Monday, January 19, 2015

Милосердие и сострадание очень присущи именно творческим людям/ Elena Kamburova, radio svoboda

Елена Камбурова родилась 11 июля 1940 года в городе Новокузнецке. Окончила эстрадное отделение Государственного училища циркового искусства и отделение эстрадной режиссуры ГИТИСа имени
А. В. Луначарского.
Камбурова создала свой стиль на эстраде – синтез музыки, поэтического слова и актерской работы. Ее песни звучат в более чем 100 фильмах и мультфильмах.
В 1992 году создала Театр музыки и поэзии Елены Камбуровой. В 1995 году ей было присвоено звание народной артистки России, в 2000 году она стала лауреатом Государственной премии РФ в области литературы и искусства, а в 2005 году была награждена орденом Русской Православной Церкви Преподобного Сергия Радонежского III степени.
Одна из инициаторов принятия закона об ответственности за жестокое обращение с животными. Увлекается искусством создания икебаны.

* * *
— Духовность — это особое состояние, и я считаю, что нам еще надо до нее расти, дотягивать. Вот душевность, интонация доброты — это уже у нас есть. И очень хочется, чтобы ставились спектакли, в которых господствовала бы доброта, вдохновляющая зрителей на хорошие дела. Поэтому для меня важно, чтобы в нашем театре появлялись именно такие спектакли, например «Капли Датского короля». Высоцкий очень хорошо сказал, что он не боится петь «жесткие» песни — ведь можно показывать этот мир жестко, но делать это как протест против жестокости, а не ее воспевание, не как натуральное пособие — как убивать, насиловать... Поэтому я стараюсь делать все возможное, чтобы наш театр жил и делал свое доброе дело.

Хочется находить именно такой материал, а его сейчас немного, особенно если говорить о современной драматургии — там-то как раз все наоборот, все направлено на разъятие, а не на созидание, на озлобление, «чернуху», разрушение. Я уж не говорю о том, что нынешняя песенная продукция — это во многом убиение поэзии. Я еще могу понять, когда ритмичная музыка, не отягощенная содержательными стихами, звучит в дансинге, тогда это мило и хорошо. Но когда подобное крутится по всем центральным каналам, кроме, слава Богу, «Культуры», когда в кино и телепередачах практически пропагандируется жестокость... Я считаю, что именно на такой почве вырастают те, кто может спокойно наступить на котенка или убить собаку.

Поэтому очень важно то, что существуют люди (и их немало), готовые бескорыстно помогать слабым, устраивающие акции в защиту животных. Люди, деятельность которых направлена на созидание и добро.

Елена Камбурова: «Духовность — это особое состояние».
источник: «Друг кошек» 2008 №05

* * *
— Мы все приходим из детства, и опыт нежного возраста подчас довлеет над нами всю жизнь. Какой вы были на заре жизни?

— Очень робким ребенком. Девочкой из маленького провинциального городка. Мама работала врачом, папа — инженером. У обоих, кстати, природная музыкальность и очень хорошие голоса. На мою юность, отрочество пришлось, видимо, убеждение, что плакать — это хорошо, что плакать надо много. В детстве вообще все происходит под знаком максимума. Если печаль, то беспредельная! К той мысли, что утешение всегда есть, надо прийти. Надо дорасти до нее.

— А в чем утешение?

— В понимании того, что надлежит хотя бы попытаться научиться жить по календарю вечного времени. Мир всегда был не прост, а то и откровенно жесток. И в нем всегда присутствовало много бед, трагедий, проблем, несовершенств. Но параллельно любому кошмару разворачивается еще и жизнь человеческого духа. Когда музыкант, артист осмысливают жизнь, они не мимикрируют под то, что вокруг них, и не закрывают на это глаза. Они просто выводят на свет другую реальность… И сверхрадостно, что это есть. Хотя подобное всегда очень не просто делать. Ну а если вернуться к вашему вопросу, то в детстве я была чрезвычайно уязвима. Я и до сих пор — поверите — очень во многом робкий и неуверенный в себе человек…

— Что вы предпочитаете читать?

— Вот это составляет мою боль! На мое любимейшее занятие часто катастрофически недостает времени. Но в последнее время я открыла для себя жизнеописание святых старцев. Поразительный опыт! Люди прошли удивительный путь: от духовного совершенствования — к ясновидению. Причем поразительно, как они попадали на этот путь, что их вело.

Одна из фрейлин Екатерины Второй удалилась от света и стала старицей Ефросиньей. Прожила почти сто лет, уже в глубокой старости лично вырыла колодец с водой, славящейся своими целебными свойствами. Если будете в Подмосковье, загляните в Колюпаново — это ее, матушки Ефросиньи, места.
Она спала на голой земле, окруженная самыми разными животными — курами, барашками, собаками. Она не делила их на чистых и нечистых. Просто радовалась жизни и почитала великой радостью существование любой божьей твари.
А теперь скажите, как случилось, что изнеженная девушка из высшего общества столь радикально изменила жизнь?! Быть приближенной к императрице, к блеску и роскоши тогдашнего двора, и вдруг такой поворот судьбы — в аскетизм, в юродство…

Мы ничего не знаем об окружающем нас мире и в особенности о тонком, невидимом, который много больше мира вещественного, в котором обитаем все мы.

...я верю в истину: делай, что должен, и вокруг тебя спасутся.

источник (2010)

* * *
— Есть ли на земле место, где вы набираетесь сил?

— Я о таком только мечтаю — чтобы была полная тишина, ряд книг, природа. Существует деревня, где я бываю регулярно, но все равно там присутствует небольшая суета. А хотелось бы единения с самой собой в покое, в размышлениях, в ходьбе.

— Что бы вы посоветовали пессимистам?

— Если тебе грустно — так пойди, посади перед своим домом цветы, ухаживай, наблюдай за ними — вот уже один источник радости.
Негативные мысли, обиды, печали нельзя носить в себе! Большинство людей этого не понимают, переживают «по полной программе», и тут же болезни дают о себе знать.
Укрась подъезд, займись чем-то, только не зацикливайся на себе, выйди к людям, сделай маленькое доброе дело по силам, и увидишь — мир станет лучше.

источник: «Театральный курьер», 1.01.2011

* * *
Я вообще, живу в вечном времени и, если я читаю, что из там XVI-XVII века – меня точно так же трогает, что происходит сегодня. И Россия мне кажется таким огромным существом, к которому у меня нежнейшее отношение. И во все века, во все времена таких уж сладостных времен - моменты. Моменты побед, когда все братаются, или эйфория вот, в 90-х годах, когда, боже мой, я помню, мы были на берегу реки и – вот, какой-то сообщение – мы буквально обнимались друг с другом, плакали. Нам казалось, что, наконец, пришла свобода, демократия, забыв о том, что бюрократия – это очень серьезный элемент общества.
Поэтому трудно, конечно, говорить о светлых временах. Просто они в душе каждого человека есть. Когда ты встречаешь невероятно интересную личность – у тебя праздник, когда ты берешь прекрасную книгу – у тебя праздник. Праздников очень много. Чтобы был этот общий праздник. Оказывается, действительно, для меня стало открытием, что гораздо больше людей, чем я думала, способно чувствовать и понимать и хотеть, чтобы была вот такая Россия: с милосердием, состраданием, с улыбкой. Вот, вы знаете как: ты идешь – у меня такая игра бывает – просто иду по улице или в метро иной раз спущусь, я играю: а где я найду хорошее лицо? Или хотя бы улыбающееся – очень мало. Вот, хотелось бы, чтобы было много.

– В советские времена было больше таких лиц? Или сейчас больше или трудно сравнивать?

– Это трудно сказать, но мне все равно кажется, что нравственный климат в советское время, при всех сложностях, был, конечно, неизмеримо выше.

[о Раневской] я очень часто заставала ее в довольно грустном расположении духа, особенно в летние месяцы, когда театр уезжал. Она не работала, и у нее не было возможности поехать на дачу, потому что у нее ее просто не было, а снять дачу с собакой и минимальными удобствами было невозможно. Все четыре года, и вот, все четыре лета она просиживала в центре Москвы в Южинском переулке, вот так, таким образом отдыхая. Я счастлива, что, когда у меня была хоть какая-то возможность разрушать это одиночество, я прибегала с кипой пластинок, потому что у нее они в то время куда-то ушли и мы слушали разную музыку и говорили тоже много.

источник: Эхо Москвы, 2011 год

* * *
— Недавно вам вручили премию Станиславского за создание вашего Театра Музыки и Поэзии, которому исполнился уже 21 год. Что для вас эта награда?

— Я очень рада, что премия именно в этой номинации. Театр действительно особый. Такого больше в России нет. И мне приятно, что его сегодняшний масштаб намного превзошёл мои первоначальный представления о том, каким должен быть театр. Мне повезло. Появился очень талантливый режиссер Иван Поповски. Мне хотелось, чтобы это был дом, чтобы в театре была домашняя атмосфера, и это получилось. Мы назвали театр — Музыки и Поэзии. И у нас действительно всё пронизано музыкой.
Есть и чисто музыкальные спектакли, и драматические. Я очень люблю спектакль «Капли Датского короля», это посвящение Булату Окуджаве, с которым мы были дружны. Я замечаю, что люди очень тянутся именно к этому спектаклю. На нём они попадают в совершенно другой мир. Равно как и на спектакле «Снился мне сад…». Для меня это важно: ощущать моих зрителей. Я вижу, что это люди, которые не ориентируются на «ящик». Это ценно, потому что в телевидении форматом стало такое, что, даже если бы меня туда пригласили, я бы не пошла.

— Помимо театра, вы много гастролируете. Силы где черпаете, Елена Антоновна?

— Зритель даёт силы. У меня чудесные зрители. Я выхожу на сцену — и вижу их. Я читаю их письма. Они ездят на мои концерты из разных городов. Я знаю, что они есть. Ради них и ради потенциального огромного числа зрителей я живу. Я веду передачу по воскресеньям на радио «Орфей»: в ней звучит классическая музыка и приходят разные интересные люди. И я вижу, как люди соскучиваются по настоящему разговору, по его неспешности. Потому что кругом одна суета, к сожалению.

источник: Домашний волк Елены Камбуровой (январь 2014)

* * *
- Фаина Раневская – это была уникальная личность. Что вас с ней сблизило? Вы были людьми разных поколений, из каких-то разных миров творческих.

Во-первых, был случай с радио. И когда я, наконец, во второй раз уже попала в ее дом, тут уже протекцию для наших встреч мне составила ее собака Мальчик.
Я очень люблю животных.

- А это действительно была такая фонтанирующая остроумием женщина?

Не могу сказать. Дело в том, что это были ее последние четыре с половиной года, когда мы общались. Иногда бывали моменты, когда они с Ниной Станиславовной Сухоцкой разыгрывали анекдоты. Я понимаю, для чего ей это нужно было. Она ведь еще выходила на сцену.
Она играла, и как! Поэтому ей нужен был этот тренинг.
А так – нет. Наоборот, особенно эти летние месяцы, когда театры уезжали. Ведь раньше театры гастролировали. В этом смысле вот вам советская власть. Все это оплачивало государство. Там очень много было положительного. И у меня в это время затишье с гастролями. Я старалась, как только есть какое-то время, бежать к ней. Или мы слушали пластинки. Я счастлива, что я ей открыла Жака Бреля. Она очень любила Эдит Пиаф.

Почти ни одна встреча не проходила без упоминания Пушкина.

Три ее основных предмета последних лет – это тахта, на которой она лежала, которая была очень мала, столик, где всегда был Пушкин. Она говорила: «Я могу его перечитывать все время». Мы очень много говорили о животных. Я счастлива, что на один из Новых годов я ей принесла большой альбом всяких животинок. И мы с ней даже забыли о времени. Мы пересматривали их. Очень много грусти от того, что она могла написать блистательную книгу с ее юмором, с ее памятью. Но она верно сказала: «Или писать все, или не писать ничего». А все она не могла написать.

- Грустно кончалась такая яркая жизнь, которая в воспоминаниях осталась фейерверком острот, которые вошли уже в фольклор.

Я видела уже другого человека, в сиреневом халате. Первые разы мы сидели в большой комнате. В основном, она сидела за столиком из карельской березы. Беседовали. А потом больше в маленькой – она полусидя, полулежа. Грусти было много. Хотя в ходе разговора она всегда рисовала мужские ужасно смешные рожицы. Те легенды, что у нее много было нецензурных слов в речи, в эти годы совершенно не подтверждались. И даже один раз, когда она спросила в очередной раз, как у меня дела, а дела у меня всегда были неважные, я начала нудно что-то рассказывать, и она мне говорит [имитирует голос Раневской]: «Ну, деточка, ну вы же не поете ура-ура, та-та дыра...» (Смех в студии) Я тут же Казакову это передала случайно. В общем, ей это вернулось. И она говорит: «Вы же знаете, я никогда таких слов не произношу!».

[…] Но есть еще одна замечательнейшая сторона вашей жизни. Вы такой фанатичный в лучшем смысле этого слова защитник животных.

Я первый раз пожалела, что у меня нет такого всенародно популярного имени. Как бы оно пригодилось в этой зоозащитной деятельности. Как это важно. Поэтому, когда мы пишем эти письма, их подписывают люди с именами. Один раз только очень известный человек не подписал. Меня очень трогает, что именно творческая интеллигенция очень любит животных. И вот это чувство самое важное, для меня, мне кажется. Милосердие и сострадание очень присуще именно творческим людям.

А почему оно, как вам кажется, не присуще или мало присуще современному российскому обществу?

Потому что в крови у народа нет этого, нет чувства милосердия и сострадания. И те, кто нами руководит, не имеют этого в крови. Должна произойти революция. Я говорю – должна в России, прежде всего, произойти культурная революция, которая автоматически заменит начальников. Они будут другими. Но это моя мечта.

За несколько недель до вас здесь был Андрей Макаревич – большой поборник прав животных. Мы говорили с ним о законе о защите животных, который так до сих пор и не принят.
Елена Камбурова: Мы даже не можем защитить всех кошек, которые в подвальчиках живут. При правильной стерилизации ушла бы проблема. В год ничего бы этого не было. По каждому случаю мы сражаемся.

Отношение к животному для вас человека как-то полностью характеризует? Или вы можете представить хорошего человека, который не любит животных?

Елена Камбурова: Это для меня лакмус большой. Можешь не любить, но никогда не бей по голове. Можешь не иметь их дома, но не обижай. Понимай, что животинки, которые в городе, исторически пришли к человеку. И без него ни кошка, ни собака в лесу не выживет. И жестокие случаи, которые раздувают по НТВ, немыслимые какие-то вещи, это просто свора каких-то… Не знаю, как назвать этих людей, которые разжигают в народе ненависть к любой собаке.

А вот памятником этой собачке на Менделеевской мы вам обязаны?

Елена Камбурова: Это очень нескоро произошло. Мы собирали деньги. Я возглавляла попечительский совет. Казалось бы, всё, ничего не получается, и чудо все-таки произошло. Как это было радостно. А теперь у этой собачки уже лысый носик. Загладили. Конфетки ей оставляют, цветы.

Это странное противоречие, живущее внутри русского человека, о котором еще Пушкин писал – не помню, где [см. ниже цитату], обыкновенный мужик, который бросается в горящий дом кошку спасать.

[— Теперь все ладно, — сказал Архип, — каково горит, а? чай, из Покровского славно смотреть.
В сию минуту новое явление привлекло его внимание; кошка бегала по кровле пылающего сарая, недоумевая, куда спрыгнуть, — со всех сторон окружало ее пламя. Бедное животное жалким мяуканием призывало на помощь. Мальчишки помирали со смеху, смотря на ее отчаяние. «Чему смеетеся, бесенята, — сказал им сердито кузнец. — Бога вы не боитесь: божия тварь погибает, а вы сдуру радуетесь», — и, поставя лестницу на загоревшуюся кровлю, он полез за кошкою. Она поняла его намерение и с видом торопливой благодарности уцепилась за его рукав. Полуобгорелый кузнец с своей добычей полез вниз.
- «Дубровский», 1833]

Елена Камбурова: Да, вот казалось бы. Даже то, что уже как бы было завоевано, отвоевано у грубости – эти бельки, эти ангелочки чудесные… Мы подняли всех. И наконец был запрет. Не далее как неделю назад выясняется, что в связи со всякими санкциями теперь хотят опять разрешить этот ужасающий промысел. Они же не просто убивают, они же их просто забивают. Надо видеть эти плачущие глаза.
[см. статью: Фотодокументы - Архангельск, концлагерь для тюленей]

источник: Радио Свобода - Культ личности. Елена Камбурова (январь 2015)

См. также: «Сострадание к животным» - интервью Елены Камбуровой

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...