Tuesday, November 12, 2013

Гитлеровские фурии: роль женщин в нацистских преступлениях / Hitler’s Furies - book by Wendy Lower

[Нашла новый ресурс, обрадовалась, что не надо возиться с переводами – но очень скоро выяснилось, что переводы ИноСМИ не такие уж качественные. Ладно бы шероховатости стиля и канцеляризмы – но, например, «грамматические школы», куда ходили немецкие девушки! UPD: в статьях еще перлы от переводчиков ИноСМИ - вращает своими глазами; происходят такие вещи. Тьфу. Переводят роботы?
Ниже – мой перевод по первоисточникам.]

источник: In Nazi Germany, women were killers too:

Автор книги «Фурии Гитлера» рассказывает о роли немецких женщин в Холокосте, раскрывая тему, которую историки, как правило, предпочитают обходить молчанием.

«Гитлеровские фурии» (Hitler’s Furies) – книга профессора истории Вэнди Лоуэр (Wendy Lower), представляющая собой хронику участия немецких женщин в Холокосте.
Профессор Лоуэр подробно рассказывает о том, что эти женщины были способны на такие же зверства, какие совершали нацисты-мужчины, — тема, которую историки Холокоста зачастую предпочитают обходить молчанием.

Основная мысль книги Ханны Арендт (Hannah Arendt) «Эйхманн в Иерусалиме» (Eichmann in Jerusalem) заключается в том, что «банальность зла» остается одним из наиболее устойчивых клише, эвфемизмом для обозначения не только бюрократов, но и «простых» людей, замешанных в военных преступлениях своего государства.

Подобно персонажам книги Ханны Арендт, многие из «Гитлеровских фурий» были «конторскими убийцами» — секретарями и администраторами, главным оружием которых были не пистолет или газовая камера, а печатная машинка, используемая для решения Гитлером еврейского вопроса.

Но, несмотря на сходства, такая аналогия не вполне оправдана. «Фурии Гитлера» не нейтральны в идеологическом смысле; преступления их не ограничены конторами и кабинетами. Вэнди Лоуэр подробно рассказывает о том, что эти женщины были способны на те же зверства, какие совершали нацисты-мужчины.

Профессор истории Вэнди Лоуэр:

«Генрих Гиммлер видел в Восточной Европе предопределение германской судьбы, а Гитлер в некоторых своих монологах упоминает о коренных народах Северной Америки и об их исчезновении. Фашисты считали гибель коренного населения неотъемлемой частью процесса построения империи. На «Диком Востоке» царило ощущение, что всё возможно, поэтому люди там проверяли и усваивали новые роли и типы характеров. Секретари типа Йоганны Альтфатер (Johanna Altvater) действовали в гетто, словно погонщицы скота. Её описывают носившей короткие брюки, характерные для ковбоев Запада, — что противоречило образу немецкой домохозяйки. В Третьем рейхе всячески старались пропагандировать образ женственности, однако поведение нацисток противоречило понятию женственности.

на фото: 
В центре нацистских убийств: 
Ирма Гриз (Irma Grese) была надзирательницей в концлагере и стала одной из немногих женщин, призванных к ответу за совершенные преступления

На мой взгляд, всё нацистское движение — и фашизм в целом — апеллирует к молодежи.
В идеологии нацистов самым мощным был расистский элемент, наряду с пристальным вниманием к воспроизводству, жизнеспособности и плодовитости.
Нацистов в первую очередь интересовала практическая польза, а также то, кого именно можно было завербовать для проведения некоторых из экспериментов.
Незамужние девушки в возрасте от 17 до 25 лет обязаны были проходить трудовую повинность, то есть уже сама официальная политика привлекала эту социально-демографическую группу населения к работе секретаршами, медсестрами и учителями на Востоке.
Не связанные семейными узами, такие девушки готовы были отправиться куда угодно. Выпускницы средних школ, они видели здесь шанс проявить себя, прежде чем осесть или найти мужа, работая за границей.

Думаю, мы склонны недооценивать важность той роли, которую играла классовая принадлежность в самоопределении этих женщин. Первая мировая война положила конец и дискредитировала режим Кайзера. Внезапно женщины получили возможность голосовать, участвовать в общественной жизни, вырываться из удушливой атмосферы деревень, где их заставляли пасти овец. Естественный путь для подобной мобильности — такие «женские» профессии, как медсестра, учительница и секретарша. Именно в этих сферах женщины достигали успехов в рамках тогдашней государственной системы.

Бóльшая часть литературы на эту тему рассматривает фашизм в контексте подъема современного государства, а также сопровождающего его гос-строительства. Часто судьбы женщин остаются за рамками этих исследований.
Одна из главных задач моей книги — обсуждение вопроса женской непричастности.
Во многом женщины были неотъемлемой частью внутренних механизмов страны, виновной в развязывании войны и Холокосте. Поэтому ошибочно рассматривать роль женщин в развитии государства, отрицая при этом их причастность к политике и преступлениям этого государства.

Я не хочу переоценивать роль женщин в качестве убийц, потому что подавляющее число убийств совершали мужчины. Наделенные полномочиями мужчины организовывали, разрабатывали планы действий и так далее. Процесс изучения Холокоста начался с тех, кто нес наибольшую ответственность, с тех, чьи действия зафискированы в документах. И наша история отражает именно такие исследования.

Меня очень удивило то, что бóльшая часть свидетельств, использованных мною в книге, была доступна ученым на протяжении многих лет. Когда я подробно изучила материалы, меня поразило, что женщин редко вызывали в суд для дачи показаний. Почему женщины были хорошо осведомлены о системах, разработанных для проведения массовых убийств и о самих убийцах? Почему бы для начала нам не выслушать их версию событий? Ведь они принимали в них непосредственное участие.

Сомневаюсь, что я могла бы написать эту книгу до развала Советского Союза. Архивы, хранившиеся на территории бывших республик, позволили мне подробно изучить обстоятельства массовых расстрелов, то, как происходили массовые убийства за пределами лагерей, то, как возникали целые сообщества, становившиеся свидетелями этих расправ, а также то, сколько людей могли в них участвовать. Получая доступ к новой информации, я могла взглянуть на общепринятые уже свидетельства по-новому.

Участие в действиях нацистов давало достаток, а также дух авантюризма. Позор поражения в Первой мировой войне был забыт, а энергия, идеализм и утопизм, бывшие частью Восточной экспансии, оказались особенно вдохновляющими для женщин. Сексуальная революция началась в период Веймара и стала одним из источников напряжения в нацистской Германии: женщин считали биологическими объектами, обязанными давать потомство; однако воспроизводство предполагает секс, а секс предполагает удовольствие. Поэтому для этого периода характерна сексуальная распущенность и появление множества внебрачных детей. Члены СС постоянно менялись партнершами, и это считалось нормой. И, конечно, такой выброс сексуальной энергии перемежался с актами невообразимой жестокости. Совместное участие в преступлениях создавало новую форму интимной близости.

Среди жен членов СС было огромное число убийц. Думаю, большую роль здесь сыграло пребывание их близко к власти, особенно для женщин, которые не выйдя замуж на членов общественной элиты, никогда не имели бы возможности ощутить вкус власти. Это всё бывшие крестьянки, которые вдруг получили право убивать. Многие совершали акты жестокости на глазах мужчин, в небольших кружках «только для немцев». Женщин, чинивших насилие под давлением других женщин, было немного.

У меня нет достаточных доказательств для установления, насколько агрессивным может быть один человек по отношению к другому, но, думаю, жестокость этих женщин была следствием их индивидуальных характеров.

*
источник: The Nazi women who were every bit as evil as the men
• Новая книга профессора истории Холокоста Вэнди Лоуэр разоблачает тысячи немецких женщин
• Минимум полмиллиона немок участвовали в нацистском терроре; Вэнди Лоуэр называет их «главными свидетелями Холокоста»
• Секретари печатали приказы убивать и фиксировали подробности массовых убийств
• Лишь немногие из этих женщин были привлечены к ответственности за свои преступления

Белокурая домохозяйка Эрна Петри (Erna Petri) возвращалась домой после поездки в город за покупками, как вдруг её внимание привлекли шестеро маленьких, полуголых детей, которе в страхе жались у обочины дороги. 23-летняя жена старшего офицера СС тут же поняла, кто эти дети. Это евреи, о которых она слышала — те, что сбежали с состава, везшего их в концлагерь.
Но фрау Эрна сама была матерью двоих детей. Поэтому она сердобольно привела голодных и дрожащих детей домой, успокоила и дала поесть. Потом отвела всех шестерых (младшему было 6, старшему 12 лет) в соседний лес, построила вдоль канавы и методично застрелила в затылок одного за другим.
Это шизофреническое сочетание добросердечной мамаши и хладнокровной убийцы — загадка, которую раскрывает в своей новой книге историк Вэнди Лоуэр, многие годы кропотливо разбиравшая архивы о жестокостях Третьего рейха.
Потому что поведение Эрны Петри вовсе не считалось отклонением. В книге с говорящим названием «Гитлеровские фурии» профессор Лоуэр раскрывает причастность десятков тысяч немок (число многократно превышает данные, принятые до сих пор) к чудовищной, варварской жестокости массовых убийств, на которую так называемый «нежный пол», казалось бы, не способен.

Холокост считают преступлением мужчин. Подавляющее большинство обвиняемых на Нюрнбергском процессе и прочих судах за военные преступления – мужчины. Нацистская Германия была миром ультра-мачо.
По приказу Гитлера, женская часть населения подчинялась правилу «три К» (Kinder, Küche, Kirche) — дети, кухня, церковь; так что при наказании виновных в преступлениях Третьего рейха женщины были вне подозрений.
Но это абсурд и упрощение, говорит профессор Лоуэр. Женщины реже принимали участие в прямых актах насилия и убийствах, но виновны они в равной степени с мужчинами.

По мрачной иронии, первыми в зловещую сеть попадали те, кто в силу профессиональных качеств должны были оказывать помощь и заботу – медсестры. С момента прихода нацистов к власти и провозглашения политики «расовой арийской чистоты», бесчисленные медсестры в своих фартушках, карманы которых набиты ампулами с морфием, методично умерщвляли физически и умственно неполноценных. Паулина Кнейсслер (Pauline Kneissler) работала в «клинике» эвтаназии на юге Германии, отбирая в день по 70 «пациентов», которых убивали при помощи газа, что, как считала фрау Паулина, не так уж плохо: «смерть безболезненна».

Самые страшные акты насилия происходили на так называемом «Диком Востоке», новообретенных Гитлером территориях в Польше, Украине и России. По меньшей мере полмиллиона молодых немок участвовали в процессе колонизации и массово становились пособницами геноцида.
Например, администратор Лизлотта Майер (Liselotte Meier) работала в столь тесном сотрудничестве со своим боссом, офицером СС, что они были почти неразделимы. Она сопровождала шефа, участвуя в «охотничьих вечеринках» на снегу, отстреливая евреев ради спортивного азарта.

На ранних стадиях Холокоста массовые убийства проводились в основном путем расстрелов. На подотчетной администратору Лизлотте Майер территории в Белоруссии она координировала действия палачей, и даже решала, кого устранять, а кого оставить. Так, Майер сохранила жизнь еврейке, которая делала ей прическу; а другая немецкая секретарша вычеркнула женщину из расстрельного списка, потому что та еще не довязала свитер для неё.

Йоганна Альтфатер (слева) и Лизелотта Майрер (справа) в годы Третьего рейха убивали евреев на «спортивной охоте»

Но много хуже были женщины, которые убивали своими руками — обычно это жены офицеров СС.
Эрна Петри (хладнокровная убийца шестерых еврейских детей) была одной их таких фрау. Она отправилась за мужем в Польшу и проживала в особняке с видом на обширную территорию «Конторы СС по расам и переселениям» (Race and Resettlement Office of the SS), с полулюдьми, как называли славян, в качестве рабов.

В Украине 22-летняя секретарша Йоганна Альтфатер (Johanna Altvater) играла важную роль в массовых убийствах, работая на регионального комиссара Вильгельма Вестерхайде (Wilhelm Westerheide). Во время ликвидации еврейских гетто, фрау Ханна, как называли Альтфатер, в своих штанах для верховой езды загоняла плеткой в грузовики мужчин, женщин и детей, как «погонщица скота».
Её специализацией (или, по словам оставшегося в живых узника, «жуткой привычкой») было убийство детей. Она любила подманивать детей сладостями, а когда те подходили и открывали рот, фрау Ханна стреляла туда из своего пистолета.

на фото: Ирма Гриз по прозвищу «Прекрасное чудовище» рядом с Йозефом Крамером (Joseph Kramer), комендантом Освенцима, а затем концлагеря Бельсен (Belsen). 22-летняя Ирма осуждена и повешена в 1945 году; Йозеф – в 1946 году.

Эрна Петри провела более 30 лет в тюрьме. Но она была исключением — все прочие, упомянутые здесь, а также многие другие, были либо оправданы, либо отпущены после допроса. Адвокаты этих женщин играли на их беспомощности и винили во всем мужчин.
«Я была всего лишь секретаршей», — заявляла Йоганна Альтфатер.

Миллионы немок, принимавшие участие в Холокосте, после войны вернулись к обычной жизни, так, будто Гитлер и его эра были лишь кошмарным сном, о котором по пробуждении можно забыть.

*
Жуткий топ-10: самые жестокие женщины в нацистских лагерях 10 Most Evil Women In Nazi Camps

См. также: кинофильм «Чтец», отчасти - «Мужчина, женщина и война»

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...