. У них нет хозяина, как у рабов. Но это такая дурная свобода, в том смысле, что они никому не нужны, предоставлены сами себе, как бездомные собаки.
1990-е для них – полный ад. В этот момент деревни, маленькие города, промышленность были окончательно добиты. Все превращено в огромное кладбище, повсюду заброшенные фермы и постройки, мертвые заводы. Люди испытали шок от той демократии, которая была в России в 1990-е, и быстро превратилась в хаос. Они не принимают никаких ценностей демократии. Для них это только боль, ужас, трагедия, катастрофа, потеря человеческого облика, сплошное унижение.

У меня была дискуссия с журналистом «Первого канала». Он считает, что столицы, словно мощные воронки, высасывают всю жизнь из этих территорий. Я много где бывал в России и не видел ни одной процветающей деревни. Везде тлен и безысходность. Абсолютное ощущение того, что это умирающая страна.
В советские годы была обозначена хотя бы идея, а теперь совершенно не понятно, зачем все это терпеть. Чтобы Путин и его друзья продолжали себя комфортно чувствовать в Кремле?..
Предприимчивые люди это первыми осознали, они хотят идти по пути прогресса. Рекордный отток капитала из России – тому свидетельство. А им предлагают фальшивые «духовные скрепы», консервативное государство, «крестовый поход» против загнивающий «гейропы»... Это откат в дремучие времена. Мы домострой будем строить, православный шариат? Это идея, обращенная в прошлое, а не в будущее. И главное: кто будет строить? Те же люди, что еще 30 лет назад гоняли бабушек от церквей во время крестного хода.
Власть наша нарушила тот негласный договор, который был заключен с приходом Путина: я забираю свободы, но даю возможность зарабатывать; мы тихо будем делать свои дела, но и вам перепадет, кредиты, например. Это были понятные людям правила. В силу неразвитости гражданского сознания люди пошли на это. Россияне все вместе продали свободу. Теперь нет никакой свободы, но нет и колбасы, и возможности взять что-то в кредит тоже нет.

Думаю, нас ждет очень тяжелый год. Вся экономика жила западными кредитами. Теперь режим санкций. Посыплется финансовая система, за ней – промышленность, которая брала кредиты у банков, а за ними полетят в пропасть люди, которые обнищают и не смогут расплачиваться по кредитам. И спасибо можно сказать только одному человеку.
Власть Путина абсолютно бесконтрольна. Он сам сделал все, чтобы снизу на него не могли давить, закатал все ростки гражданственности под асфальт. В результате он потерял адекватность.
Может быть, Крымнаш – это и историческая справедливость. Но то, как его вернули – самоубийственный акт. Было сразу понятно, что после такого Россия разругается со всем миром.
Конфликт на Донбассе – логическое продолжение аннексии Крыма. Вся наша с вами нынешняя чудовищная история – результат волюнтаризма одного человека, который из-за вседозволенности потерял над собой контроль. Он психанул, а мы все теперь расплачиваемся.

Существует такое мнение о русском народе, что он терпит, но в своем возмущении страшен. Русский бунт, бессмысленный и беспощадный. Лично я верю, что русский бунт может быть и вполне осмысленным, и совсем не кровожадным. Очевидно, что нынешний режим к диалогу органически не способен, а значит, на мирную эволюцию власти надеяться не приходится.

Отрывки, источник; иллюстрации - кадры из док. фильма «Особый путь»

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...