Monday, February 20, 2012

Дм. Быков: Страшен распад языка / Literacy Lost

"...компьютер сам хорошо умеет исправлять орфографические ошибки: в большинстве текстовых редакторов эта функция осуществляется автоматически. Пользователю необязательно задумываться — в результате об истинном уровне собеседника можно судить только по его электронным письмам. Один из моих сравнительно молодых начальников умудрялся писать довольно грамотные статьи, но, заказывая мне тексты, присылал почту с такими ляпами, что я поначалу принимал это за утонченную шутку."
Дм. Быков

Получая по электронной почте отзывы благодарных или не очень читателей моих блогов, замечаю поразительную и прогрессирующую безграмотность. Не у всех, но у многих. Сначала коробила косноязычность отдельных корреспондентов – пытаются выразить признательность витиевато, а получается похуже, чем у напуганного начальницей Новосельцева (см. «Служебный роман»). Но это - придирки эстетки. Позже стали поступать письма уже вовсе нечитабельные – продраться сквозь нагромождения безграмотно написанных словес просто немыслимо. Ощущения двойственные. Смысл этих посланий – благосклонный и поощрительный, но написано так, что с печалью осознаешь: грамотность умерла, прихватив с собою способность «ясно мыслить – ясно излагать»... Наверное, всё закономерно – книг не читают, школьных сочинений, скорее всего, уже никто не пишет (зачем? Интернет предлагает готовые!); общаются в Сети посредством мутного сленга – особенно гадко, когда юношеский сленг, все эти «падонкавские» изыски, используют люди среднего и старшего возраста. Туда же – «доброго времени суток» и повсеместное глубокомысленное «мдя».

Нашла несколько статей, авторы которых обеспокоены вымирающей грамотностью.

статья "Причины безграмотности современной молодежи":

«...было бы интересно узнать «о проблемах безграмотности нынешней молодежи. На вступительных экзаменах в университет человек написал слово "еще" вот так "исчьо". В диктанте из 200 слов допускали люди 150 ошибок».
...
Не менее пагубно на молодые умы влияет и ставший в последнее время весьма модным так называемый «падонковский» язык. Это когда слова умышленно коверкаются и пишутся безграмотно: превед, пожалусто, канешна и т.д. Использование этого компьютерного сленга не только стимулирует безграмотность, а и весьма поощряет ее. Ведь по негласному правилу почему-то считается, чем сильнее и смешнее ты исковеркал родной язык – тем лучше.
Постепенно этот сленг начал трансформироваться из исключительно письменного варианта и в устную речь. Сейчас среди многих моих знакомых наблюдается тенденция и в разговоре делать неверные ударения в словах, умышленно произносить их неправильно...»

Грустно то, что автор статьи, взволнованная безграмотностью, сама ею грешит. Начало предложения и абзаца: «И так... [имелось в виду вводное слово, указывающие на связь мыслей, последовательность изложения «итак»?], причины безграмотности современной молодежи. Какие они? И как с ними можно бороться?»
Далее автор пишет: «...я обратилась за ответами к молодому филологу, выпускнице Полтавского педагогического университета им. В.Г. Короленка...» - насколько я помню, фамилия (муж.род) склоняется в украинском языке, но не в русском (университет им. Короленко). Впрочем, автор русскоязычной статьи указана как «Еліна Сергачова», так что смешивание правил украинской и русской грамматики объяснилось.
Кстати, суржик и немыслимая устная речь (о, это гэканье, эти «шо» и «-ся»!), скажем, в моём родном как бы русскоговорящем Харькове – отдельная тема.

статья: "Диагноз - безграмотность. Перспектива – деградация":
Украина находится сегодня не только в экономическом, но и в глубочайшем гуманитарном кризисе. [...]
Я согласен с тем, что читать стали меньше. Что касается содержания, то современный тренд - не интеллектуальная литература, а книги как развлечение. В этом нет ничего плохого. Хорошо, что наша молодёжь вообще умеет читать и писать, а то мне приходится сталкиваться со студентами старших курсов, читающими по слогам. Такое возможно только в условиях деградирующего государства.
[...]
Перспектива молодых людей с таким образованием соответствует перспективе времени и самого государства. Мне приходится объяснять студентам, что Бетховен - это композитор, а не кличка собаки, а Гомер - это не Гомер Симпсон, а персонаж античной истории. Насколько им эти знания нужны? Поколение ныне прагматичное и больше тратит времени на вещи, которые могут быть практически применимы. Может быть, и без Гомера можно прожить, но тогда мы снова скатываемся от культуры к варварству, к образу «грядущего хама».

Во время учебы в университете мы с однокашниками не верили историям об американских ровесниках, которые не могли ответить, кто такой Гёте или как называется столица Швеции. Что ж, нынче мы приближаемся к узкопрофессиональным стандартам американцев – действительно, зачем тебе Гёте, если учишься на экономиста?

статья: "Грамотная речь - путь к успеху":
Степаненко Оксана Анатольевна, бизнес-консультант международной консалтинговой сети, преподаватель, член профессиональной психотерапевтической лиги:
«Основная причина повальной безграмотности, на мой взгляд, состоит в том, что людьми утеряно ощущение красоты родной речи. Современный русский язык лишен духа и самобытности. Поэтому ныне чувство тонкой красоты родного языка, на котором когда-то говорили дамы и господа русского общества, не трогает сердца людей. Речь переполнена иностранными словами и фразами, пришедшими из мира бизнеса [кстати, речь автора статьи также пестрит этими «пришельцами»] или уличного сленга, которые привносят чужую культуру и, безусловно, влияют на формирование менталитета нашего общества.
...мастерство, грамотная речь, хорошие манеры и чистые манжеты – это презентация человека.»

Наконец, великолепная статья Дмитрия Быкова «Пропавшая грамота» (отрывки):

«Думая о руской арфографии, прежде всего преходит мысель отом што она усложнена. Это во многом прослабило рускую государственость. Четатель слишком много времени тратит на чтение книг и изучение правил, а так же заучивание стихов, а если-бы он посвятил это время совсем не такому безполезному делу, то мы давно мы уже жыли как люди».

Реформа русской орфографии, о необходимости которой так много говорили сначала при Хрущеве, а потом в 90-е, совершилась. При этом законодательно она пока никак не оформлена. Орфография начинает постепенно упраздняться сама собою. Она размывается. Ее уже почти не видно.

Любая газета пестрит ошибками на «тся — ться», «н — нн», на слитное и раздельное написание «не» с прилагательными и наречиями. Присоединение деепричастного оборота к безличным конструкциям («Глядя на эту картину, думается, что…») давно сделалось нормой. С деепричастиями вообще творится нечто катастрофическое. «Наблюдая за прыжком, у вас возникнет вопрос» — это бы ладно, это спортивные комментаторы, которых называют прапорщиками телевидения. Но ведь и телеведущий Николай Николаев говаривал: «Посулив ему 50 000, договоренность была достигнута». С пунктуацией творится что-то невообразимое: запятыми обрастают даже такие невинные наречия, как «вчера». «Тем не менее» или «вообще» — это уж обязательно. Эта пунктуационная избыточность — черта нового времени, позднепутинского: при Ельцине запятые игнорировали вообще, свобода! Теперь их ставят везде где надо и не надо: страхуются от гнева незримого начальства. Стараются наставить как можно больше запятых, чтобы уж никто не подкопался. Это же касается страшной русской коллизии «н — нн»: в порядке перестраховки предпочитают удваивать это несчастное «н» повсюду. В нескольких сочинениях мне уже встретилось «воспитанн» и «прочитанн». И так во всем.

Орфография, ситуация с грамотностью в обществе — лучшее зеркало истинного состояния страны. Еще Достоевский предсказывал, что с упразднением «ятей» и «еров» все пойдет к черту. С упрощения русской орфографии началась послереволюционная культурная деградация; революции и оттепели вообще часто приносят с собой упрощения — и потому при Хрущеве мы чуть не получили написание «заец», максимально приближенное к фонетическому.

...предыдущее двадцатилетие расслабухи и триумфального невежества привело к тому, что культурная преемственность утрачена. Дети продолжают изучать в школах русскую литературу, но уже не понимают, зачем это надо. Им успели внушить, что знания — не залог совершенствования личности, но способ получить диплом или откосить от армии, а для жизни будет лучше, если ты быстрее забудешь все, чему учился.

«Хлестаков заводит шаржни с женой городничего». «Из-под стола вылезла помесь дворянки с таксой, спавшая на стручках». «Коробочка разводит птиц и разных домашних утварей».
Дети путают утварей с тварями, шашни с шаржнями, понятия не имеют о том, что такое стружки и чем дворянка отличается от дворняжки. Забвение правил — отнюдь не самое страшное: страшен распад языка, в котором половина слов уже незнакома, а другая — помесь жаргонизмов с англицизмами.

Я провел как-то опрос среди студентов — попросил прочитать хоть одно стихотворение наизусть. Некоторые помнили Хармса. Девочки начинали декламировать «Письмо Татьяны» и сбивались на десятой строчке. Почти все помнят по пять-шесть строчек из школьной программы, но это именно обрывки, обмылки, плавающие в вязкой среде современного подросткового сознания. Та же ситуация с орфографическими правилами: все помнят, что «не» с прилагательными пишется вместе в каких-то определенных случаях, но в каких, толком не помнит уже никто. Да и перечислить части речи, общим числом 10, могут далеко не все. Почему-то обязательно забывают местоимение и междометие, да вдобавок путают их.

Я вижу вокруг явное и катастрофическое падение грамотности, но не знаю, хорошо это или плохо. Для меня — плохо, но, может, это потому, что я привык уважать себя за грамотность, а тут вдруг уважать себя стало не за что? Тоже мне добродетель.

В поисках ответа я добрался до любимой кафедры практической стилистики русского языка на журфаке. И на любимой кафедре мне объяснили следующее.
Пункт первый. Грамотность в обществе, если судить по сочинениям и по уровню студенческих работ, не упала, а перераспределилась. Прежде более-менее грамотна была примерно половина населения, а то и две трети. Сегодня совершенно неграмотны процентов 70, а как следует умеют писать и говорить — процентов 30. То есть вместо среднего уровня появилась резкая поляризация — как, впрочем, и в материальной сфере. «Средний класс» в смысле орфографическом отсутствует так же, как и в имущественном. Причем самые безграмотные дети, как свидетельствуют репетиторы, — дети высокопоставленных и просто богатых родителей: их сведения о русской реальности стремятся к нулю, поскольку большую часть времени они проводят либо за границей, либо за заборами элитных коттеджных поселков. А не зная жизни своей страны, нельзя знать и ее язык: половина понятий остается для тебя абстракцией.

Пункт второй. Никакой врожденной грамотности не существует, это миф, а сама по себе грамотность формируется тремя факторами. Первый — зрительная память (человек много читает и запоминает образ слова). Второй — механическая память (рука запоминает, как слово пишется). И третий — знание правил, но это уже для сложных случаев, когда глаз и рука сомневаются. У тех, кто много читает и пишет, все виды памяти срабатывают механически, они не отдают себе отчета в этом и полагают, что грамотны от рождения. Тогда как наследуется только хорошая зрительная память (механическая — приобретается): вот почему так грамотны учительские дети… и дети разведчиков.

Так вот, вторая и главная составляющая — механическая память руки — сегодня решительно потеснена: компьютер, которым большинство детей владеет с детства, не предполагает начертания слова. Ударяя по клавишам, школьник не запомнит, как пишется слово «престидижитатор». Только долго и тщательно выводя его рукой, вы запомните все изгибы этих «е» и «и», «т» и «д». Кроме того, компьютер сам хорошо умеет исправлять орфографические ошибки: в большинстве текстовых редакторов эта функция осуществляется автоматически. Пользователю необязательно задумываться — в результате об истинном уровне собеседника можно судить только по его электронным письмам. Один из моих сравнительно молодых начальников умудрялся писать довольно грамотные статьи, но, заказывая мне тексты, присылал почту с такими ляпами, что я поначалу принимал это за утонченную шутку.

Пункт третий. «Безграмотность — плата за свободу», как сформулировала однажды Евгения Николаевна Вигилянская, автор лучшего на моей памяти учебника русского языка для абитуриентов. Раньше между автором и читателем стояла сплоченная армия научных редакторов, консультантов и корректоров. Иногда эти персонажи вторгались не в свою область, корежили стиль, лезли в авторское мировоззрение. Но когда они занимались своим делом, польза от них была огромная и несомненная. Сегодняшняя редакция чаще всего не может себе позволить содержать корректора. Оказаться без присмотра этой придирчивой публики оказалось еще страшней, чем внезапно лишиться патроната советской власти.
Даже в речениях и публикациях руководителей государства периодически встречаются конструкции «предпринять меры» (тогда как их надо принимать), «озвучить предложения» (тогда как озвучивают фильм, а предложения обнародуют или излагают вслух), «обсуждали о том, что» (ну, здесь понятно).
...
Мы озвучим, разрулим, выскажем. Что — не уточняется. Потому что все это — суета вокруг пустоты, утрата объекта, конец материи. Власть, обслуживающая сама себя. И орфография — истинное зеркало ее компетентности и тайная проговорка о задачах: по любимому толстовскому выражению, ДЕЛАТЬ НИЧЕГО. Это, подчеркивал Толстой, гораздо хуже, чем ничего не делать.

Дело даже не в том, что наша речь неправильна. Дело в том, что наша нынешняя речь не предполагает уважения к собеседнику [и к себе самому!]. То есть мы не хотим, чтобы он уважал нас за грамотность. Пусть уважает за что-то другое — за деньги, например, или за умение поставить этого собеседника на место. Знание орфографии, свободное владение цитатами, связная и богатая речь перестали быть критериями, по которым оценивается собеседник.

Впрочем, остались еще люди, для которых грамотность по-прежнему нечто вроде пароля, а знание наизусть тысячи стихов — вполне достаточный аргумент, чтобы влюбиться в этого знатока. Только количество этих людей вернулось к уровню, скажем, XVIII века — когда интеллигенция только-только начинала формироваться.

**
upd:
про эмоциональную тупость (интервью лингвиста, психолога, логопеда):

"Одна из проблем, с которой я сталкиваюсь у молодого поколения – книгобоязнь, я даже такой термин изобрела [автор лукавит: Библиофобия (греч.). Книгобоязнь, книгоненавистничество.// Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка.- Чудинов А.Н., 1910]. Современный ребенок в своей массе (есть, конечно, исключения) не просто не дружит с книгой, а ненавидит и боится ее. Вплоть до того, что при чтении у него начинаются проявления соматического характера – нервное покашливание, например. Процесс отторжения от книги – это процесс отторжения от культуры и духовности. Ребенок лишен качественной речевой среды.
...
Они привыкли к фильмам-аттракционам со спецэффектами или к сериалам, где их реакцию программируют закадровым смехом.
...
Еще примеры о воздействии массовой культуры. Учителя и родители приводят ко мне детей с жалобами на то, что они плохо слышат. Начинаю проверять – слух стопроцентный. А дело вот в чем. Если ребенок с детства растет в комнате, где постоянно работает телевизор, у него вырабатывается рефлекс - не реагировать на речь. Там же часто крики, вопли, и у него срабатывает защитная реакция – не слышать всего этого. Есть такое понятие - регулирующая функция речи. В итоге ребенок и на уроке не придает значения словам учителя, если тот не слишком артистичен, воспринимая речь педагога как фон. А постоянные ужасы и насилие в блокбастерах вызывают у него эмоциональную тупость. Это диагноз, который можно поставить подрастающему поколению. Одно дело – очищающее страдание, катарсис, другое – щекотание нервов спецэффектами.
...
Чтобы воспринять произведения русской классики, у детей нет даже необходимого словарного запаса, не говоря уж о нравственных идеалах, которые там обсуждаются и которые большинству непонятны и незнакомы.
...
Если внимательно относиться к жизни, к себе и к своим детям, эмоциональная тупость нам не грозит".

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...