Saturday, January 10, 2015

Война идет между здравым смыслом и безумием/ Andrey Biljo - Echo of Moscow

Андрей Георгиевич Бильжо (род. 1953) — российский художник-карикатурист. По профессии — врач-психиатр. Также работает в области книжной иллюстрации, авторской книги, анимации, дизайна интерьера.

Художник, эссеист и «мозговед» Андрей Бильжо родился в Москве и с детства «малевал картинки на полях». В юности под впечатлением книг Василия Аксенова и фильма «Коллеги» пошел в медицину, стал врачом-психиатром и десять лет проработал в Институте психиатрии. Студентом увлекся карикатурой, рисовал «анекдоты на бумаге» для газет и журналов.
В начале 90-х появился главный карикатурный персонаж Бильжо – Петрович, про которого уже сняты мультфильмы, написаны книги, вышла компьютерная игра, а в Венеции ему поставлен бронзовый памятник – с рюмкой в одной руке и бутылкой в другой. Чтобы сохранить «целый пласт бытовой культуры» советской эпохи, Бильжо основал сеть клубов-ресторанов «Петрович» – сочетание ресторана, музея и галереи – в России и не только. Вел телепрограммы «Анализы недели» и «Итого», «ведет прием» на радио – в передаче «На приеме у Бильжо». Коллекционирует фотоаппараты; любит сидеть на венецианской набережной и пить белое вино.

«Я любил и люблю старые вещи, в которых собрана какая-то энергия, время. Теплота этого времени, память. И мне как художнику это очень нужно. Без этого невозможно обойтись».

«Раздражает московская экология, хамство, жлобство людей на навороченных машинах... Раздражает, что в своем же подъезде с кодовым замком люди бросают окурки... Москва так стремительно меняется, что любимые места становятся нелюбимыми. Все строится с истерическим надрывом: надо спилить деревья и поставить во дворе 24-этажную башню... Однажды я отправился пешком по Бульварному кольцу, слегка ужаснулся и повернул обратно».

«Если я смеюсь над собой, то, значит, я имею право смеяться еще и над кем-то другим. Но если я не смеюсь над собой, если я не позволяю смеяться над собой, то какое право я вообще имею рассказывать анекдоты или рисовать картинки... Чувство самоиронии, вот что самое важное, понимаете».

«Я однажды получил замечательное письмо, которым горжусь. Где была написана одна строка: "Берегись, поганый рисовальщик". И мне это ужасно нравится, потому что это формула какого-то там XIX века, "берегись, поганый рисовальщик!" - какая красивая фраза на самом деле».
(источник)

Андрей Бильжо в блогах «Эха Москвы»

Раненые карикатурой (21 сентября 2012 - !):

И вот опять карикатурный скандал, грозящий перерасти во 2-ю карикатурную войну. На этот раз причиной стали картинки не в Датском королевстве, а в республике Франция.
И опять — неприкасаемый пророк Мухаммед.
И опять возмущен мусульманский мир.
Совсем не мирный мусульманский мир.

Про что же можно рисовать карикатуры, а про что — нельзя?
И где та граница, которой нельзя переходить художнику?
И есть ли граница вообще?
И кто пограничники?

Я, наверное, кого-то удивлю, но мне кажется, что рисовать можно про всё.
Но! Очень важно:
Как это сделано.
Для кого это сделано.
С какой целью это сделано.
Если это сделано грубо и зло, с целью кого-то обидеть — это плохо.
Если кто-то смеётся над трагедией кого-то — это плохо.
Плохо и всё.

Ответом на этот плохой поступок может быть только другая карикатура. Или слова. Не более того.
Если уж совсем подло и гадко — то презрение, нерукопожатие — это максимум!
Ведь это всего лишь картинка. Рисунок на бумаге, где фигурируют персонажи.

А, с другой стороны, существует такое понятие, как черный юмор. И масса карикатур, страшилок, анекдотов про слепых, глухих, безногих… Про инвалидов.
Но вряд ли нормальному человеку придёт в голову шутить на эту тему в доме инвалидов. Или в присутствии инвалидов. Это элементарное чувство такта.

Светский, не религиозный человек в своей газете может для своих читателей остроумничать и высмеивать не только мусульман, но и представителей любых других религий. Он свободен, как свободен его читатель.
Ровно так же мусульманин и представитель любой другой религии для своих читателей может высмеивать пороки светского общества.
Потому что это — всего лишь картинки. Кар-тин-ки!

Глупо обижаться на анекдот. Это удел не очень образованных личностей.

Есть анекдоты про евреев, армян, украинцев, грузин, эстонцев, американцев, англичан, французов… Придуманные, кстати, часто представителями этих народов, в которых высмеиваются какие-то национальные черты характера, какие-то особенности того или иного народа. Умение смеяться над собой — великое качество. Это самоирония. Это показатель силы, ума и свободы.
Предвижу вопрос, мол, а про холокост, Бильжо, можно рисовать карикатуры?
Ну, если для кого-то эта тема смешная — смейтесь. Между прочим, международный конкурс карикатур на эту тему уже проходил в одной мусульманской стране, и в нём участвовал кто-то из российских художников. И, кажется, даже не один.

За картинку нельзя проливать кровь, какой бы темы эта картинка не касалась.
Так можно докатиться до абсурда. Впрочем, до него мы давно докатились.
Помню, как в книге отзывов на моей выставке карикатур в библиотеке им. И. С. Тургенева один зритель, комментируя мой рисунок на тему «Муму», написал: «Бильжо ненавидит собак и глухонемых».

В любом случае, во всех этих карикатурных историях провокаторами являются не художники, а те, кто играет на чувствах фанатиков. А фанатик всегда не гибок, не тонок и не глубок.
Вот картинки из альбома итальянского художника Джузеппе Венициано, на выставке которого я был в Венеции.
И ничего. Очень верующие итальянские католики совсем не возмущались. И никому не приходило в голову запретить эту выставку.

Будьте здоровы и держите себя в руках.

* * *
Я не понял (04 октября 2012):

Вот как так может быть, если пророка Мухаммеда никто никогда не изображал, так как изображать его нельзя, то как же мусульмане догадываются, что это именно он, пророк Мухаммед?
По каким признакам?
По каким чертам лица?
А тем более, если это карикатура – образ абсолютно условный.
Выходит, только по подписи...

Ну будьте здоровы и держите себя в руках. И картинка вам вовсе не про пророка.

* * *
Нет слов... (8 января 2015)

Сначала в качестве преамбулы…
Несколько лет я писал еженедельные свои посты на «Эхо Москвы». Я наивно считал, что кто-то к ним прислушивается. Я наивно заканчивал каждый свой пост фразой: «Будьте здоровы и держите себя в руках». Никто этих слов не слышал.

Несколько месяцев назад я перестал писать.
Я отдал свою площадку тем, кому было что сказать. Или им казалось, что им есть что сказать.
Если для кого-то показателем спокойствия является улыбка президента, то я лучше промолчу.

Болезнь развивается по своим законам. Если пациент отказывается от лечения, помочь ему нельзя. Возможно только принудительная госпитализация, а это чревато сроком.
Всё, всё взаимосвязано в этом мире. Агрессия и зло не имеют границ. Зло наступает по всем фронтам. Зло под маской духовности и божественной справедливости. Неважно, в каком обличье Бог.

Война идет между здравым смыслом и безумием.
Везде.

Убить средь бела дня невооруженных, безобидных, выполняющих свой профессиональный долг людей – у себя в стране, у себя дома – это чудовищный вызов и чудовищная несправедливость.
Смеховая и художественная традиция Франции уходит корнями очень глубоко. Это гигантская цивилизация. Убийство художников и журналистов – это вызов этой самой цивилизации и мировой культуре.
Убить клоуна может только рожденный от зверя.
Сказать, что эти нелюди были оскорблены – чистая глупость. Нечеловек не может быть оскорблен – у него нет этих чувств. Не объяснить им, этим нелюдям, что ответом на рисунок может быть только рисунок, ответом на слово может быть только слово. Рисовать карикатуры можно про все и на всех.
А про Холокост можно? – спрашивают часто меня некоторые граждане.
Рисуйте! Если вас смешит уничтожение миллионов в газовых камерах и это вас веселит – рисуйте… Я не буду призывать за это убивать вас, вы просто для меня будете существовать в другом пространстве и в другом мире. Как существуют многие в другом мире и в другом пространстве.
Куда я не пойду. Куда я не хочу идти.
Это мой выбор.
Не ходите и вы в мой мир. В наш мир. Да еще с автоматом. Или с бейсбольной битой. Не смотрите спектакли моего (нашего) мира. Не читайте книги моего (нашего) мира. Я (мы) не ходим ведь в ваш мир?

Давайте на журналах, фильмах, программах спектаклей писать, кроме возрастных категорий, еще и список тех, кого это может оскорбить.
Впрочем, достаточно написать одну фразу: «Это может оскорбить безграмотных идиотов». Но они, эти безграмотные идиоты, не примут это на свой счет. Они-то считают себя как раз грамотными и не идиотами.

Если в каком-то африканском племени оскорблением считается не проколотый большим кольцом или костью нос, то тогда что же, во всех европейских журналах надо прокалывать носы? Хотя бы в фотошопе?

И последнее.
Если сообщество мусульман России сочло, что грех кровопролития равен греху якобы провокации, то они – соучастники этого ужасного преступления. Рисовать и писать надо продолжать то, что считаешь нужным. Как это сделали сегодня французские журналисты и французские художники, которым я безумно завидую.

Мои соболезнования всем тем, кто был близок к погибшим.

Закончу свой текст такой фразой: вы не здоровы.
И вы не умеете держать себя в руках.

***

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...