Friday, March 30, 2012

Friday brunch

Машины по производству какашек. Кто нас так назвал?
Кортасар, "Экзамен"

Однажды в пятницу нас с мужем пригласили принять участие в бранче-выходного-дня. Вообще-то все здешние знакомые именно так и проводят каждую пятницу: едут на бранч. Это значит - заплати несколько сотен дирхамов и с 13:00 до 17:00 можешь есть и пить, хоть тресни. Богатое времяпрепровождение.
Нашла статью с упоминанием местного бранча: ...a typical day spent drinking and eating to excess at one of Dubai's weekly Friday brunches... That Brits drink even more in a Muslim country than they would at home is not the only irony of life in Dubai. Ну, дело не только в британцах, хотя они тут самые многочисленные. Из той же статьи: «Дубай стал игровой площадкой для взрослых, и каждые выходные 30-40-летние дяди и тёти напиваются и бегают по клубам, словно подростки».

Обжираться и пить, начиная с часу дня, следя за стрелкой часов, мне никак не казалось заманчивым. Но вот выпал случай взглянуть, что это такое.
Ребята, это писец. Нет, я просто не хочу принадлежать к роду человеческому. Выписаться из зеркал и вычеркнуться из широт.

Навороченный гостиничный комплекс, чисто и красиво, прохладительные кондиционеры и нарядные интерьеры. Однако пятничное мероприятие под лозунгом «жри-пей» проводится на первом этаже – там очень жарко и воняет едой, потому что – live cooking - тут же в общем зале и готовят. Везде носятся толпы страждущих – очень напоминает школьную столовку на перемене, только вместо криков "пирожки!" кричат "ой, омары, омары!!". Духота, вонь, гвалт. Тут же дети всех возрастов, начиная с висящих на спинах пап/мам младенцев.
И вы предлагаете в таких условиях наслаждаться едой и алкогольными изысками (шампанское хоть и Moët – но в этой столовке?!)
Я уехала сразу, с порога оценив эту перспективу приятного общения. У выхода села в такси, но еле выехала – на авто нескончаемым потоком подваливали всё новые и новые семьи страдающих от голода и жажды.
И так люди коротают каждый выходной?!
Парк аттракционов для неполноценных в невыносимом климате.
Снова жара – здравствуй, лето (сезон №2 в этом климате, состоящем из двух сезонов: жара милосердная и немилосердная).

Wednesday, March 21, 2012

ерунда из записных книжек/ dubaian day by day triflings

февраль, вторник
Долгие прохладные ночи балуют свежестью. Но спать с открытыми окнами, как привыкли, невозможно – шум под окнами адский.

...Около бассейна рядом с домом (с раздражающе шумными фонтанчиками - но я предусмотрительно в берушах); с книжкой стихов Бродского. Крохотный бассейн не пригодный для плавания, зато уютно спрятан; закрыт мрачный горизонт со стройками, пылью и шумом.


Пара горлиц ластились мордочками (или что там у них), доверчиво подставляя друг другу шейки с красивыми черными полосочками-бархоткой.

На балконе второго этажа у бассейна – шар шерсти, пушистый кот (балконные перегородки с тесным плетением, хозяева не беспокоятся, что может вылезти). Спокойно-флегматичен, как все пушистые – не слишком активно, но всё же вертит головой, следя за голубями.

Выбросила из сумки муравья, да случайно слишком, видно, придавила – его сородичи разволновались, забегали около тела, потом один подхватил раненого и куда-то понёс.

На солнце разложила нарядные крылья, греясь, красотка-бабочка.

март, четверг

У дома со всех сторон начались какие-то работы – дополнительный шум, словно нам мало автобусов, спорт-машинных лихачей и прочего трафика, непрерывных концертов/выставок/конкурсов у Бурж Халифы.

На верхнем этаже дома через дорогу – человек и кот. Кот - крупный пушистый комок, хозяин стоит над ним, выпасает – следит, чтобы тот подышал воздухом, но не навернулся с балкона. Совсем как я со своим питомцем.

март (сб) 
Были на море. Красивые волны – почти шторм. Походила – купаться не решилась, холодно. Правда, заходила в воду, - навернулась о подводные камни, поранила ногу.

март (чт)
В квартиру слева вселилась семья арабов – замотанные в черное тёти и дядька в белом платье, куча шумных детей, - всё как положено. Наши приятели-дубайские долгожители определили, что это саудовцы, ибо эмиратцы в этом районе не селятся.
Обустраиваются новосёлы на совесть. Уже неделю что-то сверлят, вешают, стучат, вываливают кучи упаковок от мебели и декоративных финтифлюшей – Home center, конечно, любимые арабские блестяшки. Горы упаковок и мусора сваливают прямо у порога – уберут, не царское это дело. Даже мусорные пакеты занести в соседний аккуратный 'store room' брезгуют, швыряют чуть ли не в коридоре. Бедуины, ёлки. Правда, нам сравнительно повезло - как в случае с кочевниками в прежнем доме, эти тоже наведываются в квартиру спорадически, в основном в чт-пт (выходные дни в Сауди).

...В последние дни резко потеплело +36+38 Цельсия, душно... У людей вокруг какой-то поразительный теплообмен – раньше, когда было свежее, обращала внимание, что кроме моих окон все остальные были закупорены. Нынче же, когда на улице – вешай топор от горячего смрада – все начали "проветривать" (у меня, напротив, всё закрыто и периодически включается АС. Правда, пользы от него немного - наполняет квартиру влажным подвальным зловонием, хоть и прохладным). 

март (вс)
В бассейне; рано утром уже +24, второй день висит завеса влаги, скрывая соседние высотки и Халифу. Зато вода отличная, поднялся ветерок, на поверхности качаются унесенные ветром петунии – или как мы называли их в детстве, «табачки».
Сейчас волей муниципальных властей в Дубае началась какая-то мания высаживания на клумбы именно этих цветов. Обычно смотрятся жалко.

Из посетителей бассейна – только округлая бабуля, которая была на прошлой неделе и которую по голубому пластмассовому обручу в крашеных коротких волосах я определили «нашей». Я и за была уж о ней, да вот увидела: сидит, читает что-то жизнеутверждающее под названием «Акушерка – ха!» (надеюсь, что я ошиблась – хотя вряд ли).

Шумят соседние стройки и вывалившие из смежного здания детсада дети – их всего пять-шесть, а орут за несколько десятков. Но у меня с собой всегда пара беруш!

Юркие пакистани-бангладеши в зеленых робах – gardening service – скинув уродливые громадные ботинки, делающие всех их похожими на Маленьких Муков (см. одноименный советский мультфильм) – босиком ловко взбираются на пальмы и срезают цветущие желтые веники в кронах – чтобы они не превратились со временем в финики.



март (ср)
Бассейн полон – я еще такого не видела, человек 14. Плавая, приходится продираться через плотную вонь sun-block'ов.

Вспомнила, что Гордон в одной из своих умных передач обсуждал: [...] высокая концентрация и у людей, и у животных обычно повышает агрессивность.
Бесспорно. А еще при скученности растет загаженность: жильцов и мусора больше, ответственности меньше, уборщики работают без первозданного пыла. Флегматичные служанки-филиппинки, которые выгуливают хозяйских собак во двориках, не озабочиваются уборкой - там и сям встречаются кучки какашек.

Sunday, March 18, 2012

Школа - не гарантия знаний, диплом - образованности. Unschooling!

Любопытный видеосюжет на Евроньюс (русский, английский язык)

Это не домашнее обучение, когда стандартную программу проходят под руководством родителей или репетиторов. Unschooling (не-школа) – когда детей поощряют изучать то, что им нравится, к чему они чувствуют склонность, в чем проявляют талант.

Является ли школьная программа единственной возможностью получения знаний? Нет, и еще раз нет. Свобода в образовании не означает свободу от образования, даже если оно никак не связано с традиционной системой.

Германия: “I left the system”

В решении бросить школу видят угрозу будущему ребенка, однако для некоторых оно может стать первым шагом на пути к успеху. Это с уверенностью можно сказать про Дейла Стивенса (Dale J. Stevens). Он бросил школу в 11 лет, решив продолжить учебу по собственной программе и сейчас получил широкое признание как специалист в области образования.

Берлин, как магнит, притягивает к себе молодежь со всего мира – не только своей бурной ночной жизнью, но и богатыми возможностями для обучения, в том числе и в трех университетах немецкой столицы. В свое время в Берлин перебрался из США Дейл Стивенс – но не для того, чтобы получать традиционное образование или строить карьеру.

Дейл основал некоммерческую организацию UnCollege.org, продвигающую идею самообучения. Его компания, в частности, финансируется основателем PayPal Питером Тилем, который разделяет убежденность 20-летнего самоучки в том, что колледж – не единственная дорога к успеху.

Дейл пишет книгу, по его словам, «практическое руководство для получения навыков, которых не дает школа, но которые необходимы для достижения успеха в жизни». Книга основана на опыте самого Дейла как unschooler'а, но также включает в себя истории из жизни других людей, достигших успеха без традиционного образования.

После пятого класса родители Дейла разрешили ему заняться “анскулингом” – самообучением, где, в отличие от homeschooling, домашнего обучения, акцент ставится не на прохождении школьной программы дома, а на следовании собственным путем. Дейл закончил школу экстерном, основал ряд собственных компаний и даже целую библиотеку, жил во Франции и участвовал в политических кампаниях дома.

Для подтверждения квалификации Дейлу не нужен диплом – для этого служит список его достижений плюс отзывы и рекомендации в интернете. Дейл отказался от проверенных, но вместе с тем и застоявшихся рецептов, смешивая самые разные ингредиенты в уникальный, подходящий именно для него коктейль. И многие готовы следовать его примеру.

dalejstephens.com
uncollege

Франция: рецепт счастливого детства

Имя Андре Штерна (André Stern) широко известно в музыкальном мире. Однако и он также добился успеха, не проходя через школьные классы: он вырос в семье, убежденной, что лучшие учителя – увлеченность и страсть, открывающие дорогу к любым навыкам.

Андре Штерн никогда не ходил в школу – однако он совершенно этого не стыдится и даже хочет, чтобы его двухлетний сын последовал тем же путем. Ему самому, впрочем, в связи с таким выбором пришлось пережить несколько неприятных ситуаций – например, в армии офицер предложил ему поставить галочку в графе “неграмотный”, если Андре не мог определить уровень своих знаний по традиционной шкале – детсад, начальная, средняя школа и так далее…

Впрочем, такой выбор за Андре сделали его родители, и прежде всего – его отец, педагог Арно Штерн, создавший так называемый “Уголок”, кружок спонтанного обучения для детей всех возрастов, куда они приходят играть, рисовать, творить, без каких-либо поставленных взрослыми целей, без ограничений и соперничества. Целью Арно Штерна было избежать “загрязнения школой”, как он говорит – сломать те рамки, в которые, как он считает, традиционное образование загоняет детей.

Как в свое время Андре, его сын Антонин точно так же обожает играть, рисовать, учиться и следовать своим увлечениям: именно этот путь и привел Андре к успеху. Этот 40-летний мужчина в прямом смысле слова “как ребенок”: он не проводит границы между игрой и обучением.

Навыки и совершенство: вот девиз Андре. Развивая свою страсть к музыке, он стал признанным исполнителем, композитором и гитарным мастером, а также журналистом и режиссером-постановщиком. Он начал играть в 4 года, учился сам: никаких консерваторий – ведь навыки важнее диплома; «диплом вовсе не доказательство компетентности в чем-либо».

Свои убеждения Андре не возводит в догму: если его сын захочет, то всегда сможет пойти в школу. Он лишь говорит о возможности другого пути, и его книга на эту тему под названием “Я никогда не ходил в школу – Рецепт счастливого детства” вызывает все больший интерес в Германии и Франции, где посещение школы обязательно.

США: не школьная программа, а увлечения

Жизненный опыт был первым учителем рода человеческого, и для детей семьи Эмерсонов именно он и остается основным источником знаний. Герои нашего следующего репортажа овладевают самыми разными навыками, но всегда – следуя только своим желаниям. Совмещая веселье и свободу, они сами выбирают, чему будут учиться.

Мечты сбылись – в школу можно больше не ходить! По крайней мере, так могу сказать о себе 9-летний Итан и 12-летняя Абигаль Эмерсоны. Частные учителя к ним на дом также не приходят – их родители попросту не признают школьных программ, заготовленных дядями и тетями из районных управлений. Как и другие “анскулеры”, они говорят школе “нет”.

Основой этого метода является убежденность в том, что природное любопытство детей – лучший учитель. Читать и писать 12-летняя Абигаль научилась сама. Она и ее брат владеют базовыми навыками математики – в объеме, необходимом в повседневной жизни. Их родители считают, что школа – это сертификация, подгонка к нормам, а не выявление и развитие индивидуальных способностей каждого ребенка.

9-летний Итан большую часть своего дня проводит за игрой. У него много друзей: его семья часто встречается с другими “анскулерами”, и среди его знакомых только двое ходят в обычную школу. В нетрадиционном подходе к обучению ему нравится свободный режим дня.

Семьи “анскулеров” верят в образование как непрерывный и целостный жизненный опыт, не разделенный на предметы типа математики, литературы и географии. Скалолазание, например, дает знания по физике, анатомии – а если выбрать настоящие скалы, то и геологии. Такой процесс обучения объединяет всю семью – и, несомненно, он гораздо веселее.

Friday, March 16, 2012

BBC: Remember the cold hard truth - thin people eat less.

Спонтанно посмотрела документалку канала ВВС Truth about food: How to be slim (на YouTube, Eng). Собcтвенно, никаких откровений, сплошной здравый смысл: толстые едят больше, худые - меньше, вот и весь секрет, никаких волшебных метаболизмов.

(фото толстых добавлены мной, ВВС ни при чем)
Понравилось, что любые утверждения относительно диеты подтверждались опытным путем.

Советы по снижению веса:
• Все мы знаем: чем больше тарелка, тем больше мы съедим. Уменьшайте, а не увеличивайте габариты.
• Следите за размером порций – оставляйте «маяки» для наглядности, сколько вами уже съедено (в док. фильме проделан простой опыт: за одним столом оставляли кости съеденной птицы на виду, за вторым – уносили. В результате объем потребленного едоками за вторым столом на 10% превысил съеденное теми, у кого перед глазами были «вехи чревоугоднического пути»).
• Увеличьте объем белка, не увеличивая числа калорий.
Ешьте больше супов – это поможет дольше сохранять чувство сытости.
• Если сложно снизить количество потребляемых калорий, попробуйте термогенезис без упражнений (АТБУ), по-английски - non-exercise activity thermogenesis (NEAT), что можно перевести как образование организмом тепла, вызванное не физическими упражнениями. Проще говоря, энергия в течение дня расходуется на движения, не связанные со спортом.
Например:
Если вас пригласили в гости, не отсиживайтесь на диване, а помогите накрыть стол, после обеда - навести порядок.
Двигайтесь дома - вытирайте пыль, мойте плиту, ванну и т.п.
Жестикулируйте, двигайтесь, шевелитесь, ходите – разговаривая по телефону, во время обеденного перерыва; ходите пешком; используйте лестницу, а не лифт и т.п.

Питание для сохранения здоровья и красоты:
• Съедайте чашку свежих или замороженных ягод каждый день – это поможет сохранить остроту ума.
• Увеличивайте количество потребляемых томатов – попробуйте добавлять к ним немного оливкового масла, это способствует усвоению ликопина.
• Ешьте 100 гр замороженного или свежего шпината хотя бы раз в неделю – это снизит риск возрастной дегенерации макулы (AMD: Age-related macula degeneration, заболевание центральной зоны сетчатки, возникающее в пожилом возрасте и ведущее к снижению центрального зрения). Для лучшего усвоения лютеина добавляйте немного оливкового масла.
(перевод с англ. мой)

Дарить цветы - просто гигиена отношений/ esquire, 10 female facts

10 вещей о женщинах от галеристки Ирины Меглинской

"Вещи" лично мне не очень близки (да и немотивированный мат не люблю), однако вкупе с обликом изрёкшей их дамы смотрятся (стильная штучка).

Отрывки:
Очень умные женщины умеют прикидываться идиотками так, что не отличишь. И только с такими у вас есть риск превратиться в подкаблучника.

Чтобы от женщины получить что-то, надо ее рассмешить.

Если женщина что-то просит, то надо ей это очень быстро и не раздумывая дать.

Цветы в подарок женщина не воспринимает как признание в любви. Дарить цветы — это как зубы почистить. Просто гигиена отношений.

Женщины раньше мужчин начинают бояться старости, но раньше и перестают.

Sunday, March 11, 2012

Прошел год после землетрясения и цунами в Японии/ Japan marks 1st anniversary of March 11 disaster

На воскресенье, 11 марта, приходится первая годовщина мощного землетрясения и цунами, поразивших северо-восточную Японию. Местные сообщества продолжают вести напряженную работу, восстанавливаясь после этого бедствия. Многие эвакуированные жители испытывают трудности в поисках работы и нормализации своей жизни.
Мощные подземные толчки и гигантское цунами разрушили или повредили более 370 тысяч жилых домов и других зданий.
По положению на субботу, 15.854 человека официально считаются погибшими в результате бедствия, и еще 3.155 человек числятся пропавшими без вести.
Более 340 тысяч человек живет в эвакуации во временном жилье, главным образом, в трех наиболее пострадавших префектурах - Иватэ, Мияги и Фукусима.
Как показывает исследование, проведенное NHK, примерно одна треть семей, живущих во временном жилье, сообщили, что их доходы упали в два раза по сравнению с тем, что они получали до бедствия. Каждый пятый из кормильцев - безработный.
(англ., русск. яз)

**

В годовщину землетрясения и цунами буддистские монахи молятся за погибших. Церемония проходит в Минамисоме, в 25 км от АЭС “Фукусима-1”, где удар стихии вызвал аварию. REUTERS / Yuriko Nakao

**
Видеосюжет Евроньюс:
Фермер остался в зоне отчуждения, чтобы кормить обездоленных животных (русск.; англ. яз.)

Год спустя после цунами и катастрофы на японской АЭС “Фукусима”, в городке Томиока (Tomioka) время, кажется, замерло. Никто из тысяч жителей этого некогда процветающего района сюда не вернулся. Наото Мацумура (Naoto Matsumura), 53-летний фермер, единственный оставшийся здесь человек. Выжившие после цунами и аварии на АЭС животные бродят по территории всего в нескольких километрах от разрушенной АЭС. Игнорируя требование покинуть зону отчуждения, Наото Мацумура остался, чтобы кормить оставшихся без крова животных.
«Не могу сказать, что вернуться сюда на 100 процентов безопасно, но для людей моего возраста это не проблема. Не знаю, как бы чувствовали себя здесь люди с маленькими детьми, но для человека моего возраста, думаю, проблем нет».
Множество животных и птиц, включая страусов, оказавшихся на этой ничейной земле, зависят от помощи фермера-одиночки.

Генеральный секретарь Международного агентства по атомной энергии Юкия Амано (Yukiya Amano) уверен, что в настоящее время угрозы со стороны атомной энергии нет: «Авария на “Фукусиме” стала тревожным сигналом. Люди пересмотрели приоритеты и осознали, что прежде всего необходимо заботиться о ядерной безопасности».

Авария на АЭС “Фукусима” произошла 11 марта 2011 года после сильнейшего землетрясения и цунами. Более 19 000 человек погибли или пропали без вести. Накануне годовщины трагедии на Фукусиме, эксперт Международного агентства по атомной энергии высказывает трезвое и реалистичное мнение, отмечая, что несмотря на меры безопасности, предпринимаемые на АЭС всего мира, возможность новых аварий исключать нельзя.

Thursday, March 08, 2012

Happy International Women's Day

about International Women's Day


постеры via allposters.com

**
upd, гендерно-бытовое:

Пусть мужчины отдохнут.
Легкий повседневный труд -
Это наш удел! Это наш удел!
Масса есть у нас причин,
Чтобы поберечь мужчин
Для серьезных дел, настоящих дел! (Петров-Васечкин)

Среди постеров нашлась новая версия иллюстрации к старому правилу

Wednesday, March 07, 2012

«Как меня пытали» и «Мои лефортовские встречи». А. Солженицын, «В круге первом» (1968)/ In the First Circle/ V kruge pervom

«Великолепная народная речь с примесью лагерного жаргона...» (статья)

«Его язык стал предметом страстных комментариев и даже ядовитых нападок. […]
Все искусство Солженицына начинается с бунта против идеологического слова, речи со встроенной в нее ложью; именно этой встроенной ложью определяются отвлеченность, псевдолитургические повторы, обедняющий космополитизм языка. С одной стороны, слово конфискуется, и даже авангардизм Маяковского присвоен, кастрирован и влит в сталинскую пошлость (Пастернак писал, что это было второю смертью Маяковского); а с другой, оно истощается, перестает быть выражением индивидуального, особого, вырождается в фон, в основу "социалистического реализма" - этот рекламный плод массового психоза, этот призрак, в котором нет ничего ни от реализма, ни от социализма. В Круге первом восстановление русского языка - навязчивая идея Сологдина, рыцаря лингвистического Китежа, вестника России, поглощенной потопом. Сологдин охотится на "птичьи слова" - на все заимствования из других европейских языков: как на международные научные слова, так и на "деревянный язык" идеологии. Это игра, в которой он и сам ошибается и оступается, но игра животворная, потому что заставляет мысль заново переосмыслять понятия, переименовывая их. Сологдин отказывается от греческих и римских (латинских) заимствований, таких как "математик", "сфера", "исторический", заменяет их забавными руссизмами, освежающими наше лингвистическое чутье: "исчислитель", "ошарье", "бытийный". Это именно игра: вражда Солженицына к иноязычным заимствованиям не абсолютна. Но он и сам предложил переименовать Ленинград в Невгород. Вообще говоря, Солженицын считает потерянным лад языка, его музыкальный строй....» (статья)

С вышеприведенными отзывами о языке Солженицына я ознакомилась уже после прочтения романа «В круге первом». Когда во второй раз посмотрела экранизацию Глеба Панфилова – потянуло к первоисточнику. Роман прочла на одном дыхании, в несколько вечеров. Увлекательно было сравнивать кино-версию с оригиналом, - чтó авторы опустили, что подчеркнули; благодаря киновоплощению, проще представлять персонажей романа. Книга захватывающая (хоть и пугающая) по содержанию, и местами трудно читаемая по форме. По ходу чтения выписывая цитаты, не поленилась насобирать языковых особенностей, неологизмов-просторечий, необычно выстроенных и прочих фраз, на которых спотыкалась, перечитывая их по много раз:

Чего-то всегда постоянно боясь
Чем человек благородней и честней, – тем хамее поступают с ним соотечественники
не придала внимания.
Стояло очень тепло, безоблачно, безветренно.
Надя ходила среди них, какие ни будь ее успехи перед профессором
забавно, никто из гостей интересен.
– Да как это можно? – разорялся он. – Мы одеревянели!
он оказывался вялый молодой человек
строго поглядя
фотография была тухта, кум темнил, а вызвал именно из-за токарного станка – вдиви бы было, если б его не вызвали
Какой-то безжизненный туск наплыл на них...
Это не был Виктор, обычно возивший его, ни Костя.
Степанов, строго блестевший очками, не достигал туда, в задние ряды.
девушка из четвертого ряда в эпонжевом платьи вся
Перемесь радости
долгим дорожком той же ткани
не первой чистоты.
И веселые приятели его, с которыми он так прочно был дружен, стали разнравливаться ему
...где расщеплина от старой молнии, где мелкий сосонник и глубокий песок
Она вспомнила, что есть у неё новокупка из белья
Зиждитель (строитель? Инженер?)
Ошарие (сфера)

Автор щедро использует просторечья или «новаторские» слова (не решусь назвать их неологизмами), да и падежи увязывает не слишком старательно, так что смысл отдельных фраз так и остался тёмен. Признаться, пока одолевала избранные лингвистические изыски АИС, вспоминала строки, которые, по утверждению Ильфа и Петрова (см. «Золотой теленок») непременно исторг бы «крестьянский писатель-середнячок из группы "Стальное вымя": «Инда взопрели озимые. Рассупонилось солнышко, расталдыкнуло свои лучи по белу светушку. Понюхал старик Ромуальдыч свою портянку и аж заколдобился...»

Справедливости ради, попадались и симпатичные «народные неологизмы», в основном в описании природы, например:
...они поднялись в тюремный двор по трапу, на который густо нападало пушничка.
в вытаинах между ними торчала желкло-коричневая трава

Однако придирки в сторону. Как раз недавно читала статью о невстрече Солженицына с Набоковым:
«Набоков не большой любитель солженицынского пафоса, но публично не высказывает свое мнение о его текстах, поскольку автор преследуется по политическим мотивам».
Совершенно согласна с Набоковым - думаю, что приведенные в упомянутой статье его слова о поэзии Бродского гораздо уместнее в отношении произведений Солженицына: «Эстетическая критика была бы несправедливой, если учесть эти ужасные условия и страдания, которые читаются в каждой строке», — пишет Набоков.

О том же говорит в интервью Андрей Смирнов, сыгравший Бобынина:
«Произведения Солженицына в сущности даже независимо от их сравнительных литературных достоинств - в одном романе я находил их больше, в другом - меньше - были чем-то вроде чугунной "бабы", шара, которым рушат стены домов. Один удар, другой, третий... Каждый из этих ударов сотрясал стену, помогал таким, как я - полуслепым, но постепенно прозревавшим. И вообще, это был уникальный случай: такая мощная система, которая сжевывала человека, не подавившись, не заметив, - не смогла Солженицына сжевать!»

Было крайне интересно читать ядовитое повествование Солженицына о восхождении Сталина. Фоном вспомнилась Булгаковская пьеса «Батум» (первоначально «Пастырь», о юности Вождя). Солженицын, кстати, вскользь отмечает, что Вождь, имевший в юности намерение стать священником, привечал Булгакова за духовенство в родне.
"Об одном писателе Сталин узнал, что тот -- сын священника, но скрывает.
"Ты -- праваславный?" -- спросил он его наедине. Тот побледнел и замер. "А ну, пэ'рэкрестысь! Умейшь?" Писатель перекрестился и думал -- тут ему конец.
"Ма'ладэц!" -- сказал Сталин и похлопал по плечу.
...
и хотя советовали ему Булгакова расстрелять, а белогвардейские "Дни Турбиных" сжечь, какая-то сила подтолкнула его локоть написать: "допустить в одном московском театре".

Послереволюционные реалии – жуткие, но читать – с безопасного расстояния – занимательно. Особенно про полит-лидеров того периода, из которых для последующих советских поколений (включая моё) создали сияющий иконостас. Эти люди шагали по трупам по карьерной лестнице без привычных ныне костылей в виде имагологов, имиджмейкеров, политтехнологов, психологов и прочих придворных дрессировщиков, - способных теперь даже такого как Янукович приучить складывать пальцы в убеждающую щепотку и говорить на неведомом украинском языке.
А тогда – всё сам, всё сам. Там извернуться, там налгать, там проявить твердость – сплошная дипломатия. И в итоге – потрясающая искренняя уверенность, свойственная всем лидерам: Народ, меня выбравший, без меня пропадет! ("Утром мажу бутерброд – сразу мысль: а как народ?")
из книги:
«Положив себе дожить до девяноста, Сталин с тоскою думал, что лично ему эти годы не принесут радости, он просто должен домучиться еще двадцать лет ради общего порядка в человечестве... Этот народ нельзя оставить без постоянных правильных разъяснений. Этот народ нельзя держать в неуверенности».
(Кстати, подобную лексику с ударением на "этот" использовала симпатичная российская девушка в сегодняшних новостях по Евроньюз, объясняя свою позицию в поддержку Вовы Пу: «Этой стране нужен такой президент»).
Варварские времена, варварское государство, осколки которого (самый крупный пытается ныне избавиться от очередного Отца нации) до сих пор не оправились от тисков любящей стальной руки...


Совершенно незабываемая «Улыбка Будды», глава романа про посещение Бутырки госпожой Рузвельт, озабоченной справедливым распределением гуманитарной помощи, а также слухами про ущемление свободы совести в Союзе.
"Госпоже Рузвельт очень понравилось, что в камере, выбранной наудачу и застигнутой врасплох, была такая удивительная белизна, полное отсутствие мух, и, несмотря на будний день, в святом углу теплилась лампада.
...
Только тут обнаружилось, что один хитроумный зэк буквально понял разрешение писать мемуары и, пока все спали, с утра уже накатал две главы: «Как меня пытали» и «Мои лефортовские встречи»."

Мимоходом отметила: ясно, откуда черпал вдохновение автор столь веселивших меня в юности «Легенд Невского проспекта» - саркастические интонации те же. Из любопытства погуглила – и выяснилось, что не права. Напротив, автор «Легенд...» клеймит нещадно:
«Солженицын и Бродский из-за рубежа облили грязью нашу страну... Никто не повлиял на создание негативного образа Советского Союза в последний период его существования [так], как высланный Солженицын и фактически высланный Бродский».

Но я отвлекаюсь...
Самое впечатлившее – в фильме, а затем и в книге - судьбы прозябающих «на свободе» жен «врагов народа»...
из книги:
"Над ней тяготел несчастный жребий всех жен политических заключенных, то есть жен врагов народа: к кому б они ни обращались, куда б ни приходили, где известно было их безудачливое замужество – они как бы влачили за собой несмываемый позор мужей, в глазах всех они как бы делили тяжесть вины того черного злодея, кому однажды неосторожно вверили свою судьбу. И женщины начинали ощущать себя действительно виновными, какими сами враги народа - их обтерпевшиеся мужья, напротив, себя не чувствовали.

...извещение о свидании посылалось открыткой. Там писалось: «Вам разрешено свидание с вашим мужем в такой-то тюрьме». Мало того, что адрес жены регистрировался в МГБ – министерство добивалось, чтобы меньше было охотниц получать эти открытки, чтоб о женах врагов народа было известно всем их соседям, чтобы такие жены были выявлены, изолированы и вокруг них было бы создано здоровое общественное мнение.

Она, задыхаясь, бежала, чтобы еще и еще впитывать его лицо. Так жалко было его, что он месяцами гниет в темных вонючих камерах! Такое счастье было видеть вот его, рядом! Такая гордость была, что он не сломлен! Такая обида была, что он совсем не горюет, он о жене забыл! И прозрела боль за себя – что он ее обездолил, что жертва – не он, а она..."

Поражает изуверская находчивость палачей в стремлении сломить волю и дух; тихая обыденность оформления очередной жертвы, попавшей на территорию, отмеченную скромной табличкой...

из книги: «Приемная арестованных» – напоминала надпись, и смысл ее был такой же, как: «Мертвецкая».

...как приучила нас литература, в камере должно быть хоть маленькое, да окошко и пространство для хождения. А здесь не только ходить, не только лечь, но даже нельзя было сесть свободно.

...он никак не представлял, что это будет так просто и тупо, так неотклонимо. Люди, которые встретили его на Лубянке, низко поставленные, ограниченные, были равнодушны к его индивидуальности и к поступку, приведшему его сюда, – зато зорко внимательны к мелочам, к которым Иннокентий не был подготовлен и в которых не мог сопротивляться. Да и что могло бы значить и какой выигрыш принесло бы его сопротивление? Каждый раз по отдельному поводу от него требовали как будто ничтожного пустяка по сравнению с предстоящим ему великим боем – и не стоило даже упираться по такому пустяку – но вся в совокупности методическая околичность процедуры начисто сламливала волю взятого арестанта..."

Страшно читать спокойное описание адской повседневной работы десятилетиями отлаживаемой мясорубки. Обслуга тюрем – шоферы, врачи, палачи, надзиратели, - не просто проф-деформированы и закрыты защитным экраном, как большинство людей, по роду службы призванных постоянно сталкиваться с человеческим страданием; здесь в основе - развращающе-губительное для человека осознание своей власти и бесправия другого (см. Das Experiment).

Поражают судьбы – Потапов (в фильме – собирательный образ, в котором угадывается и Потапов, который один на всей шарашке совмещал в себе способности к мастерским изделиям и к цитатам из "Евгения Онегина, и заморенный робкий инженер Дырсин) ...

из книги: "...не бия себя в грудь, и не выкрикивая гордых слов, никак не претендуя стать посмертно героем Советского Союза, – Потапов своим южным говорком скромно ответил: – Вы ж понимаете, я ведь присягу подписывал. А если это подпишу – вроде противоречие, а? Так мягко, не театрально, Потапов предпочел смерть благополучию. – Что ж, я уважаю ваши убеждения, – ответил неизвестный русский и вернул Потапова в каннибальский лагерь. Вот за это самое советский трибунал Потапова уже не судил и дал только десять лет. Инженер Маркушев, наоборот, такое изъявление подписал и пошел работать к немцам – и ему тоже трибунал дал десять лет. Это был почерк Сталина! – то слепородное уравнивание друзей и врагов, которое выделяло его изо всей человеческой истории!"

"Не ловец человеков" Герасимович:
"Илларион Павлович Герасимович, физик-оптик, узкоплечий невысокий человек с тем подчеркнуто-интеллигентским лицом, да еще в пенсне, с каким рисуют на наших плакатах шпионов.

Началом своей инженерной работы Илларион Павлович застиг то время, когда слово «инженер» равнялось слову «враг» и когда пролетарской славой было подозревать в инженере – вредителя. А тут еще воспитание заставляло молодого Герасимовича кому надо и кому не надо предупредительно кланяться и говорить «извините, пожалуйста» очень мягким голосом. А на собраниях он лишался голоса совсем и сидел мышкой. Он сам не понимал, до чего он всех раздражал."

Дядя Авенир, дворник Спиридон... Все такие разные, но объединенные изломанностью судеб.

Цитаты из книги
Об экранизации Панфилова

Tuesday, March 06, 2012

Banksy: Please don’t follow me on facebook or twitter...

...because I’m not on there
британский художник Бэнкси


but you might want to contact air traffic control

banksy:
- What artists do you rate?
- Käthe Kollwitz is my favourite. Partly because her drawing style is so beautiful, and partly because she thought being an artist was self-indulgent crap and became a doctor in an orphanage instead.



Banksy website

Sunday, March 04, 2012

японцы шутят / funny Japanese boob scarves


Так называемые «сисько грудные шарфы» (breast/ boob scarves) – «уроженцы» Японии, по утверждению некоторых блоггеров (1, 2). На самом деле эти «шарфики» напоминают, скорее, дорожную подушку/ опору для шеи, а их «смысловая нагрузка» - дать возможность вволю посмеяться: и тем, кто облачен в такой шарфик, и окружающим. Зеленогрудая дама (фото слева вверху) хохочет особенно заразительно. А мама (фото справа вверху) уговорила облачиться в веселый шарфик сына-подростка - он, правда, не хохочет, а тихо улыбается (фото сделано, очевидно, на распродаже этих юмористических деталей гардероба).
Мечтательные старушки в таких шарфиках выглядят особенно трогательно. 


Thursday, March 01, 2012

«По техническим причинам», «аплодисменты, переходящие в овацию»... Японский журналист о жизни в России/ Japanese journalist about life in Russia

esquire: Иностранные журналисты рассказывают о том, как им живется и работается в нашей стране.
Хидэо Амма (Hideo Amma), шеф-редактор бюро японской телекомпании NHK (отрывки)

[Hideo Amma is a Correspondent in the Foreign News Division of the Japan Broadcasting Corporation (NHK), which he joined in 1990. He was a Foreign Correspondent for NHK in the Vladivostok Bureau from 1998-2001, during which he reported on the social, political and economic affairs of the Russian Far East and Mongolia and the influence of Islamic extremists in the former Soviet Union. Since returning to Tokyo in 2001, he continues to report on the region and has produced two highly regarded documentaries on the post 9/11 situation in Central Asia and New York.
He speaks English and Russian. Amma graduated from Osaka University with a BA in Russian Affairs.]

Photo:
Встреча в Кремле, 1 июля 2008; слева направо – Дм. Медведев, Тосияки Миякэ (Toshiaki Miyake, японское агентство новостей в Москве), Хидэо Амма

Я решил выучить русский язык в разгар холодной войны. Хорошо помню эпизод, который очень сильно повлиял на отношение японцев к вашей стране: в 1983 году, недалеко от Сахалина, ваши военные сбили гражданский самолет корейских авиалиний. С одной стороны, это было понятно — враждебное отношение к Западу, но с другой — как можно было сбить самолет с мирными людьми? Это казалось верхом жестокости, и никто не мог понять, что они за люди, эти русские. Кто живет за железным занавесом? Я знал о русских лишь то, что у них популярны «аплодисменты, переходящие в овацию». Я даже не мог представить, есть ли у них чувства и эмоции. Чтобы это понять, я и начал учить русский язык, а потом приехал работать в Россию.

Япония — маленькая страна, в которой все строится на системе уступок и взаимопомощи. Но когда я впервые приехал в Россию, то понял, что здесь все строится на принципе превосходства силы. Кто сильнее и кто кого — вот по каким принципам здесь живет общество. У меня даже сложилось впечатление, что когда в России один человек встречает другого, то прежде всего подсознательно он оценивает, сильнее ли его собеседник, круче, чем он сам, или слабее. Впервые я столкнулся с этим еще во Владивостоке, где несколько лет работал корреспондентом. В середине девяностых там были сложности с освещением и отоплением. Я тогда водил машину, и вот, в один день, как раз когда я был за рулем, все светофоры в городе погасли. Мне было совершенно непонятно, как люди будут разбираться в такой ситуации: кто поедет первым, а кому стоять и ждать. Во многом порядок движения определялся водителями: они смотрели друг на друга и решали, кому ехать, а кому — стоять. Кто жестче смотрел, тот и выезжал первым на главную дорогу.

Из того, что я снимал, мне больше всего запомнился захват школы в Беслане. Тогда погибли триста человек, и в тот момент я был на месте. У меня было ощущение, что трагедия прошла сквозь меня, и вынести это невозможно. Я сейчас думаю: «А смог ли я донести до японского зрителя всю боль, ужас и тяжесть происходящего?» Мне кажется, такие вещи для простого человека невыносимы, он их инстинктивно отторгает.

Беслан — маленький город, всего тридцать с лишним тысяч человек. Из них гибнет триста, и все оставшиеся приходят на массовые похороны, а ты должен продолжать снимать. Этих людей убили на моих глазах, но я ничего не мог сделать. Да, журналисту приходится бывать в разных ситуациях — и говорить о смерти, и наблюдать ее. Но рассказывать о смерти трехсот человек — невероятное бремя. А потом делать интервью с теми, кто лишился своих близких. Наверное, им было противно отвечать на мои вопросы, да и мне было неловко лезть к ним. Но у меня такая работа — снимать, освещать и передавать в эфир. Ничего с этим не сделаешь.

С течением времени я понял, что у японцев с русскими много общего: и те, и другие концентрируются в момент чрезвычайных ситуаций и не тратят время на лишние эмоции. Если случается катастрофа, люди собранны и щедры на помощь. Когда в Японии было цунами, в наш российский офис чуть не полгода приносили цветы. На место катастрофы ездил российский отряд МЧС, я разговаривал с одним из спасателей, благодарил его. А он сказал мне: «К сожалению, мы уже никого не смогли спасти». А еще он добавил, что восхищается теми, кто смог выжить после цунами. И я понял, что у русских — теплое сердце. И что русские люди — такие же, как мы.

Мое отношение к русским сильно эволюционировало — от враждебности к пониманию того, что эти люди чувствуют те же эмоции, что и я. Помню, я летел из Владивостока. Аэропорт во Владивостоке чудовищен, настроение у меня ниже среднего, но на борту показывали комедию «Мистер Бин». И все пассажиры хохотали в голос. И тогда меня осенило: «Ба! Русские, оказываются, хохочут вместе со мной, и так же, как и я. Я в первый раз испытал чувство общности с обычными людьми. Потом я купил этот же диск и смотрел его в одиночестве. Но уже не смеялся — не с кем было.

Представьте себе: Москва, час ночи. Я решил пойти в магазин, купить себе ветчины. Продавщица, бабуля с толстыми руками, спросила: «Чего вам?» Я сказал: «Полкило ветчины». Она ответила: «Молодой человек, смотрите». Размахнулась и, не глядя, отрезала кусок. Положила его на весы, и они показали 502 грамма. Я захлопал в ладоши, и она была рада. Простым людям свойственно невероятное мастерство.

Я заметил одну вещь: русские умеют делать только то, что им по-настоящему интересно. А если душа не лежит, то они пальцем о палец не ударят. А еще, как мне кажется, у вас многое зависит от настроения. Если честно, то я ни разу не видел, чтобы хоть какой-то русский механизм работал, как швейцарские часы.

Если случается авария, японцы прежде всего думают о том, что послужило ее причиной и как это можно устранить. В любой нашей газете вы найдете потом детальное описание сбоя и пути решения проблемы. В России любая неполадка любого масштаба имеет одно объяснение: «По техническим причинам». А если же ты начинаешь выяснять, что это значит, то тебе твердо дают понять — дальше не лезь, не твое дело.

Пару лет назад я летел из Москвы в Киев и обратно. Удивительная вещь: ты проводил в самолете ровно час, а на паспортном контроле в Шереметьеве стоял больше двух часов. Паспортный контроль — это ворота в Россию, и я не могу понять, почему прохождение этих ворот для иностранцев — неприятная многочасовая процедура. И еще одна вещь. Когда я учил русский, то в уроке о прохождении таможни была замечательная фраза: «Паспорт покажите, пожалуйста». Но за двадцать лет мне никто ни разу не сказал на вашем паспортном контроле слово «пожалуйста».

У вас популярны уменьшительные суффиксы, и первое время, обедая в ресторане, я все время вместо слова «счет» говорил «щеточка» или «счетчик». Надо мной смеялись, а я никак не мог понять, в чем дело. Сейчас я понимаю, что у меня было много странных оговорок: например, вместо фразы «нам надо по­слать факс» я говорил «нам надо посрать факс», поскольку в японском языке нет буквы «л». В вашей стране я всего лишь гость, не хотелось бы кого-нибудь ненароком обидеть.

Иногда я хожу в московские рестораны японской кухни, но я не могу найти там вкуса, связанного с тем местом, где я родился и вырос. Знаете, давным-давно япон­ское телевидение транслировало телемост между русским космонавтом и нашими детьми. Дети спросили: «А когда вы вернетесь на Землю, чего вам захочется съесть?» Космонавт засмущался и ответил: «Борща и черного хлеба». И тогда переводчик сказал: «Это все равно что для японца суп мисо и бобы натто». В отрыве от родины русские хотят еды, к которой привыкли с детства. Им, например, не хватает укропа. А я, пока живу в Москве, иногда мечтаю о настоящем мисо и натто. Хотя в последнее время я научился есть борщ, фасолевый суп, пельмени.

В 2003 году я делал репортаж про парламентские выборы. Героем материала был дедуля, бывший военный, который всю свою сознательную жизнь голосовал за коммунистов. Меня потрясло, что он был совершенно лишен цинизма, мелькающего у всех русских в тот момент, когда они говорят о политике. Дедуля этот был очень честным, основательным и серьезно рассуждал о том, за какого политика следует голосовать, ходил в штаб КПРФ, все разузнал. В итоге он походил, подумал и тогда, в 2003 году, проголосовал за «Единую Россию». Это был не самый заметный репортаж, но я до сих пор его помню.

другие Правила жизни в России: 1, 2

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...