Tuesday, September 13, 2011

Сэппуку и дзюнси (смерть вослед). В этот день 99 лет назад / general Nogi and his wife Shizuko committed respectively seppuku and jigai

Известная самурайская максима гласит: «Просыпаясь утром, думай о смерти».
источник

Эта фотография в первой половине ХХ века висела во многих японских домах.
Кажется, ничего особенного. Семейная сцена: генерал Ноги (Nogi Maresuke, 1849-1912) читает газету, рядом его супруга Сидзуко (Shizuko, 1856-1912). Судя по парадному мундиру и лежащей на столе шапке с плюмажем граф собирается на какое-то официальное мероприятие или, может быть, только что вернулся из императорского дворца. Он часто бывает в резиденции микадо, поскольку занимает должность наставника при его высочестве принце Хирохито.
Но для японцев этот на первый взгляд бытовой, малоинтересный снимок таил в себе историю, полную высокого трагизма. По этой фотографии мальчиков и девочек великой империи на уроках патриотизма учили, что есть настоящая японскость и самурайский дух. И многих выучили так основательно, что это стоило им жизни.

На самом деле граф с графиней не коротают семейный досуг, а фотографируются накануне смерти. На женщине траурное кимоно, а в газете (не вижу заголовка, но уверен) напечатано траурное извещение о похоронах императора Мейдзи. Дело происходит 13 сентября 1912 года.

Генерал Марэскэ Ноги (Nogi Maresuke), самый прославленный из японских военачальников, возглавлял осаду Порт-Артура. Когда мощная крепость пала, имя победителя прогремело на весь мир.

Однако тогда, в 1905 году, мало кто знал, что после подписания мира генерал - после войны ему пожалован графский титул, - на личной аудиенции у императора попросил позволения уйти из жизни. Он сказал, что чувствует себя ответственным за слишком большие потери, которые понесла его армия (по японским источникам 60.000 человек, по русским – 110.000).

У генерала была и еще одна причина желать смерти, личная. На войне погибли оба его сына, блестящие офицеры. Осиротевшим родителям (еще двое детей у них умерли в раннем возрасте) жизнь стала не мила, почести не радовали.

На фото:
Старшему сыну, Кацунори (Katsunori) было 25 лет, младшему, Ясунори (Yasunori) - 23 года.

Бóльшую часть своего состояния граф Ноги тратил на военные госпитали для раненых, а также на мемориальные комплексы, возводимые по всей стране в память погибших в Русско-японской войне. Благодаря обращению генерала Ноги к правительству Японии, в Порт-Артуре построен памятник русским солдатам, погибшим в кампании.

...Император строго-настрого приказал генералу выкинуть суицидальные бредни из головы. Как самурай и дисциплинированный человек, Ноги ответил: «Слушаюсь, Ваше величество».

Однако когда 7 лет спустя император Мейдзи умер, граф освободился от данного слова. Согласно древней, к тому времени уже забытой традиции, самурай мог в знак скорби «последовать за господином», а супруга самурая, в свою очередь, имела право сопровождать мужа. Это не считалось самовольным, несанкционированным уходом из жизни.
Сиятельная чета посетила похороны императора, сфотографировалась в назидание – не своему потомству, которого у нее не осталось, а, вероятно, наследному принцу Хирохито (Hirohito, 1901-1989. Граф Ноги был его наставником и сыграл важную роль в воспитании будущего императора Японии).

(на фото - комната, где супруги Ноги совершили самоубийства)

Потом, сидя под портретом покойного императора, граф крест-накрест взрезал живот (совершив харакири или сэппуку), а графиня вонзила клинок себе в горло, «вследствие чего, - гласит протокол вскрытия, - произошло проникающее ранение трахеи и пищевода с рассечением позвонков, что повлекло за собой летальный исход».
Своё тело генерал Ноги завещал науке.


(слева - дом генерала Ноги в Ногидзака; справа - синтоистский храм в его честь).

После смерти Ноги почитают как ками (kami) – божество в синтоизме. Рядом с домом Ноги в Ногидзака, район Минато, Токио (Nogizaka, Tokyo), до сих пор действует Синтоистский храм, возведенный в 1917 году в память о генерале. В его честь основан также Храм Ноги в Киото (Nogi Shrine).

Самоубийство графа Ноги оказало огромное влияние на японских писателей, в частности, Мори Огай (Mori Ōgai, 1862-1922) и Нацумэ Сосэки (Natsume Sōseki, 1867-1916).
Для японцев Марэскэ Ноги остается символом преданности и самопожертвования.

источники: 1, 2

*
Харакири (или, по китайскому чтению тех же двух иероглифов, сэппуку) просто означает «резать живот».
Вот японская логическая цепочка.
Смерть – самое красивое, что есть в человеческой жизни.
Самый красивый вид смерти – самоубийство.
Самое красивое из самоубийств – харакири.
Считать свое телесное устройство безобразным, с японской точки зрения, просто глупо. Самураю стыдиться нечего.
Г. Чхартишвили "Писатель и самойбийство"

еще, оттуда же:
...другой распространенный тип самоубийства по-японски – официальное дзюнси, что буквально означает «смерть вослед». Первоначально этот обычай был проявлением скорби по поводу кончины сюзерена: истинно преданные вассалы совершали харакири, будучи не в силах перенести утрату.
Дзюнси считался высшим проявлением лояльности и способствовал возвышению рода, чей представитель проявил подобную самоотверженность. В средние века, когда у самурайского сословия существовал настоящий культ альтруистического самоубийства, желающих последовать за господином находилось так много, что правительство в конце концов было вынуждено запретить эту традицию. Но случаи дзюнси встречались и после запрета.

Один из самых известных – самоубийство графа Марэскэ Ноги (Nogi Maresuke) и его жены Сизуко (Shizuko), произошедшее в 1912 году. Прославленный генерал, которого называли живым воплощением самурайского кодекса Бусидо, утратил вкус к жизни еще со времен осады Порт-Артура, у стен которого пали двое его сыновей. Он хотел покончить с собой сразу после войны – во искупление своих тактических ошибок, слишком дорого обошедшихся японской армии, однако император Мэйдзи был против. Тогда генерал дождался смерти государя и совершил дзюнси. Его жена сделала то же самое, последовав за своим господином, то есть мужем.
Прощальная фотография графа и его верной супруги долгие годы украшала стены многих японских жилищ.

...дзюнси по-прежнему достаточно распространено – только не по верноподданническим, а по личным мотивам. В Японии чаще, чем в какой-либо иной стране, вдовец или вдова убивают себя, не в силах вынести боль утраты.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...