Saturday, January 04, 2014

Гейсбрехт Лейтенс, Мастер зимних пейзажей/ Gijsbrecht Leytens (c. 1586 — c. 1656)

Жизнеописание Гейсбрехта Лейтенса было частично восстановлено лишь в XX веке.
Происходил из города Антверпена. Сначала был подмастерьем и изучал художественное мастерство под руководством художника Жака Вролика, картины которого не найдены.
В 1611 году он стал художником и членом гильдии святого Луки в Антверпене. С этого времени он имел право на открытие собственной мастерской в ​​городе и брать на обучение учащихся.
Последние годы жизни задокументированы плохо. По разным данным, он умер или в 1643, или до 1656 года.
источник

***
В конце XVI и начале XVII века в Нидерландах работал анонимный художник, условно названный в наши дни Мастером зимних пейзажей, так как большинство его картин изображает зиму. Были попытки отождествить его с Денисом Альслотом [v. Alsloot) — фламандский живописец (1550—1625 г.)], малоизвестным нидерландским пейзажистом. Но гораздо правдоподобней другая гипотеза. Одна из картин Мастера зимних пейзажей имеет монограмму и выжженный на обороте знак антверпенской гильдии художников. Эта монограмма дала возможность считать автором картины антверпенского мастера Гейсбрехта Лейтенса (около 1586 — около 1656).

В «Зимнем пейзаже» из собрания Эрмитажа изображен уголок голландской природы: убогие хижины под развесистыми деревьями, покрытая льдом земля и фигурки людей, занятых повседневным трудом. Художник сумел увидеть красоту обыкновенного пасмурного вечера, когда у горизонта розовеют последние лучи заходящего солнца, деревья отбрасывают длинные тени, а от замерзшей поверхности земли веет холодом. Живописец увидел красоту покрытых инеем ветвей, сплетающихся в затейливый узор и окутанных морозным воздухом.
Не расчленяя пейзаж на планы, как это делали предшествующие художники, Мастер зимних пейзажей строит пространство картины естественно и целостно, чему способствует умело использованная воздушная перспектива: предметы теряют четкость очертаний и как бы растворяются во влажном воздухе по мере удаления от первого плана.
Проблема атмосферы, взаимодействия пространства, света и воздуха — все волновало художника. Небо занимает более половины картины — живописец стремился подчеркнуть взаимосвязь его с землей.
Человеческие фигурки, населяющие пейзаж, неразрывно связаны с природой, составляют ее органическую часть. Яркие пятна их одежд вносят оживление в однообразную тональность картины. Строя колорит на сочетании нежных голубовато-серых и розовых тонов, художник проявил большое живописное мастерство. Он писал тонким жидким слоем краски, пользовался то легкими и прозрачными лессировками, то густыми мазками, когда подчеркивал отдельные предметы. Иногда сквозь живописный слой просвечивает светлый грунт.

Гейсбрехт Лейтенс во многих отношениях предвосхитил достижения голландских художников XVII столетия, и не только он один. Без основы, заложенной в XVI веке, невозможен был бы блестящий расцвет искусства последующей эпохи. Нидерландские художники начали разработку реалистических жанров — портретного, бытового, пейзажа и натюрморта, — окончательно сформировавшихся в XVII веке. Они создали первые групповые портреты, предвосхитив расцвет этого жанра в творчестве Хальса и Рембрандта, и достигли больших успехов в рисунке, композиции, построении пространства, усовершенствовали технику живописи. И самое главное — они решительно обратились к действительности.

Николай Николаевич Никулин. «Искусство Нидерландов XV-XVI веков». Очерк-путеводитель.

***
В экспозиции киевского музея эта картина до последнего времени была обозначена как произведение неизвестного художника круга Питера Брейгеля Старшего. Из-за полной недоступности зарубежной профессиональной литературы музейные работники не могли знать о статье голландского знатока живописи Петруса Реелика, который еще в 1942 году опубликовал изысканный зимний пейзаж из своей коллекции. На оборотной стороне этого произведения была монограмма из букв «Г» и «Л». В списках мастеров гильдии антверпенских живописцев — гильдии св. Луки исследователь разыскал сведения о художнике, начальные буквы имени которого совпадали с монограммой. Это имя — Гейсбрехт Лейтенс. Учитывая наличие подобных по стилю картин в европейских музеях и частных коллекциях и характерные детали авторского почерка, указанные В. Щавинским, П. Реелик высказал предположение, что Мастер зимних пейзажей и Гейсбрехт Лейтенс — один и тот же художник. Список аутентичных произведений мастера исследователь расширил от трех, указанных Щавинским, до восемнадцати.

В 1973-м упорные архивные поиски и сравнительно-стилистический анализ позволили немецкой исследовательнице Эдит Грейндл назвать уже сорок четыре достоверные картины загадочного Мастера зимних пейзажей. Однако факты из биографии Гейсбрехта Лейтенса, которые исследовательнице удалось к тому времени установить, были чрезвычайно скудны. Художник родился в 1586 году в Антверпене, учился и был подмастерьем у известного только по имени живописца Жака Вролика. В 1611 году Гейсбрехт Лейтенс получил квалификацию самостоятельного мастера в гильдии св. Луки и с 1617-го по 1627 год имел нескольких учеников в собственном ателье. Кроме того, в архивах гильдии художник упоминается как капитан гражданской вахты. Для окончательной уверенности в тождественности монограммиста «Г.Л.» и антверпенского Мастера зимних пейзажей этих документально подтвержденных фактов было недостаточно.
И вот в 1988 году в журнале «Ди Кунст» немецкая исследовательница Урсула Хертинг опубликовала типичную по стилю картину «Зимний пейзаж с сокольничим и замерзшим ручьем». Произведение было подписано уже не монограммой, а полным именем художника — Гейсбрехт Лейтенс! Между тем в киевском музее, где хранится именно та картина художника, с которой и началось возвращение имени Гейсбрехта Лейтенса из небытия, об искусствоведческом расследовании ничего не было известно. В 2006 году благодаря международной организации исследователей искусства Нидерландов (CODART) мне посчастливилось работать в одном из известнейших в Европе искусствоведческих архивов в Гааге. Здесь я и познакомилась с материалами этого длительного расследования. Выяснилось, однако, что ни один из зарубежных коллег киевское произведение не видел и не анализировал. Принад­лежность этой картины — не только без подписи, но и без монограммы — кисти Гейсбрехта Лейтенса еще нужно было доказать.
Присмотримся к нашему «Зимнему пейзажу» внимательнее: застыли в ледовой роскоши голые деревья причудливой формы, припудренные первым снегом; сучковатые ветви, спутанные в лабиринт тысячами изгибов… На ветвях множество птиц. Здесь можно узнать сойку, удодов, несколько сорок. Пара зимородков на нижней ветви как будто ожидает момента, когда крестьянин, стоящий рядом на льду, пробьет жердью прорубь и можно будет начать подводное рыболовство.

На большинстве нидерландских картин такие клейма сегодня уже утрачены из-за многочисленных простругиваний основы. Так реставраторы предотвращали разрушение картины жуками-древоточцами. Все клейма «Зимнего пейзажа» нам удалось расшифровать.

Первое — «две ладони» — выжжено железным клеймом, раскаленным докрасна, принадлежит Антверпенской гильдии св. Луки и удостоверяет качество подготовленной под живопись доски. Сам знак — «две ладони», являющийся частью герба Антверпена, связывают с давней легендой о великане, который отрубывал кисти рук тем, кто не хотел платить налог, проезжая мимо города по реке Шельде. По народной этимологии, отсюда якобы и происходит название города: Антверпен (по-голландски «ханд врепен») — «отрезанная рука».

Второе клеймо — «замок» — на следующем этапе контроля гильдии служило уже подтверждением качества работы художника. Под «качеством» в этом случае контролеры понимали только технологические свойства живописи и не касались оценки художественного уровня произведения. Мотив «замка» гильдия позаимствовала также у герба Антверпена.

Последнее, третье, клеймо — «стилизованный растительный мотив» — выполнено на доске холодным способом — тиснением. Этот знак принадлежит лично мастеру, изготовившему доску, и почти приравнивается к подписи. Кроме элементов орнамента на клейме есть инициалы ремесленника. Важно так же, что на киевской картине имеется полный комплект клейм, что встречается довольно редко и может служить эталоном во время сравнения с другими работами Гейсбрехта Лейтенса.

Следовательно, на окончательное раскрытие загадки «Зимнего пейзажа» из коллекции Щавинского понадобилось без малого сто лет! Наконец старую этикетку в музее Ханенко можно поменять. Вместо «Неизвестный художник круга Питера Брейгеля Старшего. Начало XVII в.» на ней вскоре будет указано: «Гейсбрехт Лейтенс (1586—1646/56)».
источник: Таинственный виртуоз «малой ледниковой эры» - Елена Живкова (2007)

***

Есть такой китайский Го Си [Guo Xi (ок. 1020 – ок. 1090)]. Их обоих роднят напряжённые эмоциональные взаимоотношения с деревьями.
Он, конечно, совсем другой, и система построения пейзажа в кит. трад. живописи другая, но я их как братьев воспринимаю. Разнесённых во времени и пространстве. Может, они на небесах давно уже встретились и совместно опустошили не один чайник сливового вина.
источник

*
О жизни художника [Го Си] сохранилось немного сведений. Его современник, китайский теоретик и критик живописи Го Жосюй в своем трактате «Записки о живописи: что видел и слышал» от 1082 года сообщает о нём следующее:
«Го Си, родом из Вэнь в Хэяне. Ныне занимает должность исюэ [Исюэ и дайчжао — чины, которые давали в императорской Академии. Члены Академии причислялись к рангу чиновников, и получали жалование. Система должностей состояла из четырёх ступеней: Гунфын — „состоящий в свите Академии, представляющий“, Дайчжао — „ожидающий императорских указаний“, Чжихоу — „почтительно ожидающий“, Исюэ — „учительствующий“] в Императорском ведомстве Шуюань. Пишет пейзажи зимнего леса. Проявляет как искусность и разнообразие, так и глубину в композиции. Хотя он постоянно изучает Ин-цю (другое имя Ли Чэна), и восхищается им, но может выразить и собственные чувства. Огромные ширмы и высокие стены (с его росписями) намного сильнее, (чем у предшественников). В нынешнем поколении (художников) он — единственный. [В начале правления Си-нин получил императорский приказ расписать ширму для малого зала. Он расписал центральную створку, Ли Цзун-чэн и Фу Дао-инь расписывали боковые. Каждый постарался до конца (выразить) сокровенное, однако господину Фу посчастливилось в том, что его партнерами были Го и Ли.]»
источник

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...