Tuesday, July 01, 2014

время существительных, убийства чести, гражданское противостояние/ radio svoboda org. - misc

источник: Время существительных и троллинг, отрывки

Еще теперь многие понимают, что журналист должен быть рассказчиком и что разговорный язык остается разговорным даже тогда, когда ты пишешь, а не только в устной речи. Когда люди читают, они должны слышать голос автора. Сейчас это представляется правильным. Со словом столько всего происходит! Если говорить про наше время, то мне кажется, если ты не умеешь говорить весело, просто и коротко, то лучше не говорить. Весело, просто и коротко – это требует усилий. Я прочитала все вещи Черчилля, оказывается, сто лет назад он об этом думал. Он выходил перед большой аудиторией и говорил, что Англия всех любит, но она не может за всех выйти замуж. Это была первая фраза во время войны, и все хохотали. Когда говорили: «Великий Уинстон, послушать твои речи приходит столько людей, в два раза больше, чем ты ожидаешь, ты, наверное, этому рад?» – он отвечал: «Да, но я не забываю, что на мое повешение пришло бы в сто раз больше».
Вот это сейчас очень модно, и я этому учу. В том смысле, что я просто говорю: забудьте навсегда слова – уникальный, особенный, хороший, знаменитый. Вообще прилагательные надо все забыть, сейчас время существительных. «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека...» Существительные позволяют потратить меньше времени и сказать гораздо больше. Потому что существительные – это детали. [?]

Глагол – это всегда побуждение к действию, и это всегда, конечно, в последнюю очередь: давайте сделаем это, так пойдемте же... Но речь, построенная на глаголах, императивна, она у людей отключает разум. Надо искать существительные, надо искать детали.

* * *
источник: Греховное бикини, богомерзкий футбол

Консервативный депутат парламента Кувейта Хамдан аль-Аземи, возглавляющий «Комитет по противодействию чуждым нравам», хочет в законодательном порядке воспретить женщинам «обнажаться» в общественных местах, включая бассейны. Когда его попросили определить, что такое нагота, аль-Аземи ответил: «Никакое отрицательное явление, противное культуре и ценностям Кувейта, не нуждается в юридическом определении; мы можем его распознать и так

По-видимому, речь идет о табу на ношение купальников-бикини. Этому выступлению в парламенте Кувейта предшествовало судебное дело, в котором местная жительница проиграла бывшему мужу спор об опекунстве над детьми; главным вещественным доказательством против нее служила фотография, на которой она была запечатлена в бикини на пляже в обществе постороннего мужчины.
Два года назад «Департамент по общественным связям и нравственной сознательности» правительства Кувейта рекомендовал женщинам не надевать бикини, но не преминул добавить, что никакая купальщица не будет арестована за ношение такого костюма, если «ее поведение в остальном не является аморальным».

Американский арабист Даниэль Пайпс напоминает, что вот уже более двух веков мусульмане ощущают на себе прессинг со стороны Запада:
– Это прессинг военный, экономический, культурный. Ответили мусульмане на этот вызов по-разному. Одни полностью приняли западные ценности, вторые заимствовали отдельные их элементы, но отвергли остальные. Третьи отринули эти ценности почти тотально. И эта третья категория исламистов, или фундаменталистов, на сегодняшний день является доминантной. Она готова, скрепя сердце, брать у Запада лекарства или военную технику, но ничего более. И умеренным кругам трудно им что-то противопоставить.

По самым скромным подсчетам, в Пакистане ежегодно происходит около тысячи так называемых «убийств по мотивам защиты семейной чести». За редчайшим исключением, жертвы этих убийств – женщины, заподозренные или уличенные во внебрачном сексе либо в ослушании отца или родных при выборе мужа. И то, и другое классифицируется как «подрыв устоев». И полиция зачастую покрывает ревнителей этих устоев, преступающих «формальный» закон.
В Пакистане, как информирует социологическая служба Pew, 40 % населения не видит, в принципе, ничего предосудительного в «убийствах по мотивам чести». В Египте и Афганистане таких насчитывается порядка 60-70 % , в Казахстане – только 15%.

...чтобы признать женщину виновной в прелюбодеянии, требуются независимые показания четырех очевидцев – уважаемых лиц мужского пола. Не свидетелей, а очевидцев! Поскольку такое соединение обстоятельств – явление редчайшее, то ярые, фанатичные консерваторы, я полагаю, и прибегают к внесудебным расправам над ослушницами.

Семейное насилие приватно, «убийства чести» – публичны; семейное насилие есть акт индивидуальный, «убийства чести» – деяние почти всегда коллективное.

В исламе нет строгого священноначалия в том виде, в котором оно существует, например, в католичестве, подчеркивает арабист Даниель Пайпс. Поэтому фетва*, суждение, выносимое одним отдельно взятым муфтием, не имеет обязывающей юридической силы, помимо практической готовности паствы или власть имущих следовать этому суждению.
[*Фетва - в исламском праве разъяснение какой-либо проблемы религиозно-правового характера, а также ответ на вопрос религиозного характера, который дает компетентный человек. Во множественном числе «фатава». Ученый, который дает ответы на вопросы религиозно-правового характера называется муфтием. Сделанное же им заключение называется фетвой. Ответ на поставленный вопрос называется ифта, а обращенный к муфтию вопрос называется истифта.]
Вот пример фетвы, произнесенной на тему абсолютно злободневную и, видимо, ввиду ее актуальности растиражированной мировыми СМИ: саудовский клирик шейх Абд аль-Рахман аль-Барак назвал футбол «богомерзким» занятием, идущим вразрез с принципами морали и приведшим к деградации истинной веры:
«Мусульмане, попавшие под тлетворное влияние футбола, соблазнились обычаями врагов ислама, поглощенных развлечениями и играми... Нельзя быть болельщиком какой-то команды, это идолопоклонство, и ненавидеть болельщиков другой команды, если они твои единоверцы. Негоже сквернословить и впадать в агрессию, что свойственно поклонникам футбола. Как нельзя восхищаться футболистом, не исповедующим религию Магомета…»

* * *
источник: Украинско-польский мир

Адам Поморский: Оказывается, идентификация только отрицательная: там враг, здесь враг – значит, мы, свои, должны сплотиться, а вокруг враги. Помните, в перестроечное время все цитировали Багрицкого:
Оглянешься – а вокруг враги;
Руку протянешь – и нет друзей;
Но если век скажет: «Солги», солги.
Но если век скажет: «Убей», – убей.
Тогда цитировали как раз в отрицательном плане, а сейчас…
Сергей Жадан: Это вернулось, история сделала круг.

...Это бред, и это страшный бред, потому что насилие нарастает. И сегодня ведутся просто фронтальные бои с применением артиллерии, танков, самолетов, и все вдруг вспомнили о гражданском населении. Гражданское население уже недовольно и военными, и сепаратистами. Это то мирное население еще два месяца назад радостно приветствовало людей с автоматами, которые приходили в их города, срывали государственные флаги, занимали здания и выбрасывали милиционеров из райотделов. А три месяца назад они же радостно рукоплескали, когда избивали мирных граждан. То есть постоянная мутация создания, появление какой-то новой терминологии, новой ситуации, которая сегодня уже, по-моему, никем не контролируется. И во что это может перерасти, даже страшно себе представить.

... в гражданском противостоянии виноваты все, и решать эту проблему можно только сообща. Иначе это не будет решением, а это будет победой одних над другими, что только законсервирует конфликт, но не будет способствовать его решению.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...