Friday, January 09, 2015

Люди, погибшие в результате нападения на газету/ The Men Behind the Cartoons at Charlie Hebdo

источник: Шарли — это я
Кем были люди, погибшие в результате нападения на газету Charlie Hebdo

В редакцию парижской сатирической газеты Charlie Hebdo 7 января ворвались боевики и открыли стрельбу. В результате нападения, которое считают местью за публикацию антирелигиозных карикатур, погибли 12 человек. «Медуза» рассказывает, что известно о жертвах теракта.

Стефан Шарбонье (Шарб), 48 лет
Главный редактор Charlie Hebdo и карикатурист, проработавший в газете больше 20 лет. После публикации в 2011 году карикатур на пророка Мухаммеда к журналисту приставили постоянную охрану. Тогда же, в 2011-м, после победы исламистской партии на выборах в Тунисе газета выпустила номер с «приглашенным редактором» — пророком Мухаммедом (на обложке также был изображен пророк, говорящий «Сто ударов кнутом тому, кто не умрет от смеха»). Редакцию забросали бутылками с зажигательной смесью, она полностью выгорела. Однако спустя неделю вышел номер, на обложке которого мусульманин обнимается с сотрудником газеты — под слоганом «Любовь сильнее ненависти».
Шарбонье тогда заявил, что атаку на газету организовали «глупые люди, не понимающие, что такое ислам».
В 2012-м он говорил, что не боится возмездия за свою работу. «У меня нет детей, нет жены, кредитов, — рассуждал он. — Может прозвучать напыщенно, но я предпочту умереть стоя, чем жить на коленях».
В 2013 году Стефан Шарбонье попал в «черный список» «Аль-Каиды». В последнем номере газеты опубликована карикатура Шарбонье «Все еще нет терактов во Франции? Подождите, у нас весь январь для поздравлений».

Жан Кабю, 77 лет

Классик французской карикатуры. Публиковал работы с 1954 года.
Один из основателей предшественника Charlie Hebdo — журнала Hara-Kiri, закрытого за шутку по поводу смерти бывшего президента страны Шарля де Голля («Трагедия в Коломби [дом де Голля] — один человек умер»).
В 2006-м нарисовал обложку Charlie Hebdo, на которой пророк Мухаммед плачет; к картинке прилагается надпись: «Тяжело, когда тебя почитают тупицы».

Жорж Волински, 80 лет

Карикатурист, работавший для многих французских изданий, в том числе Le Monde, L’Humanité, Libération и Le Nouvel Observateur.
Родился в Тунисе, изучал архитектуру в Париже, в 1960-е занялся рисованием. Во время студенческих волнений 1968-го участвовал в создании сатирического журнала L’Enragé.
Рисовал карикатуры для Hara-Kiri и Charlie Hebdo — о политике и сексе.
В мемуарах его жены («Жорж, если бы только знал») говорится, что его всю жизнь «преследовал призрак отца, умершего, когда Жорж был совсем молодым».

Бернар Марис, 68 лет

Известный французский экономист, один из владельцев Charlie Hebdo. Был известен читателям как «дядюшка Бернар». Родился в южной Франции — в Тулузе, там же получил степень доктора экономических наук. Автор книги «Мальчик, который хотел быть тихим» (роман о взрослении мальчика с окраины Парижа).
В 1995 году журналом Le Nouvel Économiste признан экономистом года.
До 2008-го работал в газете выпускающим редактором, затем писал отдельные тексты. С 2011-го работал в правлении центрального банка Франции — Banque de France.

Бернар Верлак (Тиню), 57 лет

Карикатурист, рисовал с 1980 года. Участник ассоциации Cartooning for Peace, на сайте которой часто выходили его работы. Сотрудничал с изданиями L’idiot international, La grosse Bertha, и L’événement du jeudi.

Мишель Рено, возраст неизвестен

Бывший журналист (когда-то работал в Le Figaro), бывший чиновник мэрии города Клермон-Феран; президент и основатель фестиваля Les Rendez-Vous du Carnet de Voyage.
Не был сотрудником газеты, в день нападения пришел в редакцию навестить Жана Кабю. В момент теракта они, предположительно, обсуждали участие Кабю в фестивале.

Филипп Оноре, 73

Карикатурист Charlie Hebdo c 1992 года, каждую неделю публиковал два-три рисунка. Родился в городе Виши недалеко от Клермон-Ферран в центральной Франции. Впервые опубликовал карикатуру в 16 лет; с тех пор сотрудничал со многими французскими изданиями — от ведущей газеты Le Monde до радикального журнала Hara-Kiri.
Автор рисунка, появившегося в твиттере газеты за несколько часов до нападения: на рисунке — лидер «Исламского государства» Абу Бакр Аль-Багдади, желающий всем здоровья.

Эльза Кайят, возраст неизвестен
Постоянный колумнист газеты; психотерапевт. Вела в газете рубрику «Диван», где дважды в месяц выходили материалы с заголовками вроде «О жизни и смерти», «Власть родителей», «Генезис Холокоста».
Автор книги «Мужчина+женщина=что?» — о том, как в долгих отношениях любовь превращается в ненависть.

Мустафа Уррад (Mustapha Ourrad), возраст неизвестен
Работал в газете литературным редактором. Родился в Алжире, переехал во Францию в 20-летнем возрасте. До Charlie Hebdo несколько лет работал корректором в издании Viva.

Фредерик Буассо, 42
Работал в здании редакции смотрителем. Террористы выяснили у Буассо, как пройти в помещение Charlie Hebdo, а затем убили.

Ахмед Мерабе, 42

Полицейский. Патрулировал ближайшие улицы 11-го округа Парижа, когда произошло нападение на Charlie Hebdo.
Первым приехал к месту происшествия, был застрелен террористами на улице.

Франк Бринсоларо, 49
Работал личным охранником главного редактора газеты Стефана Шарбонье. Застрелен в помещении редакции.

* * *
Нашел — и вот ирония судьбы, самые оскорбительные карикатуры создал Ренар Люзье (Luzier), р. 1972, который проспал, опоздал на работу и остался в живых. Это его подпись Luz под рисунком «Голый Магомет» и «Троица».
via Яков Кротов

* * *
(via Radio Svoboda) В фейсбуке много личных воспоминаний о встречах с работами этих и других французских карикатуристов, вообще о жизни этого поколения.

Max Trudolubov:

Это очень большая трагедия, может быть европейский 9/11. Убиты карикатуристы — философы с карандашом в руке. Помню из детства картинки Жана Эффеля* — эти карикатуры высмеивали Библию. В силу особенностей возрастания в СССР для меня это был первый источник по священной истории (книга «Сотворение мира»). Позже, лет в 15-16, я пошел в церковь и стал что-то там искать. И я пошел туда отчасти потому, что коммунист Эффель рисовал те картинки. Во многом благодаря тем картинкам я почувствовал интерес к «другому».
А прочувствовав его, я уже не мог бы, при всем неофитстве, идти и громить, например, выставку каких-то издевательских штук, напоминающих иконы и физически бить людей за произнесение слов и воспроизведение образов. То, что произошло в Париже, это результат намеренного копания в головах у людей и вскармливания ненависти где-то в лишенном света подполье. Хочется передать глубокое сочувствие Франции, французам, европейцам. Может быть, людям там нет дела до нашего сочувствия: далеко во всех смыслах. Но о чем стоит подумать, так это о ненависти вокруг нас. Как легко ее раздувают, играют ею на российском официальном телевидении, используют в политике – потому что это очень просто. Вообще ничего не стоит.

*[Jean Effel, настоящее имя Франсуа Лежён (François Lejeune, 12.02.1908 - 16.10.1982) — французский художник и карикатурист. Лауреат Международной Ленинской премии.
В безбожные шестидесятые его книги продавались повсеместно. Еще бы! Карикатуры на религию! Вот эта книга была у меня с детских лет. «Сотворение мира и человека».

Разумеется, книгу выпустило государственное издательство политической литературы, причем не одну – а серию.
За «Сотворением мира» должно было идти «Адам познает мир». - источник]

*
Stanislav Lvovsky:

Думаю весь день (не могу перестать) о длинном веке этих стариков, которых убили в редакции французской газеты. О том, сколько политических карикатур они на своем веку повидали, нарисовали, – и палач народов Тито туда поместился, и Карибский кризис, и зерновое эмбарго. И Хрущёв, собиравшийся многих похоронить; и Тэтчер с шахтёрами; и Ельцин (тоже с шахтёрами, другими, мало кто помнит); и бесконечное количество мелких дней, которые иначе как картиночками не остаются нигде, вообще, – слишком неважное, слишком неслышное, совсем однодневное. Вот это всё поместилось.
(Как же невообразимо их жаль, невозможно).
Забойный цех, – ну да, понятное дело. Но именно вот эти моменты, именно вотэтовотвсё. Не получается перестать, – как же их жаль, как невообразимо жалко их, стариков этих, невозможно, какой длинный век.

*
Jaroslav Šimov:

Вспомнил вдруг, из прошлой жизни: у кого-то из знакомых в Москве, еще в 90-е годы, был привезенный из Франции альбом карикатур Жоржа Волински, мы его листали и ржали. А нынче Волински, 80-летнего старика, убили — и еще 11. Но еще одна плохая, очень плохая вещь, связанная с сегодняшним, — то, что уровень истерии в европейской общественной жизни и политике, и без того подскочивший в последние годы, возрастет еще больше. А здравого смысла, боюсь, почти не останется. Voila.

* * *
The Men Behind the Cartoons at Charlie Hebdo:

Françoise Mouly, the art editor of The New Yorker, who was born in France and grew up reading Charlie Hebdo, said that unlike many cartoonists who work alone, the staff of the newspaper was very collaborative and socialized together.
Daniel Leconte, a filmmaker who was making a documentary about the cartoonists.

Georges Wolinski, 80, was born in Tunisia to a French-Italian mother and a Jewish father from Poland. “He loved life, alcohol, women,” Mr. Leconte said. “A free man. I loved him.”
He was very prolific, Ms. Mouly said, and reveled in broad caricature and in skewering taboos. Nothing, she said, was sacred to Mr. Wolinski — neither the feminist movement nor religion — and his willingness to push limits was an inspiration to many contemporary artists. “Certainly he managed to transcend bad taste,” she said, with a drawing style that was deliberately quick and rough but that focused on ideas. “He made it his trademark,” she said.

Stéphane Charbonnier, 47, known as Charb, was the editorial director of Charlie Hebdo and the face of the newspaper’s defiant stance on publishing cartoons depicting the Prophet Muhammad.
Mr. Charbonnier was a staunch left-wing activist, raised in a family of communists, Mr. Leconte said. “He has this education, and this culture, which was one part of his personality, but at the same time he was totally radical.”
Mr. Charbonnier’s insistence on publishing depictions of the prophet was not about religious ideology. It was, Mr. Leconte said, about “freedom, liberté.”
“He was free man. He did not want to have obstructions in the way of thinking. He just wanted to express. Freedom of speech.”

Jean Cabut, known as Cabu, was born in 1938 and studied art in Paris. He helped found Hara-Kiri, the predecessor to Charlie Hebdo, after serving in the military in Algeria. “He’s an artist, a poet, a sweet man and a great journalist,” said Mr. Leconte, the filmmaker. He said Mr. Cabut was always drawing, sketching even places he passed every day.
Mr. Cabut’s style, Ms. Mouly said, was political, and similar to Saul Steinberg, a style more familiar to American audiences.
He often caricatured politicians, and his most famous character was Le Grand Duduche, an awkward adolescent. Ms. Mouly compared his cartoons featuring that character to the work of the American cartoonist Jules Feiffer. His political drawings “didn’t stop him from drawing Muhammed,” Ms. Mouly said. “Whatever was at the topic of the day.”

Bernard Verlhac was known as Tignous. (Most of the cartoonists at Charlie Hebdo used some sort of pen name.) He was born in 1957 and contributed to a wide variety of publications, according to Le Monde, the French daily newspaper.
“He was the last one to enter the team,” Mr. Leconte said, describing the group that was at the heart of Charlie Hebdo’s creative output. “He was in a way more shy in person. But not when he draws. His caricatures are so dynamic.”

source

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...