Thursday, January 08, 2015

Шарли – это мы: свобода слова, свобода самовыражения! / Je Suis Charlie. France lost two generations of brilliant illustrators

Jan. 7 2015 - 10 A.M. The magazine’s staff gathers for weekly editorial meeting.

The gunmen, who shouted that they had “avenged Muhammad” for the mockery of his image took the lives of five leading editorial cartoonists: Stéphane Charbonnier, 47, who was known professionally as Charb; Jean Cabut, 76, who used the pen name Cabu; Georges Wolinski, 80; Philippe Honoré, 73; and Bernard Verlhac, 58, who wrote as Tignous.

“They went straight for Charb and his bodyguard, killing both immediately with automatic weapons,” said police union spokesman Christophe Crepin.

Also killed were Bernard Maris, a columnist, Elsa Cayat, a psychoanalyst who wrote regularly for the weekly, and Mustapha Ourrad, identified as a copy editor of Algerian descent by The New Yorker.
A visitor to the magazine, Michel Renaud, also died in the attack, as did Frédéric Boisseau, a 42-year-old maintenance worker in the building.
Two police officers were among the victims. Franck Brinsolaro, a 49-year-old who was assigned to protect Mr. Charbonnier after a previous attack was killed in the office. Ahmed Merabet, 42, was the wounded officer who was seen being executed on a street near the office as the gunmen fled, according to Le Figaro.

In an interview with a French magazine last month, Mr. Cabut was asked whether it was acceptable to draw and laugh about anything.
“Sometimes laughter can hurt, but laughter, humor and mockery are our only weapons,” he said.
source

* * *
Cartoons From Artists Responding To The Charlie Hebdo Shooting - source

Cartoonists from all over the world mourn in the wake of a Paris shooting that killed as many as 12 people, many of whom are members of Charlie Hebdo.



“The world has become so serious that humor is a risky profession.”

comments:
(via)
"Charles Hebdo is a satirical magazine that can be funny, offensive, and shocking. Its goal is make you think - start a conversion. They believe in the intelligence of their reader and their ability to come to their own conclusions. That is mission and they do it well.
Tonight France lost two generations of brilliant illustrators. Political art is a form of expression that is rebellious in its nature. May it continue. Besides if you faith can be shaken by a mere drawing then you have none.
Peace."

Via Büşra Sarıkaya:
...in my opinion religion is private. it is personal intimate. according to my religion i dont support what these cartoonist mentioned but i support that they were free to do it.
and for the last, if your religion is worth killing for, please start with yourselves.

* * *
“I’d rather die on my feet than live on my knees.” – Stephane “Charb” Charbonnier (1967 – 2015), publisher, Charlie Hebdo.
source

* * *
Writer and PEN Pinter Prize winner Salman Rushdie has issued the following statement about the horrifying events in Paris:

Religion, a mediaeval form of unreason, when combined with modern weaponry becomes a real threat to our freedoms. This religious totalitarianism has caused a deadly mutation in the heart of Islam and we see the tragic consequences in Paris today.
I stand with Charlie Hebdo, as we all must, to defend the art of satire, which has always been a force for liberty and against tyranny, dishonesty and stupidity. ‘Respect for religion’ has become a code phrase meaning ‘fear of religion.’
Religions, like all other ideas, deserve criticism, satire, and, yes, our fearless disrespect.
source

* * *
American cartoonist and essayist Tim Kreider:

If anyone in the New York City comics community knows about any vigils, benefits, or all-cartoonist guerrilla counterattacks planned in response to the assassinations in Paris, please keep me in the know.
via FB

* * *
Карикатура на тему крымского референдума в подвергнувшейся нападению радикальных исламистов газете Charlie Hebdo.
via Varlamov FB

ЕС: Я рад, что наше общение продолжается, Владимир!

* * *
Сноб - 7 карикатур разгромленного террористами журнала Charlie Hebdo (отрывки):

В теракте погиб 47-летний главный редактор журнала карикатурист Стефан Шарбонье, возглавлявший издание с 2009 года. Кроме него жертвами террористов стали основатели Charlie Hebdo — 80-летний Жорж Волински и 76-летний Жан Кабю. Всего погибли 10 сотрудников издания и двое полицейских.

Во время нападения преступники искали конкретных работников Charlie Hebdo, называя их имена, а также кричали, что пророк Мухаммед «будет отмщен». После теракта злоумышленникам удалось скрыться, сейчас их разыскивает полиция.

Журнал Charlie Hebdo неоднократно поднимал на своих страницах тему ислама, всячески высмеивал пророка Мухаммеда и публиковал карикатуры на него.

Однако ислам — далеко не единственная тема, которую затрагивало издание, так, в марте журнал вышел с обложкой, посвященной Украине, а в августе пошутил о вирусе Эбола. «Сноб» выбрал семь карикатур Charlie Hebdo на разные темы, которые вышли за последний год.

"Putin sends Depardieu to Ukraine ("No to chemical weapons!")

В марте на обложке появилась карикатура «Путин посылает Депардье на Украину», на которой прославленный французский актер предстает в виде танка в окружении водочных бутылок. «Нет химическому оружию», — кричат украинцы.
В августе вышел номер «Мошенничества лета», на обложке которого появилась карикатура на вирус Эбола. На табличке «Меню. Эбола. Собственного приготовления».
В июле на обложке журнала появилась карикатура «Боевой дух французов на подъеме». «Мы не в нем», — говорит лежащая на пляже пара, глядя на падающий самолет.

В феврале 2006 года Charlie Hebdo стал участником громкого скандала после публикации карикатур на пророка Мухаммада, изображение которого, по мнению многих мусульман, недопустимо. В журнале появились перепечатки из датской газеты Jyllands-Posten и собственные работы французов. Союз исламских организаций Франции подал на издание в суд, но проиграл.

Charlie Hebdo's publisher, Charb, in front of the magazine's offices which were destroyed by a petrol bomb attack in 2011

В последующие годы журнал продолжил публиковать карикатуры на Мухаммеда, объясняя это неприятием фундаментализма и борьбой за свободу слова. В ноябре 2011 года журнал временно сменил название на Sharia Hedbo и выпустил номер об «арабской весне» в Тунисе и Ливии, назначив «приглашенным главным редактором» пророка Мухаммеда. После анонса номера офис журнала забросали «коктейлями Молотова», редакция полностью сгорела (на фото вверху).

источник
UPD на вебсайте Сноб 9 января 2015:
Текст статьи (уже без иллюстраций) можно почитать здесь.

* * *
Сходил сегодня на митинг в Париже. Как вы, наверное, знаете из новостей, сегодня террористы напали на редакцию парижского юмористического журнала Charlie Hebdo и убили там 12 человек.
Через несколько часов в фейсбуке назначили митинг на площади Республики – и довольно быстро записавшихся стало 40 тысяч. Я не умею считать участников митинга, но на мой взгляд было сильно больше ста тысяч – площадь была переполнена и все прилегающие улицы – тоже. При этом люди все время уходили и приходили новые. Ниже – несколько наблюдений, навеянных, в частности, сравнением с теми митингами в Москве, где мне довелось быть.

1. Начиная с какого-то количества людей митинг переходит в другое качество. Я никогда не любил ходить на митинги – мне там скучно и одиноко и совсем не прет – но тут я пробыл полтора часа и был эмоционально захвачен. Потому что когда сто тысяч все вместе скандируют «Шарли – это мы» - оно работает, честное слово. Даже если вчера я не очень знал, что это за журнал.

2. Плакатов и флагов почти не было. Было несколько картонок с лозунгом «Шарли – это я», где-то были те самые карикатуры, вызвавшие трагедию, а около статуи Республики развивался французский флаг – и все. Вместо лозунгов все поднимали карандаши и ручки (погибшие были карикатуристами). Не было речей и выступлений, но начиная с какого-то момента люди все время скандировали. То есть, как всегда, работают простые решения: понятная символика, короткие и общие для всех лозунги эмоционально действуют гораздо сильней, чем многообразный изобретательный креатив.

3. Скандировали очень ограниченное количество фраз «Шарли – это мы», «Объединимся за демократию», «Братство», «Свобода слова» и «Свобода карандаша». Я провел там полтора часа и только в конце прозвучал лозунг «против»: «Нет варварству!». Все остальные лозунги были нацелены на общие ценности собравшихся – и оно тоже работает лучше, чем любое «Долой КПСС!» или «Путин уходи!». Потому что объединяться надо вокруг общих ценностей, а не против кого-то – даже если это такие, на первый взгляд, абстрактные ценности, как «свобода слова» или «братство».

4. На московских митингах 2011-12 года, где я был, была очень ощутима неуверенность участников в том, что их действия приведут к каким-то результатам. Оттуда – ирония, которая так или иначе давала себя знать – не только в лозунгах, но и поведении. В Париже сегодня никакой иронии не было – все было серьезно.
Я не разговаривал с участниками митинга, но у меня сложилось впечатление, что эмоциональное отличие этих людей от участников московских митингов заключается в том, что им не приходит в голову вопрос «ну, пришли мы сюда, а дальше что? Чего мы добьемся?» - в частности, потому, что цель – не добиться чего-то прямо сейчас, а выразить свою позицию: мы – за свободу слова, убивать журналистов нельзя... вот, собственно, и все. Это тоже следствие того, что собравшихся объединяют не общие цели, а общие ценности.

5. Я подумал о том, что когда в девяностые в Москве убили Влада Листьева и Дмитрия Холодова никакие сотни тысяч не вышли на улицу – при том, что в девяностые никто бы не стал такой митинг разгонять. Но просто никому не пришло в голову, что если убивают журналистов – то надо на это как-то реагировать (это неудивительно – только что в 1993 году в Москве была маленькая гражданская война, а такие вещи не способствуют росту гражданского сознания). Вот мы – в частности, я – и не реагировали. Поэтому когда журналистов стали убивать в двухтысячные выходить на улицы было уже поздно.

Эту мысль хорошо бы запомнить и не забыть через пару лет после очередной победы демократии в России: за любые ценности надо быть готовым выходить на улицу – даже если тебе кажется, что сегодня им ничего особенного не угрожает.

Нет, надо выходить: ничто так не способствует тому, чтобы в правительству и в голову не пришло создавать список экстремистской литературы и блокировать сайты, как сто тысяч человек, скандирующих «свобода слова, свобода самовыражения!»

источник: Sergey Kuznetsov

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...