Friday, January 28, 2011

Шри Ланка, день 4: Полоннарува /Sri Lanka, Polonnaruwa (day 4)

[UPD 2017 - После того, как Гугл+ похерил фотоальбомы Picasa, ссылки на отдельные фотографии внутри текста перестали работать.
Архивный фотоальбом о посещении Полоннарувы доступен по ссылке].

Гостиница Hotel Sudu Araliya, где мы останавливались, находилась совсем рядом с полоннарувскими достопримечательностями. Сразу же нас отвезли в Южные руины (Potgul Vihara) и смотреть там было особенно нечего. Статуя в храмовом комплексе Потгул Вихара, изуродованная прикрывшим её навесом. Кого изобразили древние зодчие – вопрос. Одни говорят, что это сам великий правитель Паракрамабаху (Parakramabahu I). Другие протестуют, у короля не может быть такого неприглядного вида: пузико, бородища, кусок папайи в руках (местная шутка). По их мнению, это индийский религиозный учитель Агастая (Agastaya).


Пройдя чуть дальше, увидели руины древнейшей на острове дагобы-библиотеки. Кто выстроил её – неизвестно. Считают, что здесь хранились священные книги. Собственно, в Южных развалинах смотреть было больше нечего.

Нам повезло – день был хоть и пасмурный, но сравнительно теплый (для меня с моим больным горлом немаловажный бонус).
Накануне вечером наш водитель Джастин риторически вопросил, понадобится ли нам гид. И наутро у входа в руины Полоннарувы нас ждал крошечный тощий старичок с невероятно расширенными зрачками (как вот на этом фото;
взято отсюда. Нажевался ката? Бетель, которым увлекаются местные мужчины, такого эффекта, вроде, не даёт), с почти полным отсутствием зубов и знания английского... До сих пор меня терзают смутные сомнения, что Джастин подсунул нам кого-то из своей местной родни, давая возможность заработать. Ибо «гид» по имени Максин не знал почти ничего, а то, что знал, не мог выговорить по-английски. Я это поняла не сразу, а когда поняла, возблагодарила Lonely Planet (хоть как-то можно было ориентироваться и направлять нашего гида), и попросила мужа фотографировать объяснительные таблички, которых тут было много у каждой достопримечательности. Так что, помимо сухой статистики, никаких народных историй про Полоннаруву «из первых рук» нам узнать не судилось. Всякие архитектурные детали и занимательные подробности я добывала после, по книжным и интернет-источникам.

Видели мы Weijantha Prasada – руины королевского дворца Паракрамабаху I. Наш гид изобразил на мокром песке, каким величественным был дворец – 7-этажный, с тысячей комнат! – ранее. От былого величия остались разве что внушительно толстые стены.

Затем, мимо Зала заседаний, нас повели к Королевскому пруду-купальне, Кумара Покуне. Король восседал в центре, а вода – благоухающая погруженными в неё цветами – поднималась, поступая в ванну по желобам в форме драконов-макар. Царская ванна! Даже в самый жаркий день вода в купальне оставалась прохладной. Рядом сохранились останки летнего домика, бывшего и раздевалкой для вельможных особ. Прелестные львы с затейливо загнутыми хвостиками украшают остатки стен. (Архитектурные детали приходилось усматривать самостоятельно – старичок Максин следовал своей программе, где-то далеко впереди нас – может, надеялся еще туристов прихватить, потом?)

Возле сувенирных слоников (поразительно! продавцы что-то лопотали по-русски! прямо как "купи-купи" в Дейре!) резвился бурундук (жалкая попытка запечатлеть полосатоспинного). В тишине древних развалин резал слух пронзительный звук дудки – какие-то недалекие родители купили мальчику (у кружащих подле туристов торговцев), зачем-то прихваченному в это скучное для него место, развлечение: на, подуди.
И мальчик вдохновенно дудел. Неутомимо. Надо ли говорить, что мы не очень удивились, услышав, что квази-аристократичная мамаша (3-4хлетнего ребенка надо непременно сводить в развалины древней цивилизации) обращается к нему по-русски! Муж её, впрочем, был арабских кровей и на русскую речь не реагировал. Семейство независимо (ни группы, ни гида) ходило по развалинам; я пыталась держаться как можно дальше, определяя их местоположение по визгу адской дудочки...

Наконец мы подошли к развалинам Зала заседаний великого правителя Паракрамабаху I. Я прочла, что каждый из слонов, изображенных по периметру фриза, уникален, хоть чем-то, да отличается от остальных. Древние стены вымокли от непрерывных дождей, но всё равно можно было оценить красоту барельефов: нижний ряд – слоны (символ мудрости), потом львы (символ королевской власти), вверху – фриз с развеселыми толстопузыми карликами-ганами (gana). При входе в Зал расположены внушительные скульптуры львов. Ступени входа оформлены согласно требованиям древнего зодчества: лунный камень, драконы-макары по сторонам.
В этом зале короли Полоннарувы встречались с зарубежными послами и заслушивали доклады своих министров. 48 каменных колон поддерживали деревянную крышу. На каждой из колонн вырезано в камне имя сидевшего здесь министра. Трон короля, изукрашенный фигурами львов, ныне находится в Музее Коломбо.

Затем был индуистский храм #1 (каждая плита в котором педантично пронумерована) с обвязанным ленточками паломников-прихожан пенисом Шивы (линга), - символом плодородия. В качестве подношений приносили кокосовое молоко, которое этому плодородию, вроде бы, служило. Со стороны входа здание храма выглядит выстроенным из кубиков не очень умелым ребенком. На входе - останки фигур Шивы и Парвати.

Зал реликвий Тупарама – небольшой, но единственный храм с сохранившейся крышей. Считается, что он – один из старейших, времен короля Виджаябаху (Vijayabahu I, 1070-1110). Внутри несколько статуй Будд. Гиды (не наш, разумеется) рассказывали, что в древности в глазницах статуй были драгоценные камни, и когда из окон храма на них падал солнечный свет, они освещали храм фантастическим сиянием. У статуй – подношения: разноцветные рукодельные коврики, которые во множестве продают по всей Шри Ланке.

В «Священном Квадрате» все храмы и святыни расположены вокруг Ватадаге. Этот величественный даже в виде руин храм – центр Квадрата. Считается, что Ватадаге построен при Parakramabahu I для хранения реликвии – Зуба Будды; или же во времена его последователя, Nissanka Malla, чтобы хранить чашу для подаяний, которую использовал Будда.

Ниссанка Малла (1187-1196) построил немало (стихи). Маленькая дагоба Лата-Мандапайя (Latha-Mandapaya) прелестна даже в виде развалин. Окружена каменным забором наподобие деревянного плетня, а колонны выполнены в форме лотосовых стеблей, изогнутых в трех местах, на вершине – бутон. Говорят, в этой дагобе правитель сидел, слушая мантры и священные песнопения.
Про статую, что рядом, говорят, что точно неизвестно, кого она изображает – боддхисаттву или короля Ниссанку Малла. Судя по одежде, всё же короля.

В старейшем здании Священного Квадрата Атадаге (построен при короле Vijayabahu I, 1070-1110) хранился Зуб Будды и его чаша для подаяний. На каменной плите - письмена, сообщающие, что охрану Атадаге поручили тамильским солдатам.

Поросшие мхом и укрытые налетом столетий, руины производят сверхъестественное впечатление – благоговейное прикосновение к объектам поклонения многих десятков поколений, и даже к самому времени...

Ватадаге величественнейшая двухъярусная ступа, на втором уровне которой – небольшая дагоба, вокруг неё - 4 статуи сидящих в медитации Будд; напротив них – выходы, оформленные охранными камнями с тонко вырезанными Королями-кобрами, с драконами-макарами вдоль ступеней и непременным лунным камнем у их основания. Узор на лунном камне отличается от того, что мы видели в Анурадхапуре.

Фигурки львов на фризе по периметру Ватадаге – такие же, как и в летнем домике у Купальни. У одного из охранных камней – фигурка священного быка.

Напротив Ватадаге – Хатадаге, с тремя статуями Будды. Отсюда красиво смотрится вход в Ватадаге.

Чуть дальше – колоссальная Каменная книга, Гал Пота (9м Х 1.5м Х 50 см) с описаниями деяний короля Ниссанка Малла. Плиту для неё притащили из Михинтале, что почти в ста км отсюда. На торце книги – богиня Процветания и благосостояния Лакшми между двумя слонами. По длине книги расположены барельфы гусей-лебедей – тех самых, что способны отличить добро от зла.

Рядом - необычной формы и неизвестного назначения Сатмахал Прасада (Satmahal Prasada). По местной легенде, её выстроили камбоджийские солдаты-паломники.

Покидая Священный Квадрат (со стороны противоположной той, куда входили) заметили странный барельеф в уголке плиты, обрамляющей лестницу. Местная легенда так интерпретирует изображение: любой, кто не проявит должного уважения при посещении Квадрата, переродится собакой или вороной. Судя по местным собакам, немалое наказание.

Храм Шивы номер 2. Внутри, как и положено, Шива-линга. Но входить мы не стали – незачем, да и разуваться грязно и холодно...

Одно из самых впечатливших и легших мне на сердце мест – Пабула Вихара. Третья по размеру ступа в Полоннаруве. По-сингальски «пабула» - стеклянная бусина; при раскопках, говорят, их нашли тут во множестве. Дагобу изрядно изувечили как индийские завоеватели, так и охотники за сокровищами.
Вокруг ступы сохранились (более-менее) останки девяти небольших Image houses – зальчики реликвий. В одном – три статуи Будды, в другом – останки (кирпичная кладка), некогда бывшие статуей лежащего Будды; ёмкости для омовения ног сохранились хорошо. А эта статуя медитирующего Будды - удивительно красива и возвышенна, налет веков придает ей особого шарма...

По моему настоянию заехали в Меник (Маник) Вихару, малопопулярное среди туристов место, которое старичок-гид – запыхался и устал – хотел миновать. Об этом храмовом комплексе известно мало; датирован примерно 8-9 веком, оборудован всем необходимым – монашеские кельи, кухня, залы реликвий Image houses (в одном сохранились обломки трех статуй Будды). В центре комплекса – необыкновенная ступа на платформе. По периметру – фриз с прекрасными фигурами львов (в солнечную погоду терракотовых), словно несущих на себе вес ступы. В ступу на возвышении ведут внушительные ступени, оформленные охранными камнями. У одного из камней – фигурка слоника, вместо традиционного быка.

Потом была мрачноватая (или это из-за снова начавшегося дождя?) Ранкот Вихара. С вахалькадами (далеко не столь утонченно выполненными, как те, что мы смотрели в Михинтале) по четырем сторонам.
Монастырский комплекс с древним госпиталем, в котором обнаружили невероятно продвинутые хирургические и прочие мед-инструменты, впору сравнивать с современными.

Ранкот Вихара – часть Alahana Pirivena, монастырского комплекса и объекта реставрации по программе Культурного Треугольника. Alahana Pirivena означает мрачноватое: «кремационный колледж» (crematory college), поскольку он был расположен на погребальных «угодьях», основанных королем Parakramabahu.
Здесь же нынешние сингальцы выпасают коров.
Развитая ирригационная система и живописные прудики.

Пришли к ступе Кири Вихара (Kiri Vihara, дословно «молочно-белая»). Как говорят, она являет собой творение одной из королев (многоженца, надо понимать) правителя Parakramabahu. Это самая хорошо сохранившаяся дагоба, реставрация не проводилась. А вот название звучит оксюмороном, особенно в дождь...

Вокруг темнеющей «молочно-белой» дагобы много погребальных ступздесь кремировали останки знатных особ и священнослужителей.

Рядом – монументальный некогда храм Ланкатилака (Lankatilaka). Меж 17-метровой высоты стен – останки статуи Будды, огромной, на все этажи. Ступени по двум сторонам от нее очень узкие и высокие – чтобы поднимались только боком, не поворачиваясь к Будде спиной. По наружным стенам – красивые барельефы, изображающие вид Полоннарувских зданий в древности.

Затем наконец-то мы пришли в Галвихару (о нем отдельный пост) – храмовый комплекс, которым я бредила с тех пор, как увидела документальный фильм о Шри Ланке. Каменный храм (сингальский язык - Gal Vihara, Rock Temple) – самое знаменитое место в Полоннаруве. Четыре огромные статуи Будды, вытесанные из гранитной скалы в XII веке, - подлинные шедевры древнего сингальского искусства.

Перед великолепными скульптурами я стояла, благоговея. Особенно по сердцу пришлась первая, сидящий в медитации Будда. Чуть не плача, пыталась я выспросить хоть у кого-нибудь, чтó означают узоры, фигуры и здания вокруг Будды... Что за символизм за всем этим?... Делала отрывочные записи эмоционального характера: поразительной тонкости работа; захватывающие дух масштабы; трогательная поза спящего Будды – невероятно натурально выполненная подушка, кажется, ощущаешь её мягкую упругость; локоть отбит... промелькнула случайная (дождь) бабочка...
На выходе из этого «Храма под открытым небом» купили (20 долларов) книгу, где более-менее внятно (хоть и на чудовищном сингальском английском) излагалась интерпретация изображений Галвихары. Он-лайн книгу продают в пять раз дороже; она того не стóит.

Далее нас повезли к Залу реликвий Tivanka Image House. Вдоль дороги – вернее, вдоль рытвин из рыжей глины – по древностям Полоннарувы мелькали остатки древних рынков (trade stall, то и дело сообщала табличка) и колодцев (в засушливые периоды – жизненно важны).

Руины Tivanka Image House оказались обнесены строительными лесами – реконструкция. Ступени украшают ганы-карлики, с шаловливо изогнутыми пухлыми торсиками. Внутри Зала – ледяной цементный пол, так что я заскочила, что называется, на минутку. Название означает «сгибающийся в трех местах», поскольку статуя Будды в Тиванке имеет необычную форму, которую, как правило, придавали скульптурным изображениям дам.
Внутри на стенах можно рассмотреть живопись – древние иллюстрации Джатаки, преданий о прежних (пере)рождениях Будды. Говорят, такого же стиля роспись (кое-что до сих пор сохранилось) по стенам у статуи Будды, сидящего в пещере в Галвихаре.
Внутри стен Тиванки выстроены по периметру коридорчики, где ходили медитирующие монахи.

Наконец нас – усталых, а меня еще и крайне недовольную (ну и гид!) – привезли к Лотосовому пруду, Нелум покуне. Хроники Махавамса пишут, что всего таких прудов было выстроено восемь. Красиво высеченные в камне ступени в виде лепестков огромного (8 м в диаметре) лотоса спускаются к центру. Говорят, здесь принимали ванны монахи. Еще говорят, что здесь же совершали омовение паломники перед тем, как войти в расположенный неподалеку Зал реликвий Тиванка. Чтобы пофотографировать Пруд, пришлось ждать, пока угомонится многолюдная семья индусов: каждый из разновозрастных членов требовал сфотографировать себя чуть ли не на каждом "лепестке" бассейна! Зато потом шумливые индусы помогли теленку; он беспомощно валялся на травке, а его мама-корова призывно и тревожно мычала из-за кустов. Индусы умело подняли малыша и притолкали к маме. Идиллия.

(с радостью) Расставшись со старичком-гидом, мы (по нашей просьбе) были завезены Джастином на фабрику резьбы по дереву – грамотно расположенную совсем рядом. Было интересно. Нам показали чудеса создания натуральных красок, разные породы дерева – от полого и легкого до неестественно, металлически-тяжелого, или черного (эбонит). Слоны пользуются особым спросом. На изготовление крупного может уйти (у одного мастера) до полугода. Туристы заказывают себе слонов по выставленным образцам, а потом им доставляют товар почтой... Недешево, надо понимать.
Руки у мастеров-резчиков поразительные – худые, жилистые. Ремеслу обучают из поколения в поколение. Вырезают и предметы мебели. И много чего другого. Меня потрясли фигуры, вырезанные из сероватого камня – ан нет, тоже из дерева!

На пути в Сигирию перед остановкой на обед видели громадного Будду недавней постройки. Порадовала табличка, призывающая снимать «головные одежды».
Видели множество шалашей – крестьяне ночуют в них в сезон созревания урожая, чтобы защищать угодья от животных. Достаточно просто пошуметь как следует (используют петарды). Джастин повёз нас в Сигирию какой-то партизанской тропой (основную дорогу размыло). Видели по пути тропические леса, обнесенные заборами под напряжением, чтобы слоны не выбегали. Но говорят, что часто слоны – умище-то! – кладут поверх заборов бревно, делая себе для прохода брешь и мостик.
Останавливались поглазеть на семью диких слониковпаслись у вевы-водоема (сингальское wewa = пруд, озеро, водоем). Мне такие слоники нравятся не в пример больше, чем несчастные создания (с закованными в цепи обкакаными ногами), на которых возят туда-сюда туристов в клетках-палатках.

архивные фото в оформлении - с вебсайта

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...