Thursday, October 06, 2011

Лафкадио Хирн (Хёрн) в интервью своего правнука/On Lafcadio Hearn - his grand-grandson

Симанэ также называют землей японских мифов, родиной японских богов, это знает каждый школьник, – свод мифов «Кодзики» (Сказания о делах древности) входит в школьную программу, но для всего мира эту префектуру открыл Лафкадио Хёрн (1850-1904), исследователь с греческо-ирландскими корнями, писатель, полюбивший Идзумо всей душой. Правнук Лафкадио Хёрна ныне работает в Университете в г. Мацуэ – столице префектуры Симанэ. Хёрн рассказал о традициях и верованиях простых людей, о том, как гармонично живут люди с природой, как умеют слушать её и любоваться ею. Благодаря Хёрну западный мир впервые узнал о таком явлении как цунами, Хёрн же впервые ввел в обиход этот термин.
источник

**
...интервью с Коидзуми Бон, правнуком известного исследователя Японии, нежно любившего эту страну и оставившего замечательные литературные труды, посвященные нравам и обычаям, климату и природе страны, Коидзуми Якумо (Лавкадио Хёрн) (1850-1904).

Культурное наследие Лавкадио Хёрна представляет для современников большую ценность, его книги, написанные в очень лёгком для восприятия стиле, способны стать настоящими проводниками в удивительный мир традиционной Японии. Будучи журналистом, Лавкадио Хёрн объездил немало стран, жил в разных частях света. Его жизнь разделяют на несколько периодов: Греция, где он родился (1850-1852), Европа (1852-1869), Америка (1869-1890), Французская Вест-Индия (1887-1889), Япония (1890-1904).

Коидзуми-сан: Помню свое удивление, когда читал присланную друзьями копию книги о Лавкадио Хёрне, как об американском фольклористе. Тогда я впервые узнал его со новой для себя стороны, узнал, что он как фольклорист немало в этом преуспел.

Считается, что Лафкадио Хёрн один из очень немногих иностранцев, кому удалось разгадать загадку японской души. До сих пор этот феномен не поддается объяснению. Как Вы думаете, что помогло Лавкадио Хёрну понять японцев, что общего было у него самого с японцами?


Коидзуми-сан: Во-первых, он, как я упоминал, был малого роста – чуть более 160 см., для европейцев это небольшой рост.

Во-вторых, он принадлежал, как мне кажется, к национальному меньшинству у себя на родине – ирландец с греческими корнями… Мне кажется, эти данные помогли ему понять японскую культуру. Прадед родился в протестантской семье, так называемые W.A.S.P. (White Anglo-Saxon Protestant). Он постоянно рос и воспитывался в соответствующей обстановке в Лондоне и в Нью-Йорке, в своеобразном «замкнутом» пространстве, что можно сравнить с закрытым миром, в котором живут японцы. Это обстоятельство, как мне кажется, помогло прадеду понимать атмосферу и мировоззрение японцев. Подобное воспитание помогло ему смотреть на жизнь без предрассудков.

В-третьих, он вырос в атмосфере традиционной ирландской культуры, где чтили устную традицию. А это, в свою очередь, воспитало в нем умение воспринимать информацию «ушами». Обладая цепким слухом, он хорошо воспринимал, например, то, что пели японцы во время традиционных праздников; ему, как и японцам, нравилось пение, стрекотание, в общем, звуки, издаваемые различными насекомыми. [см. cool japan - Language] Европейцам обычно не присуща черта внимательно вслушиваться в звуки природы и тем более, настраивать свой слух на голоса насекомых. Я как раз недавно переводил материалы прадеда, где он пишет об этом, поэтому на ваш вопрос, были ли общие черты с японцами, я смело могу выделить его хорошо развитый слух. Итак, в итоге я бы хотел остановиться на трёх основных чертах, общих для прадеда и японцев: телосложение, принадлежность к закрытой системе воспитания и хороший слух.

В чем, как Вам кажется, состоит культурное наследие Лавкадио Хёрна?

Коидзуми-сан: В первую очередь, это его записи о нравах и обычаях Японии эпохи Мэйдзи, свидетелем которой он стал с 1890-х гг. и до 1904 – времени своей кончины. Вот, например, все хорошо знают о танце обон, который исполняют приблизительно в середине лета, когда встречают и поминают души умерших. Если бы он не описал его и не исследовал так подробно, возможно, мы бы эту традицию потеряли.

Или, например, по воскресеньям, чем он занимался в день, когда у него не было занятий по английскому языку. По воскресеньям он путешествовал по синтоистским и буддийским храмам, благодаря чему собрал богатую коллекцию талисманов-оберегов. Потом он отправил их в Англию в Pitt Rivers музей в Оксфорде, а удалось ему собрать около 70 штук. Талисманов эпохи Мэйдзи почти не осталось, поэтому собранная им коллекция весьма ценная и, пожалуй, единственная. К тому же он был журналистом, постоянно искал новые углы зрения на злободневные вопросы по поводу будущего Японии. Что с ней будет? Что будет с Дальним Востоком? Он, например, предсказал переход от политической к экономической войне, в которой японцы и китайцы станут друг другу соперниками, и предсказал победу китайцев.

К тому же он описывал мировоззрение японцев того времени, их отношение к бытовой жизни, простой жизни, в которой не было места роскоши, расточительству. Писал об их умении сосуществовать с природой, о том, что если нам удастся сохранить такое взаимоотношение с природой, тогда все будет хорошо. Он также много писал о трудных климатических условиях жизни в Японии: землетрясения, наводнения, тайфуны и пр. и о том, как их можно преодолевать, вернее, сосуществовать с ними. Вы наверняка знаете слово «цунами», впервые с ним познакомил мир и ввел его в оборот на английском языке Коидзуми Якумо, когда описал историю спасения людей от цунами. Написанные им рассказы о преодолении влияния стихийных бедствий, могут быть использованы всем миром чуть ли не в качестве учебного пособия. Размышления Коидзуми Якумо о будущем Японии, о её судьбе, - часть культурного наследия, которое он нам оставил и которым мы вполне можем сейчас пользоваться.

Правильно ли мы распоряжаемся этим культурным наследием?

Коидзуми-сан: В определенном смысле используют правильно. Однако те важные вещи, о которых он говорил: о простой жизни, которой живут японцы, об их умении сосуществовать с природой, - это, к сожалению, почти забыто. Однако XXI век заставит нас об этом вспомнить. А та часть исследовательского багажа Якумо, которая касается древних традиций и обычаев, уже и теперь оживает благодаря туризму. Эту часть его наследия мы можем воспринимать как культурный ресурс. Ярким примером такого синтеза туризма и культурного наследия может стать, например, Маршрут привидений. Я очень рад этой возможности слияния бизнеса и культуры, не надо относится с предубеждением к такого рода синтезу. Более того, я верю, что такое сотрудничество будет только развиваться.

Каким образом, как Вы считаете, можно более эффективно знакомить людей с творчеством Лавкадио Хёрна?

Коидзуми-сан: Как мы уже отметили, эффективным кажется способ использования наследия Коидзуми Якумо в туристической индустрии, например. Как это происходит с нашим Маршрутом привидений: взяты его рассказы о привидениях, которые обитают в этой местности по древним поверьям. Потом сделан маршрут по тем местам, которые упомянуты в его книгах. Этот маршрут будет полезен для школьников.

Всему миру полезным был бы описанный им опыт борьбы со стихийными бедствиями. Вот, кстати, работа о том, как спастись от цунами, о которой я говорил. В феврале этого года выпущен перевод книги на хорватский язык Кимико Кадзикава, книга предназначена для детей. Если переводить на как можно большее число языков, доступ к творческому наследую Коидзуми Якумо станет шире. Полезно использовать знания о борьбе со стихийными бедствиями, например, в школах. Но, в первую очередь, туризм.

...Но в чём отличие Лавкадио Хёрна? Он использовал свои чувства, своё внутреннее чувство восприятия, когда проникал в различные сферы японского бытия, но схватывал как бы не отдельные куски, а при этом составлял мозаику всей жизни в целом.

Учёные мужи вековой давности поражают своими масштабами знаний о Японии – они держали такой невероятный охват проблем, демонстрировали поразительный масштаб видения, знали удивительные детали, но при этом сохраняли всю картину мира. Все эти люди – были среди них и соперники Лавкадио Хёрну, и его друзья, его Учителя – поразительной эрудиции, например, Чемберлен (Basil Hall Chamberlain). Он составил энциклопедию о Японии «Things Japanese». Можете себе представить, что это за труд – составить энциклопедию! В России был Николай Александрович Невский, настоящий бесстрашный исследователь, посетивший немало мест в Японии. Я считаю его замечательным и выдающимся учёным, вот если бы он пожил подольше! Из современников не могу не назвать имя Георгия Евгеньевича Комаровского.

Могу назвать английского керамиста Бернарда Лича (Bernard Leach), увлекшегося Японией под влиянием литературного творчества Лавкадио Хёрна. Он прибыл в Мацуэ, занимался здесь керамикой, потом переехал в Токио, там нашел сообщество единомышленников, участвовал в движении за декоративно-прикладное традиционное искусство. Он был убежден, что в народном прикладном искусстве Англии и Японии немало общих черт. Такой человек появился в Японии благодаря Лавкадио Хёрну.

Еще хочу назвать французского исследователя Бернара Франка (Bernard Frank), который любил Лавкадио Хёрна. Выше я упоминал о коллекции талисманов, которую собрал и передал в английский музей мой прадед, так вот серьезное изучение Японии у Бернара Франка началось с изучения этой коллекции талисманов, по ней он начал исследование о проникновении буддизма в социальную жизнь японцев. Для развития французского востоковедения этот человек сделал значительный вклад.

...я могу просто посоветовать тем, кто едет к нам в Симанэ, книгу прадеда «Glimpses of Unfamiliar Japan». Дело в том, что здесь с любовью написано очень много о Мацуэ [см. Matsue - Glimpses of Lafcadio Hearn], о волшебной привлекательности этого места, об Идзумо тайся, ведь до него никто из иностранцев не был здесь. Он был очарован этим старинным синтоистским храмом и смог передать свои ощущения в книге. Для тех, кто впервые собирается посетить Идзумо тайся, опыт Лавкадио Хёрна поможет не растеряться и ощутить максимально восторг от этой встречи. Иными словами, эту книгу можно использовать как путеводитель...

Особенностью творческой судьбы прадеда можно назвать тот факт, что он постоянно писал, его стиль был популярен, его перевели и на французский и на немецкий, даже на русском что-то есть, его до сих пор читают. Таких исследователей, которых бы читали более 100 лет, безусловно, мало. Читая написанные им более века назад произведения, не испытываешь ощущения, будто читаешь какую-то дремучую древность. Извлеченные им наблюдения того времени вполне могут пригодиться в настоящей действительности.

Коидзуми Якумо, женившись с Сэцу Коидзуми, отправился в свадебное путешествие в соседнюю префектуру Тоттори, провести приятные минуты на горячих источниках Хамамура онсэн, там он увидел удивительный сон: женщина из Идзумо пела ему кельтскую песню, которую он знал с детства. Мне кажется, это видение вышло из потаённых глубин его души. Кельты и Идзумо имеют много схожих черт…

В 2008 году я после некоторого перерыва опять посетил Грецию. Якумо родился, как вы знаете, на небольшом острове Лавкада. Я впервые поехал на этот маленький остров, там стоит дом матери Лавкадио Хёрна Розы Антонии Касимати (Rosa Antonia Cassimati), где она родилась и выросла. Там я услышал много замечательных сведений о том, как жила эта семья.

...Музей есть в Мацуэ в доме, где он раньше жил, такой же дом сохранился в Кумамото. То есть остались только два дома, связанные с ним. От дома, построенного Коидзуми Кадзуо [сын Лавадио Хёрна] в Токио ничего не осталось. Я родился в том доме. До момента его разрушения там жила американка ирландского происхождения, художница. Однажды я с ней встретился, зашел в дом, очень удивился, - с потолка на меня смотрел Лавкадио Хёрн… Изначально этот дом был арендован семьей у владельца, который решил впоследствии построить на этом месте стоянку, потом земля стала принадлежать буддийскому храму, и теперь на этом месте кладбище.

...культ Лисы был настолько серьезным явлением, что дошло и до социальной проблемы. Думаю, Тораяма-сан рассказывал именно об этом. Лавкадио Хёрн очень интересовался лисами, как раз в книге «Glimpses of Unfamiliar Japan» писал много о лисах

источник via Татьяна

см. также:
по страницам программы NHK World, посвященной Мацуэ Лафкадио Хёрна.
Лафкадио Хирн (Хёрн) в моих переводах;
в цитатнике

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...