Thursday, April 04, 2013

нечто уже поздно и, главное, ничто уже не рано / 40

«В 20 лет нам плевать, что думает о нас мир; в 30 лет нас заботит, что думает о нас мир; в 40 лет мы обнаруживаем, что мир о нас и не думал вовсе».
Неизвестный

«Первые сорок лет жизни – это текст; следующие тридцать – комментарий к нему, помогающий правильно понять истинный смысл и связь текста с его моралью и достоинствами».
Артур Шопенгауэр

«Сорок лет – старость юности; пятьдесят – юность старости».
Виктор Гюго

«В сорок лет разбираешься в жизни не лучше, чем в двадцать, но знаешь и принимаешь это».
Жюль Ренар

«То, что среди большинства людей слывет добродетелью, после сорока просто недостаток сил и энергии».
Вольтер

«Не столько объективный возраст, сколько крутые психологические сломы определяют переход от возраста к возрасту. Вероятно, молодость человека кончается главным образом от ощущения, что есть разные вещи, которые уже «нельзя делать» или «поздно начинать». Но юность человека кончается иным и гораздо более катастрофическим образом. Это происходит именно в тот момент (момент, который иногда может быть определен календарной датой), когда человеку перестает казаться, что жизнь еще начнется, когда он внезапно, и всегда с болью, обнаруживает, что она уже началась».
Лидия Гинзбург, 1929 год

«В двадцать лет человеку, между прочим, доставляет удовольствие заниматься по ночам хоровым чтением стихов. Он знает, что в сорок лет это перестанет доставлять ему удовольствие, и поэтому ему кажется, что очень плохо быть сорокалетним».
Лидия Гинзбург, Записи 20-30-х годов

«Но совсем, безнадежно взрослой я стала только недавно. С тех пор как поняла, что нечто уже поздно и, главное, что ничто уже не рано».
Лидия Гинзбург, 1932 год

«NN говорит:
— Глядя вокруг, иногда со страхом думаю — вот мне тоже предстоит одинокая старость. Неужели я тоже лет через пятнадцать (если буду жив...) буду скучать и вследствие этого по вечерам в темноте-мокроте пробираться в гости.
Утешаюсь тем, что с годами во мне явно возрастает физическая лень, нелюдимость и привычка к месту. Вообще, начиная с известного возраста, для человека естественно — быть дома (если его не призывают дела или прямые интересы).
Конечно, со временем мне угрожает попасть в разряд диких стариков, кончающих в полной изоляции. Впрочем, это много лучше, нежели попасть в разряд стариков, скучающих и веселящихся».
Лидия Гинзбург, Записи 40-х годов

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...