Monday, May 05, 2014

Донецкое быкокко: Рококко и «быки» / Yanukovich art style

отрывки, полный текст

В Киеве в Национальном художественном музее Украины – ежедневные очереди на выставку «Кодекс Межигорья». Личный стиль Виктора Януковича искусствоведы назвали «донецким быкокко».

Поскольку главная особенность коллекции Межигорья, которую Виктор Янукович собирал через помощников и получал в подарок, это отсутствие всякой логики и системы, кураторам Алисе Ложкиной и Александру Ройтбурду пришлось вступить в зону психологии. Выставка поделена на несколько разделов: Книга времени, Книга воды, Книга света, Книга духовности, Книга кумиров, Книга тщеславия, Книга куртуазности, Книга растений, Книга охоты, Книга воина.

О том, как Виктор Янукович представлял себе прекрасное, говорит художник Александр Ройтбурд:

— Первое, что мы увидели, – это машины, поскольку вещи, приготовленные к отправке, стояли в гараже. Много машин.
Первое впечатление: у ребенка не было игрушек, и он наконец восполнил этот недостаток. Потом мы увидели подсвечник, очень желтый, такой желтый, не как золото, а как пластмасса, гальванопластика. Очень желтый и очень большой. И ящики с искусством.

...из каптерки выбежал боец «Самообороны», вынес какую-то картину и сказал, что, наверное, это очень ценная картина. На картине был изображен горшок, рядом баклажан, арбуз, дыня, какие-то плоды. Написано на уровне провинциального художественного училища, третий курс, очень робко. Я подумал, что мы зря ехали. Тут другой боец залез на грузовик, открыл один ящик, достал икону по виду XVIII века и сказал, что тут еще три ящика икон. Я понял, что-то есть. Позвонил знакомым директорам музеев: Национального музея, Русского музея, попросил разыскать специалистов; Алиса вызвала хранителей музейного комплекса «Арсенал».

— То, что я увидела на выставке, – это прекрасный каталог (или словарь) состояния ума хозяина всех этих богатств, не правда ли?
— Другую каталогизацию трудно было придумать. Как в одну иерархию уместить Поленова за 10 миллионов долларов и какую-то картинку за 100 гривен, золотую пластину с изображением Януковича и лидеров Партии регионов, и тут же Янукович, но выполненный из пшена, риса, манки, кукурузы, фасоли и гороха, как у Ильфа и Петрова «Дед Пахом и трактор»?
...морские пейзажи, в том числе хороший Айвазовский, я не поклонник Айвазовского, но это хороший Айвазовский. И тут же какие-то китчевые, чуть ли не с Андреевского спуска, работы уличных художников.

Есть [иконы] совершенно банальные и малоценные монастырские, XIX-XX веков, есть Византия XIV века, есть редкие изводы XVI века, есть иконы XVI-XVIII веков, есть потрясающие образцы украинского барокко, есть полный китч, как икона в киоте – если ее открыть, начинает звучать духовное песнопение. Это игрушка типа музыкальной шкатулки, к православной иконописной традиции имеет очень отдаленное отношение, икона очень посредственная.

...«Книга куртуазности». Дело в том, что в януковичевской Украине женское начало было фигурой отсутствия. У него не было первой леди, о существовании его гражданской жены мы узнали уже только после его бегства. Его личная жизнь была непубличной. С ним рядом никогда не появлялась никакая женщина. У него двое сыновей, дочерей не было. Он был таким воплощением мачо, без женщин. Обилие куртуазных статуэток, пейзажей и ваз с какими-то или куртуазными, или буколическими сценами – это восполняло фигуру отсутствия, восполняло женское начало.

Охота – это было любимое занятие Януковича. Охота – это такой барский досуг, забава феодалов, которая как-то передалась генеральным секретарям, а от партноменклатуры была унаследована постсоветской аристократией. Коммунисты освоили барские забавы, а постсоветская квазиэлита переняла эти дивные привычки, на мой взгляд, несколько варварские.
Поохотиться с Януковичем – это значит «решать вопросы», желающих очередь стояла, трудно было попасть в его компанию. Известно, что в день первой крови на Майдане он охотился в Сухолучье, одно из его охотничьих угодий, у него по всей Украине были такие угодья.

...Вы знаете, я никогда не сомневался, что у него именно такой внутренний мир. Какой внутренний мир мог быть у человека, который говорил: Анна Ахметова, писатель Бебель, поэт Чехов? Понятно, что это достаточно примитивный человек. Отсутствие культуры – это диагноз. Мне Украину жалко.

*
Оксана Баршинова, завотделом искусства ХХ – начала ХХI века Национального художественного музея:

Межигорье – это лицо власти, это образчик чудовищной коррупции на фоне общей нищеты, очень бедного государства, неразвитой экономики. Совершенно бессовестное самоутверждение, игра в диктатора. Настоящей диктатуры у нас не было, но игра в нее велась очень даже серьезная. Но, кроме того, мы поняли, что Межигорье – это не какой-то остров, не резервация, не нечто закрытое, отделенное от общества. Межигорье – это важный, очень показательный социальный феномен, который нужно анализировать, это такое зеркало общества. На самом деле Межигорье везде. Если мы взглянем на нашу современную архитектуру, застройку Киева или скульптуры, тот же монумент Незалежности на Майдане и прочее – это все вещи одного порядка, это такая же безвкусица, такой же китч.

Безусловно, есть приятные артефакты, парадоксальные. Портреты Януковича из разных материалов, назовем это так. Один портрет сделан из злаков, пшена, манки, из кукурузы и фасоли. Второй портрет из янтарной крошки. Вышитый портрет; портрет, подаренный китайскими товарищами; просто печать на фарфоре, тарелка. Не говорю о родовом гербе Виктора Януковича, это вышивка и аппликация на ткани. Это самые поразительные и курьезные вещи здесь.

...современные квазидиктаторы, люди, которые считают, что «государство – это я», продолжают отождествлять себя с властью, они полностью наследуют эту чудесную традицию. Это лицо нашей постсоветской элиты, постсоветской власти, не оторвавшейся от прошлого, не порвавшей с замашками вождей эпохи тоталитаризма. Достаточно посмотреть зал, где находятся трофеи охотничьи, оружие, дипломы Януковича о том, что он лучший охотник года. Теперь, после страшных жертв конца февраля, это воспринимается специфически. Прекрасно понимаешь, что унаследованная от российских помещиков, российских землевладельцев любовь к охоте перешла во вкусы и поведение советской элиты, это оставалось любимым времяпрепровождением и наших «вождей».

...Безусловно, какие-то детские травмы, стремление показать всем, что он из себя представляет. Когда он достиг такого уровня, это отразилось в жажде накопительства. Количество невероятное – это только часть, малая толика того, что было в Межигорье, многое он успел вывезти, когда бежал, что-то там еще осталось, остается до сих пор. Не говоря о том, что у него были другие дома, насколько известно. Все они заполнялись с маниакальной страстью большим количеством вещей. Безусловно, это какая-то компенсация, представление примитивное о том, как должен жить человек на вершине власти, впитанное маленьким Витей Януковичем из советских фильмов, из того, как он наблюдал за жизнью донецкой номенклатуры. Можно только представить себе это. Показательно то, как совпадает этическое и эстетическое, как совпадает бессовестная тяга к роскоши с тем, как эта власть вела себя по отношению к национальной экономике, к собственному народу. Здесь исключительная, очень грустная на самом деле гармония получается.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...