Saturday, February 16, 2013

Поездка в город-сад Аль Эйн/ Al Ain trip, Feb. 2013

Давно собирались поездить по соседним эмиратам. Когда же это делать, как не зимой? Летом ведь носа на открытый воздух не высунешь... Провела «теоретическую подготовку». Подумывала было про Абу Даби, да как-то мало привлекает: всё очень смахивает на Дубай, гигантомания в арабском стиле. А вот упомянутый на вебсайтах Аль Эйн понравился.

Вместо эпиграфа:
туристам и гражданам, которые обожают прелести Дубаев и/или Абу Даби, в Аль Эйне делать нечего.
из статьи: Город в эмирате Абу Даби Аль Эйн/ Эль Эйн (Al Ain, буквально «родник», «источник»; по другим данным – «око») из-за его буйной зелени называют Город-сад [не читавшие Маяковского арабы, - в отличие от строителей будущего в Совдепии, - его таки построили].
Городок считается вторым по величине в эмирате Абу Даби, а во всех О.А.Э. – четвертым.
В 2012 году население Аль Эйна составляло 518 316 жителей (по сравнению с данными за 2010 год – 568 221 – народу поубавилось на 50 тысяч). Здесь самая высокая плотность коренного эмиратского населения.
Расположен примерно в 120 км. к югу от Дубаев, на границе с Оманом.
Это родной город шейха Заед бин Султан Аль Нахьян (Sheikh Zayed bin Sultan Al Nahyan, 1918-2004), первого президента ОАЭ.
Исторически территория известна как Тавам (Tawam) или аль Бурайми Оазис (al Buraimi Oasis); заселена на протяжении 4 000 лет.
Аль Эйн считается центром культурного наследия всей страны.
В наши дни название Бурайми относится к городу в Омане, территория которого граничит с Аль Эйном.
Основная причина привлекательности данной территории для поселенцев – многочисленные подземные источники. Традиционные занятия коренных жителей включали, среди прочего, разведение и гонки верблюдов.
Древняя оросительная система фаладж (falaj) и поныне используется в некоторых районах, распространяя подземные воды посредством сети тоннелей, сливающихся в небольшие открытые каналы, течение которых можно регулировать и направлять.
После обретения независимости в 1971 году, Аль Эйн стал важным пунктом на территории ОАЭ.
В ходе археологических раскопок обнаружены поселения в районах Аль Хили (Al Hili) и Джабель Хафит (Jabel Hafeet). Первые поселенцы возводили обширные гробницы для своих усопших; занимались охотой и собирательством. Оазис обеспечивал водой древние фермы, и продолжает орошать здешние земли доныне. Сохранившиеся до наших дней форты Аль Эйна были построены в конец XIX – начале XX вв. для укрепления и защиты оазиса под властью Абу Даби.


(на фото, сделанном У. Тезигером, шейх Зайед в 1948 году; справа - Тезигер в период путешествий по нынешней территории ОАЭ, 1949)

В Аль Эйне бывал знаменитый путешественник Уилфред Тезигер (Sir Wilfred Patrick Thesiger, 1910–2003). Это было в 1948-1950 годах, во время его странствий по Руб-аль-Кхали, или Пустой Стороне (Rub' al Khali, буквально «Пустая четверть»; the Empty Quarter; одна из самых больших песчаных пустынь на земле. Занимает южную треть Аравийского Полуострова, включая Саудовскую Аравию, Оман, Объединенные Арабские Эмираты и Йемен. Площадь пустыни около 650 000 кв. км. Среднесуточная температура + 47°C; с июня по сентябрь может достигать +51°C).
(фото У. Тезигера, форт в Аль Эйне/ Бурайми Оазисе, 1949 год)

Знаменитый исследователь пустыни встретился с Шейхом Зайедом и очень с ним подружился. В один из своих визитов в эту область (Тезигер в течение двух лет странствовал по всему «Договорному берегу»), он останавливался в форте Аль Мувайджи (Al Muwaiji Fort).
Подробнее о путешественнике в период его пребывания на территории нынешних ОАЭ.

В 1952 году захватчики из Саудовской Аравии заняли крепости Аль Эйна и присоединили этот оазис к землям своего королевства. Армия Омана совместно с силами Trucial Oman Scouts встала на защиту Аль Эйна. При поддержке и вмешательстве Британии силы саудовцев удалось отбить; оазис вернулся под власть Абу Даби и Омана.

До получения независимости Аль Эйн был частью в цепи работорговцев, раскинувшейся от восточной Африки до Персидского Залива. В 1960-х годах шейх Зайед формальное рабство отменил. В наши дни некоторые семейства в Аль Эйне и Бурайми – потомки рабов.

В 1971 году во время поездки по странам Персидского залива королева Елизавета II останавливалась в отеле Hilton Hotel, открытом и ныне.
После 1971 года и обретения независимости Аль Эйн начал быстро расти и развиваться как часть эмирата Абу Даби, и вскоре стал крупнее и успешнее, чем Бурайми в Омане.
В 1972 году Оман и Абу Даби пришли к соглашению по поводу окончательных границ между Бурайми и Аль Эйном.
Согласно муниципальным законам Аль Эйна, вплоть до 2004 года (когда шейх Зайед скончался) было запрещено строительство зданий выше пяти этажей. Исключение сделано для отелей Hilton, Intercontinental и Rotana.

До 2006 года граница между Аль Эйном и Аль Бурайми (Al Buraimi, губерния Омана) была открытой. В ноябре 2006 года границу закрыли и ввели паспортный контроль.

Климат Аль Эйна характеризует невысокая средняя влажность, около 60%. Низкий уровень влажности, особенно летом, делает городок популярным местом отдыха.

Население Аль Эйна отличает высокий процент граждан ОАЭ (эмиратцев), по сравнению с остальной территорией страны. Правда, большинство жителей здесь – экспатрианты с Индийского субконтинента; многие жители выходцы из Бангладеш, Пакистана и Афганистана. В сравнении с крупными городами, такими как Абу Даби и Дубай, число экспатриантов в Аль Эйне меньше.
Аль Эйн часто называют Город-сад, благодаря паркам, оазисам, зеленым улицам и декоративным круговым развязкам. Строгое ограничение высоты зданий помогает подчеркнуть уют и пышную зелень городка.

Аль Эйн славится сравнительным спокойствием и пустотой автодорог.

Среди достопримечательностей - Оазис Аль Эйна (Al Ain Oasis). Это крупнейший оазис в эмирате Абу Даби. Он расположен в центре города, а другие оазисы, поменьше, разбросаны по прилегающим районам — прохладные укрытия от летнего зноя.

Всего оазисов семь: самый маленький Аль Джахили оазис (Al Jahili Oasis), а также оазисы Аль Каттара (Qattara), Аль Мутаредх (Al Mutaredh), Аль Джими (Al Jimi), Аль Муаиджи (Al Muaiji) и Аль Хили (Al Hili).

Прилегает к Аль Эйн Оазису Национальный музей (с восточной стороны) и Дворец-музей (с западной). К югу находится Спорт-клуб Аль Эйна.
Оазисы славятся своей подземной оросительной системой «фаладж» (falaj или по-арабски qanāt). Посредством сети умело выполненных желобов и каналов, вода из скважин, а также с гор (в 30 км) небольшими порциями поступает для полива пальмовых деревьев и фермерских полей. Система фаладж используется издревле, еще тысячу лет назад она была широко распространена в Омане, ОАЭ, Иране, Китае и других странах.
(фото У. Тезигера; колодец в Аль Эйне/ оазисе Бурайми, 1949 год)

В период дождей вода скапливается в вади (wadi, сухая долина временного потока; равнина, овраг или канал, который, кроме периода дождей, остается сухим), но бóльшая часть этой ценной свежей воды пропадает неиспользованной, впитываясь песками.
(1948 год, деревня в Аль Эйне/ Бурайми, фото У. Тезигер)

Однако Аль Эйн умело использует современные методы орошения. Доказательством тому – обильная зелень, покрывающая более 100 кв. км. Даже шестиполосная автотрасса обсажена кустарниками и деревьями, как местными, так и привозными. Вниманием к городскому ландшафту и предоставлением средств на его развитие город и окрестности обязаны президенту, его высочеству Шейху Зайеду (Sheikh Zayed bin Sultan Al Nahyan). 100 миллионов деревьев разных видов и 18 миллионов финиковых пальм орошаемы посредством комбинирования очищенной сточной и обессоленой морской воды; таким образом подземные воды могут быть использованы на нужды людей.

Многочисленные местные фермеры выращивают огромное количество овощей и фруктов: помидоры, огурцы, салат, даже клубнику. Селекционеры занимаются разведением растений, устойчивых к условиям пустыни для укрепления самообеспеченности города. (конец цитаты)



С самого начала наша поездка обещала быть приятной. Трасса обсажена зеленью; местами спуски и подъемы – между собой мы шутили, что всё напоминает автотрассу из Киева в Харьков (только без ям и по три полосы в одну сторону).
Город обещание оправдал. Провинциально, малоэтажно, богато, тихо, чрезвычайно зелено. Причем, не пальмы, которыми засажен Дубай.
Настоящие лиственные деревья. Очевидно, грамотно использованные местные растения: требуют меньше полива, растут пышно. Весь городок такой зеленый, что так называемые «парки» выглядит голыми площадками.

По возвращении поискала больше про Аль Эйн. И смех, и грех. Оказывается, озеленение городка началось сравнительно недавно.
Информация о том, что можно экономить воду, успешно озеленяя город с использованием местных растений («жаропрочных», привычных к пустынной жаре и даже при минимуме воды готовых «колоситься» пышным цветом) – подается как открытие, как прорыв гениальной мысли! «Местным растениям требуется очень мало воды и зимой, и летом», - поведал представитель муниципалитета. Далее в статьях на тему сообщается, что собрался чуть ли не форум представителей городов ОАЭ поделиться опытом и научиться высаживать побольше неприхотливых местных кустарников и деревьев. Ура, товарищи.
Популярны такие местные деревья, как sidr (Zizyphus spinachristi) и гхаф (арабское название ghaf), то есть пепельник, цинерария (Prosopis cineraria).
Оказывается, ведется кампания по спасению деревьев-гхаф от исчезновения (!). Узнала (без особого удивления: где человек, природе не место), что угрозу туземным деревьям составляет стремительное градостроительство и расчистка всё новых земель под застройку; безжалостное обезвоживание почвы; чрезмерный выпас; неграмотное подрезание веток.
Сделан даже специальный вебсайт (которым, правда, как и большинством арабских сайтов, пользоваться невозможно). Эмиратское сообщество дикой природы (Emirates Wildlife Society) вместе с WWF в 2007 году высадили 50 деревьев в рамках программы по спасению гхаф.
Директор Эмиратского отделения WWF (Razan Khalifa Al Mubarak, Director EWS-WWF): «Мы обеспокоены угрозой исчезновения гхаф (они же пепельник, цинерария) и прочих естественных для территории ОАЭ деревьев. Следует не только высаживать новые деревья, но и охранять существующие рощи, неотъемлемую часть пустыни».
С 2007 года, правда, сайт не обновлялся. Видимо, ситуация резко поменялась к лучшему и в программе отпала необходимость.

Как бы там ни было, улочки Аль Эйна засажены прекрасными высокими деревьями. Всё маленькое, уютное, низкоэтажное (в соответствии с упомянутым выше указом Шейха). Поразило полное или почти полное отсутствие прохожих – какая-то мистика; всё так красиво, погода не жаркая – и нет людей. Мы даже пошучивали между собой про неведомую «атомную атаку»: все проинформированы, кроме нас.
Свернула шею на обширные клумбы родимых мальв – таким оксюмороном к окружающему. Впрочем, улочки Аль Эйна как раз вполне напоминают очень ухоженную Украину.

Арабско-стилизованные фонари и светофоры в центре города. Чуть в стороне от центральных улиц встречался симпатичный знак пешеходного перехода – шагающий человечек в дишдашке. Надписи обычно не дублированы по-английски. Весь город наряден, словно кичево-шикарная «русская» зона около Бурж Аль-Араба в Дубае.


Бросается в глаза множество кольцевых развязок – весь город буквально опоясан бесчисленными «рандабутами» (так произносили слово roundabout в автошколе). Причем все они ухожены и отличаются друг от друга - творческий подход.

из статьи: В Аль Эйне работают три торговых центра — Аль Эйн Молл (Al Ain Mall) в центре города; Аль Джими молл (Al-Jimi Mall) в одноименном квартале и Бавади молл (Bawadi Mall, Al-Khrair District).


Заехали перекусить в фуд-корт «Аль Эйн молла», не теряя времени на поиски ресторана поприличнее. Прямо перед входом (молл по-дубайским меркам весьма скромных размеров) – каток; входящего сбивает с ног холодина – разница температур разительная. На катке перебирал ножками мальчик в дишдашке, опирающийся на подпорку; учился кататься. Эклектика.
Набор кафешек во всех фуд-кортах стандартный, но качество отличается. У наших любимых иранцев под видом привычных блюд подали какой-то безвкусный наполнитель. Впрочем, то же самое в дубайском Festival city, не говоря уж про Фуджейру.

Пока ждали – полистала местный журнальчик; очень много статеек на «зеленую» тему – об уже упомянутом «революционном» высаживании местных растений, экологичном стиле жизни и т.п. А муж отметил обилие объявлений, ориентированных на филипинцев – их и правда в малолюдном городке много.

из статьи: Среди достопримечательностей города – Национальный музей Аль Эйна (Al Ain National Museum), Музей-дворец (Al Ain Palace Museum), несколько отреставрированных крепостей (фортов) и археологический парк Хили (Hili Archaeological Park), раскопки которого относятся к Бронзовому веку.

Поехали выполнять «культурную программу».
Для начала – национальный музей. Знакомые с местными экспозициями по «деревне культурного наследия» в дубайской Дейре, планировали провести здесь минимум времени.



из статьи: Al Ain National Museum: С восточной стороны крупнейший Аль Эйн Оазис защищает Форт Султан Бин Зайед (Sultan Bin Zayed Fort), известный также как Восточный форт. Построен в 1910 году; отреставрирован; в нем находится ныне Национальный музей Аль Эйна. Музей предлагает три тематические выставки: археология, этнография и подарки [что бы это ни значило]. Вход 3 дирхама.

У входа в музей толпилась кучка белых стариков-туристов – рядом стоял экскурсионный автобус. Ребята уже насладились жемчужинами исторического наследия, так что по леденящим холлам музея бродили мы с мужем вдвоем. Экспозицию предваряли мудрые слова, вывешенные на коврике под потолком.
Одна из первых застекленных витрин посвящена процедуре обрезания; инструменты весьма впечатлили.

Дальше – стенды с дамскими украшениями, притираниями и прочими чудесами...

Мне больше всего понравились черно-белые фотографии «из прошлого».


Остальные залы обошли довольно быстро; интересного мало. Оружие (знатный пистолетик "одним ударом четверых"); кольчуги; чучело дрофы; черепки и горшки; а уж последний зал вовсе непонятен.


Зачем-то выставлено всё, что нашлось – от почтовых марок до ножниц на мраморном возвышении, которыми, видно, перерезали что-то почетное.
В общем, я замерзла (мощное кондиционирование – несмотря на сравнительно нежаркую погоду, - подстегивает обежать экспозиции побыстрее) и пулей вылетела на солнечную волю. Муж задержался, разглядывая генеалогическое древо местных властелинов. Древо не слишком ветвистое: под портретиками мужчин отпрыски, по пять-восемь детей (девочек не учитывают).


Во дворике обошли пушки у фортика, некогда служившего для оборонительных целей. Взглянули на традиционные плетеные хибарки. Увидели тонкую черно-белую кошку – брела неспеша и беспрерывно орала... Да и поехали прочь. Собирались посмотреть «райский сад» (Paradise Garden), да оказалось – ехать далековато. Становилось жарко; завернули в один из попавшихся по пути прохладных Оазисов. Их в Аль Эйне и округе всего семь, самый крупный и знаменитый – прямо рядом с национальным музеем.

По пути миновали понравившуюся мне мечеть, купола похожи на аккуратные арбузики (фото можно увеличивать):


Оазис, в котором оказались, назывался Аль Джими, он расположен чуть севернее от центра города (хотя в местном игрушечном масштабе всё очень близко).


В оазисе было изумительно: малопопулярный, никаких туристов; случайные садовники-рабочие копошились на некоторых участках.


Под пальмами – прохлада и ароматная по-домашнему-летнему трава; сочная, ярко-зеленая, настоящая (а не обычное здесь раскатанное из рулонов травяное покрытие); чудо.

Уезжая из оазиса, отметила симпатичную бытовую зарисовку: на фоне фортов Аль Джими юные аль-эйнцы играли в футбол на лужайке среди поливочных фонтанчиков.


из статьи: В городе есть успешная футбольная команда, Клуб Аль Эйн (Al Ain Club).
Проезжали мимо местного спорт-клуба; останавливались фотографировать мечеть, расположенную рядом.


Отдохнув в живительной прохладе оазиса, отправились на гору Джебель Хафит.

По дороге продолжала изумляться разнообразию украшений бессчетных кольцевых развязок: то фонтан, то традиционная лампа, то зеленый садик, то какие-то скульптурные группы в центре...

Ближайший к горе «рандабут» изукрашен группкой горных баранов (фото плохого качества, на ходу).

из статьи: Близлежащую территорию украшает гора Джабель Хафит (Jebel Hafeet, также Jabal, Jabel and Jebal), высота которой 1 340 (по другим данным 1.249) метров.
(1949 год, Джебель Хафит, фото У. Тезигера)

Джабель Хафит с обширной сетью естественных пещер – одна из основных туристических достопримечательностей Аль Эйна. С горы открывается незабываемый вид на город.

У подножия горы расположен the Green Mubazarrah, отлично спроектированное туристическое место отдыха. Искусственные горячие источники бьют и сливаются в небольшое озерцо. По всей территории Green Mubazarrah разбросаны бассейны и джакузи.
У горы Джабель Хафит водится множество диких животных, включая лисиц, летучих мышей и змей.

Часто Джабель Хафит по ошибке называют самой высокой горой в ОАЭ.

Горная автотрасса Джабель Хафит – длиной 11.7 км поднимается на высоту 1,219 м. Безупречная трасса с 21 поворотом и тремя полосами (две на подъем, одна на спуск) названа лучшей трассой в мире изданием Edmunds.com [американский автомобильный справочник он-лайн]. Построили трассу немцы – компания Strabag International из Кёльна.


Дорога вьется меж гор и завершается парковочной площадкой с одним отелем, а также дворцом, принадлежащим правителям страны.
Трасса – популярное место тренировок велосипедистов. Ежегодно в январе здесь проводится соревнование The Jebel Hafeet Mercure Challenge.
На вершине горы находится радар и отель Mercure-Hotel. (конец цитаты)

На гору ведет отличная автодорога. Пара знакомых серьезно занимаются велосипедным спортом; рассказывают, что приезжают в Аль Эйн тренироваться – раза три вверх-вниз по горе... Увидев эту трассу воочию, зауважала, что называется.

Вдоль горной дороги сделаны просторные смотровые площадки, некоторые оборудованы даже какими-то качелями для детей и биотуалетами. Пояснительные таблицы предлагают информацию о местной флоре и фауне.


На вершине – парковка, кафешка, забор, дыра в нем и оранжевые склоны гор.

Красиво. Но, признаться, не умею восхищаться природой без деревьев.

...Домой возвращались затемно. Ночной Аль Эйн выглядел так же привлекательно и уютно, как дневной. По улицам, напоминающим тихий поселок, прогуливаются и общаются подростки (и дишдашки, и в обычной одежде). Редкое зрелище: гуляют, да еще и не по торговым центрам (где так смешно и нелепо смотрятся белые платья арабских мужчин и развивающиеся черные балахоны арабских женщин) – а под настоящими деревьями (не пальмы), вечером... Нечто уютное, человеческое, настоящее, не дубайский гигантский каменный конструктор.

Крохотные киоски-ряды (совсем как в Шри-Ланке) – кафе, ресторанчики, пошивочные мастерские; ярко освещенные крохотные (на три кресла) парикмахерские «салоны» для мужчин. Двери распахнуты; сидят-общаются; так патриархально, вне времени...
Никаких грозно нависающих многоэтажек.


Тишина! Многочисленные кольцевые развязки с «лежащими полицейскими» не дают лихачам разгоняться и грохотать.

Вдоль трассы (домой) – зеленые глазки минаретов у мечетей. Подсвечены галогенными трубками – «вырви глаз».
Обгоняли небольшие грузовички с лежащими в них верблюдами – вытягивают шеи, пытаются выглянуть над кабиной - что там, куда их.
Фонари вдоль трассы Аль-Эйн - Дубай расположены так часто и светят так ярко, что не успевает машина нырнуть в относительную темноту – уже новая полоса яркого света.

Дорога идеальная; делать записи в блокноте легко, не такая пляска св. Витта, как на домашних автодорогах.
Если бы можно было выбирать, где жить внутри Эмиратии – без сомнения, Аль Эйн. Тихо, уютно, зелено, провинциально, чисто.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...