Monday, June 09, 2014

Изменения климата и конец Австралии/ Climate Change and the End of Australia

Хотите узнать, что нам готовит глобальное потепление климата? Просто посетите Австралию, где реки пересыхают, коралловые рифы гибнут, а на континенте бушуют лесные пожары и наводнения

Учитывая потепление на 9 градусов, компьютерная модель развития событий в Австралии выглядит как фильм-катастрофа. Исчезнет естественная среда обитания большинства позвоночных. Приток воды в бассейн Мюррей-Дарлинг уменьшится вполовину, что резко сократит возможность выращивания пищевых культур. Уровень моря поднимется, многие районы крупных городов будут полностью затоплены. Сотни миллиардов долларов уйдут на возмещение ущерба, нанесенного дорогам и расположенному на побережье жилью. От Большого Барьерного Рифа останется лишь сгусток фиолетовой бактериальной слизи. Сильнейший зной и другие экстремальные погодные проявления, наряду с тропической лихорадкой и прочими переносимыми москитами инфекциями, приведут к гибели тысяч людей. Среди фермеров и аборигенов, которым придется покинуть родные места, еще более участятся депрессии и самоубийства. Доктор Джеймс Росс (James Ross), директор Remote Area Health Corps, называет перемену климата «главной угрозой здоровью в XXI веке».

(на фото: обгоревшие останки кенгуру на окраине Канберры, где бушевали пожары)

По сути, на протяжении уже более 20 лет в Австралии происходит то, что ожидает остальной мир в будущем. То, что австралийцы именуют «Большой засухой», установилось с начала 1990-х, и очень быстро усиливалось. Более 10 лет уровень осадков остается ниже нормы. Запасы питьевой воды в Мельбурне с населением более 4 миллионов человек, вскоре оказались исчерпаны. Пахотный слой почвы начал высыхать, что привело к образованию гигантских пылевых облаков — одно из них достигло размеров в 1 800 км в длину и 450 км в ширину. В Сиднее свирепствовали такие сильные песчаные бури, что пришлось закрыть аэропорт и паромную переправу, оставив жителей пережидать взаперти. По оценкам ученых, за день песчаная буря снесла в море несколько миллионов тонн почвы. Как заявила репортерам Дайанн Торли (Dianne Thorley), мэр небольшого городка в страдающем от засухи бассейне Мюррей-Дарлинг, «Австралия похожа на засохшее яблоко».

В некотором смысле, Австралия – творение человеческой изобретательности. Из шести обитаемых континентов Австралийский — самый засушливый. За исключением тропического пояса в северной части и нескольких зон умеренного климата на юго-востоке, его площадь – пустыня. То, что в Австралии проживает 22 миллиона человек — заслуга инженеров, нашедших способы добычи и хранения подземных вод в достаточном объеме, позволяющем австралийцам выращивать помидоры и когда угодно принимать душ. Величайшее достижение австралийской инженерии — сеть каналов и протоков, превратившая бассейн Мюррей-Дарлинг на юго-востоке страны (в прошлом — засушливую пустыню площадью в 2,5 миллиона кв. км) в сельскохозяйственный рай. Благодаря этому Австралия стала крупным экспортером пшеницы.

Но этот инженерный триумф дорого обошелся. Крупномасштабное сельское хозяйство в дельте привело к осушению рек и истощению почвы. Вместо хорошо приспособленных к местным климатическим условиям растений с мощными корневыми системами теперь росли злаки, требующие постоянного орошения. Результат — повышение уровня грунтовых вод и осолонённость почвы. «Засолённость не только делает почву непригодной к использованию, но и затрудняет доступ к пресной воде людям, живущим ниже по течению. Это катастрофа замедленного действия», — говорит Билли Сквайр (Billy Squire), борец за охрану окружающей среды в дельте.

Прошлым летом на юге Австралии наконец прошли дожди. Вернее, начались наводнения. Многие местные фермеры решили, что это означало конец «Большой засухи». Однако то была лишь короткая передышка. Климатические модели показывают, что в ближайшие десятилетия засуха усилится. «Мы в Австралии расходуем воду крайне неэкономно. Для выживания нам придется многое изменить», — утверждает климатолог Джеймс Муди.

Без воды Австралия не только высыхает, но и горит. Лесные пожары давно стали здесь обыденностью, и австралийцы считали, что успешно справляются с их последствиями. Но в конце января 2009 года ситуация изменилась. В Мельбурне температура три дня держалась на отметке 43° по Цельсию. Система общественного транспорта в буквальном смысле разрушилась: трамвайные рельсы оплавились от жары; в сотнях тысяч домов отключилось электричество. Джон Брамби (John Brumby), глава штата Виктория, заявил на пресс-конференции, что 7 февраля 2009 года запомнится как «худший день в истории штата». Из-за Большой Засухи количество осадков около 10 лет было ниже нормы, влага из почвы испарилась, а деревья и растения стали ломкими словно спички.
«Штат высох как фитиль», — предупредил Брамби, призывая жителей готовиться к худшему.

За два дня до того как на Австралию обрушился ураган Яси, я был в 80 км от берега материка, плавая в компании морских черепах и рыб-попугаев у Большого Барьерного Рифа. Риф искрится красками и жизнью: ярко-розовые кораллы, рифовые акулы и морские ангелы. Но едва я был готов потерять голову от всей этой красоты, мой подводный гид, Дэвид Кляйн (David Kline), сотрудник Лаборатории экосистем коралловых рифов Университета Квинсленда, показывал на безжизненную гроздь кораллов и кивал. Я знал, что он имеет в виду: эти подводные скелеты – кораллы, убитые потеплением воды в океане, - знак беды для одной из важнейших экосистем Австралии.

Повышение температуры и кислотности вод медленно убивает коралловые рифы во всех уголках мира. Большой Барьерный Риф — один из наиболее охраняемых рифов в мире. Здесь строго запрещена ловля рыбы, - основная проблема в других подобных районах. Но даже Большой Барьерный Риф вряд ли сможет противостоять потеплению и окислению вод после 2050 года. По словам Д.Е.Н. Верона (J.E.N. Veron), бывшего главного научного сотрудника Австралийского института океанологии, «там, где процветают коралловые сады, поддерживая богатейшее разнообразие биологических видов подводного царства, останется лишь красно-черная бактериальная слизь».

Окисление океана – даже большая угроза, чем потепление. Оно лишает кораллы способности создавать их кальциево-карбонатные остовы. Д.Е.Н. Верон продолжает: «Потенциальные последствия окисления иначе, чем катастрофическими, не назовешь. Океан будет поглощать углекислый газ, и тут ничего нельзя сделать – кроме немедленного и значительного сокращения выбросов СО2 в атмосферу». Разрушение пищевой цепочки также катастрофически скажется на всех обитателях подводного мира, от китов до мельчайших организмов.
Поскольку медузам не нужны твердые оболочки, повышенная кислотность морских вод даст им эволюционное преимущество. Морской биолог Донна Робертс (Donna Roberts) говорит, что в экспедициях ей уже сейчас встречается гораздо больше медуз, чем раньше. «Одним из последствий сжигания ископаемого топлива может оказаться то, что воды станут океаном из медуз», — говорит она.

Отрывки; полный текст статьи

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...