Monday, January 17, 2011

Шри Ланка, день 1: из Негомбо в Анурадхапуру/ Sri Lanka, day 1 - Negombo to Anuradhapura

[UPD 2017 - После того, как доблестный Гугл+ похерил фотоальбомы Picasa, ссылки на отдельные фотографии внутри текста перестали работать. Архивный фотоальбом доступен по ссылке.]

Утро в Негомбо было пасмурным и ветреным (правда, после Дубаев, где последний дождь наблюдался в марте 2010 года, в общем, и неплохо); завтрак в гостинице – малосъедобным (правда, оголодать в новой стране еще не успели).

Такого Негомбо (как на фото слева) нам увидеть не довелось...

Lonely Planet Sri Lanka (Country Guide) сообщает:

Город Негомбо расположен в 37 км севернее Коломбо, примерно в 10 км от аэропорта Бандаранайке (Bandaranaike International Airport), на берегу большой лагуны. Название «Негомбо» впервые ввели в употребление португальцы, переиначив сингальское Mīgamuva.

В давние времена Негомбо был морским портом, из которого вывозили пряности. Сохранились руины старинного голландского форта, на воротах которого дата – 1678 год; голландский канал, некогда служивший запасным путем к голландской администрации; старинные церкви и голландское кладбище.

В 1640 году Негомбо отбили у португальцев голландцы, потеряли его, а в 1644 году завоевали окончательно. В 1796 году без борьбы город перешел к британцам. В голландскую эру город был основным поставщиком корицы.

Негомбо несет на себе неизгладимые отпечатки европейской колонизации. При наличии буддистов, индуистов и мусульман, Негомбо - город христиан-католиков. Из-за обилия римско-католических церквей его даже называют «Маленьким Римом» (есть и другая причина возникновения этого прозвища: многие жители города получают деньги от родственников, работающих в Италии).

Оказавшись в автомобиле на пути из Негомбо в Анурадхапуру в Сочельник, мы имели возможность наблюдать во всей красе предрождественскую суету местных сингальцев-католиков. Правда, на улицах видны были тёти в мусульманских абаях и дяди в дишдашах. Есть и мечеть.
Гид – немолодой сингалец по имени Джастин, - сообщил, что в Негомбо 90% населения – христиане. На севере страны их почти нет. Хотя 25 декабря – государственный праздник и повсеместный выходной, празднуют, по сути, в основном только здесь. Это правда – в остальных городах, где мы побывали, рождественская символика имела место только в гостиницах, для туристов...

В качестве новогодних ёлок – кипарисовые ветки. Запах чудесный – вполне может составить конкуренцию нашим смоляным ёлкам-соснам. Основной элемент декора – ясли самого разного размера. Покупают специальных «пупсиков» - фигурки, которые устанавливают внутри украшенных яслей, создавая новозаветную композицию рождения Христа. Всё время вспоминался сюжет с Мистером Бином.



Негомбо – территория христиан. Проезжали медленно: почти на каждом углу – рынки-ярмарки: одежки-тряпочки, фрукты-рыбины, новогодние украшения в виде блестяшек-дождиков, пустующих пока ясель и отдельно продаваемых «пупсиков для инсталляций». Христианство на азиатской почве – непривычно-мишурное, яркое, веселое и броское. Мне кажется, буддизм и индуизм с их цветистостью все же здесь более уместны...

Влажно, дождливо; мокнущие покупатели и украшения. Голые розовые пластмассовые пупсы, в натуральную величину (для рождественских ясель особо крупного размера). Надувные Деды Морозы – или Санта Клаусы. Горы фруктов – разнокалиберные бананы, каждый вид (всего их около 20!) имеет своё название – гид перечислял, но я запомнила только про shawa-banana; гранаты; ананасы, что-то еще, малознакомое. Продают их прямо у кромки проезжей дороги, где стоит неописуемая машинная выхлопная вонь.
Снова бездомные собаки.
Отметила, что среди многочисленных прохожих совсем нет полных женщин, все очень худые.

Местный стиль вождения – сумасшедше-интуитивный, рассчитанный на понимание со стороны водителя встречного транспорта. Помимо прочего - правостороннее движение, добавляющее к езде в автомобиле ощущения «американских горок».
Много бездомных собак.
Диссонансом к нищете и грязи – броская глобально-универсальная реклама: мобильная связь, напитки, свадебные аксессуары.
Даже по выезде из Негомбо дорога оставалась загруженной: сегодня, люди, рождество!

Социальная реклама там и сям: написано на сингальском, но понять немудрено – ешьте фрукты, не бросайте мусор.

В городишке Chilaw проезжали мимо «центральной площади» (есть в каждом городке – посередине башенка с часами) – рядом подобие большого стеклянного киоска, внутри Христос на стене, алтарь: церковь.

По всему пути – мусульманки в национальной одежде, индусы – все живут вместе, никаких проблем.

Везде вдоль дороги – несметно бездомных собак. Но сбитых животных нет. «Мы буддисты, стараемся никого не убивать», - пояснил Джастин.
[Ахимса (ahimsa), непричинение вреда, состоит в неубиении, ненасилии, непричинении вреда всему живому (людям, животным, растениям) никогда и никаким образом — ни мыслью, ни словом, ни делом].

После Chilaw рождество словно закончилось. Территория христиан осталась позади.

По пути наш гид на сингальском английском повествовал о роли кокосов в жизни местного населения. Из кокосовых пальм делают всё: кровлю для крыш; деревянные балки; мёд, даже карри; напитки...

По выезде из города потянулись кокосовые плантации (есть даже исследовательский институт!), перемежаемые рисовыми полями, испещренными белыми черточками – цапли-эгретки.

Разговор перешел на свадьбы (плакатов с невестами и цветами вдоль дороги – в изобилии). Буддисты во всем и всегда полагаются на гороскоп. Об этом я, педантичная путешественница, заранее прочитала в Culture Shock! Sri Lanka. Но из первых уст, конечно, было слушать интереснее. Свадьбу обычно организовывают родители: договариваются, сравнивают гороскопы потенциальных жениха и невесты. Если гороскопы не совпадают – то есть, не сулят супругам счастливого совместного проживания, - свадьбы не будет. Такая же участь ждет самовольных: если они влюбились, неосмотрительно не сравнив свои гороскопы на предмет совместимости – не судьба, придется расставаться.

День свадьбы тоже назначают, вычислив по гороскопу. Обычно присутствует 100-150 гостей. Традицию соблюдают везде, и в городах, и в деревне. Очень трепетно относятся к непорочности невесты (на второй день после свадьбы дома празднующих украшают ленточками красного цвета), а также к благосостоянию семьи жениха (родители жениха предварительно демонстрируют достаток своей семьи).

Сейчас в среднем – по трое детей в семье. Раньше бывало по 11, но занялись планированием семьи. Как именно начали планировать, гид-водитель объяснил невнятно.

Белый – цвет траура. Сейчас буддисты обычно хоронят своих умерших, поскольку кремация стоит дорого. Когда в деревне кто-то умер, семья вывешивает белые ленточки или флажки – вдоль дома, улицы или даже по всей деревне. В более крупных деревнях и городках вывешивают также фотографию умершего. Стала присматриваться – видела несколько фотопортретов мальчиков в обрамлении траурных белых флажков.
Если над могилой – дуга с соломкой – в память о солдате.
В одном месте сельское кладбище соседствовало с детской площадкой. Такое я часто видела на фотографиях из Японии: храм, кладбище, детская площадка. Мементо мори.

В одной деревеньке меня заинтересовали красно-белые (как бы польские) флажки разных размеров, вывешенные почти на каждом доме. Наш гид-водитель остановился и спросил у прохожего – а потом объяснил нам, что это – в честь Рождества. Белое – мир, красное – кровь...

По мере углубления в материковую часть и отдаления от городов на дорогу стала в изобилии выбегать всякая живность – птицы, повсеместные собаки, симпатяги-бурундучки. Сумасшедшие (на наш взгляд) водители, тем не менее, аккуратно их объезжали. Даже при ограничении скорости до 50 км/час, движение столь хаотично и дороги такие узкие, что каждый раз ждешь лобового столкновения со встречным транспортом... Но местные волшебным образом чувствуют друг друга и умудряются передвигаться в этом хаосе без жертв.

Непуганные собаки выходят на трассу и спят, свернувшись калачиками, на высохшей дороге.

Джастин завез нас пообедать в симпатичный гест-хаус/ rest-house, оформленный трогательными рождественскими украшениями в соответствии с местными традициями – ясли, в них – фигурки; новогодний блестящий дождик и надувные шары. Нас накормили вкусным рисом с овощами (запуганные историями про огненные специи и огнетушители к ним, мы двумя чертами подчеркнули, что хотим not spicy) и замечательными помидорами. После пластиковых дубайских томатов – они безвкусные не только в супермаркетах, на рынке тоже, - настоящий деликатес! Поблагодарила выученным заранее аюбованом (ayubowan). Джастин отобедал с нами – я украдкой завороженно следила, как ловко и быстро он орудует пальцами, элегантно смешивая с приправами и аккуратно поедая рис.

Поехали дальше. Гид останавливался, показывая нам то синепузых зимородков, то летучих мышей, гроздьями свисавших с кроны дерева, то ястреба. Снова потянулись рисовые поля и кеглями на них – цапли-эгретки, в огромном количестве.
В одной деревеньке ближе к вечеру наблюдали подобие украинского рождественского вертепа – подготовка к спектаклю на праздничную тему.

В городке Galgamuwa видели церковь St. Benedict Church, но вообще христианской символики почти не осталось. Разве что в гостиницах.

Мимоходом замечена обычная для азиатов черта: никто никогда не признается в незнании. На любой вопрос ответят быстро и уверенно – однако это не гарантирует, что вопрошавший приблизился к истине.

Фотоальбом - Sri Lanka: Negombo to Anuradhapura

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...