Tuesday, November 30, 2010

Esquire № 61 декабрь 2010

Из того, что заинтересовало в выпуске:

**
Копвотч (Сopwatch, англ. — «наблюдение за ментами». — Esquire) — общественное движение, участники которого патрулируют улицы с фото- и видеокамерами, фиксируя правонарушения сотрудников полиции и выкладывая результаты своих наблюдений в интернет. Несколько иронический оттенок самоназванию движения придает его созвучие со словом «birdwatching» (наблюдение за птицами), обозначающим популярный в Англии и США вид отдыха на природе.

Лозунг The SOS Collective: «SOS кричат не для того, чтобы приехала полиция. SOS кричат, когда она приезжает».

**
Юлия Латынина, журналист:
«Больше десяти лет назад, еще при Ельцине, был такой замминистра финансов Андрей Петрович Вавилов, в своем роде гениальный человек, у которого была жена Марьяна, актриса. Есть версия, что грехопадение Андрея Петровича — когда он начал исключительно интересно обращаться с российскими финансами — было связано именно с тем, что он пытался добиться любви Марьяны. Легенда гласит, что он, будучи гайдаровским последователем, из либералов, ходил в каком-то драном сюртуке, а когда к нему приносили чемодан, допустим от Газпрома, он говорил: „Пошли вон!“ И вдруг он влюбился. В красавицу, которая на него даже не смотрела. Тогда он позвонил этому человеку с чемоданом: „Ну, где там твой чемодан?“ Все содержимое этого чемодана было выложено к ногам Марьяны: она вся была засыпана бриллиантами, он встречал ее у дверей с какими-то невероятными плюшевыми мишками. Собственно, судьба российских финансов сложилась так, как она сложилась, из-за Марьяны, чего она не понимала. Как и все довольно ограниченные девушки. Она думала: какое несчастье, что мне достался какой-то Вавилов, а не Абрамович. Она об него ноги вытирала. В какой-то из моментов этих отношений он украсил весь Арбат и Рублевку плакатами с портретом Марьяны и словами: „Я тебя люблю“. С одной стороны, трудно себе представить, чтобы в Вашингтоне замминистра финансов позволил себе что-то подобное, но с другой — это было прекрасно. Екатерининский век. Я вспомнила эти плакаты, когда перелистывала недавно порнокалендарь со словами: „Леса потушили, а я еще горю“, который подарили Владимиру Путину студентки. И я подумала: „Там была великая история любви, которая переменила судьбу российских финансов, а тут эти девушки, которые ищут, как повысить свою рыночную стоимость...“ Так вот, от тех билбордов до этого календаря и пролегает исторический путь нынешней России».
из статьи

**
Волонтер и фотограф Дмитрий Марков рассказывает, как российская система соцобеспечения калечит детей и как с этим можно бороться в отдельно взятом доме.

"Когда я пришел работать добровольцем в детдом для умственно отсталых детей в Псковской области, ребята старшей группы пообещали выбросить меня в окно. Тем не менее, за месяц работы мы сильно сдружились: перед отъездом парни вручили мне оплетенную камышом бутылку самогона.

Подарок был крайне уместным: после всего увиденного хотелось только одного — напиться. Знакомство с обитателями самого глубокого социального дна стало одним из сильнейших переживаний за всю жизнь: помыкавшись пару недель в Москве, я вернулся обратно и продолжил свою волонтерскую миссию. Привыкнув более или менее к реалиям детского интерната, я испытал новое потрясение — взрослый психо-неврологический интернат (ПНИ) — место, куда отправляют ребят после 18 лет. Выглядит он, как большая тюрьма, и единственное различие между ними не в пользу первого. Если большая часть обитателей тюрьмы имеет возможность рано или поздно выйти на свободу, покинуть интернат можно только вперед ногами.

Ребята боялись интернатов, грозились вешаться и бежали из них, даже если бежать было некуда. Пропал смысл всей деятельности в рамках системы, — какая, к черту, разница, удавится человек неграмотным или освоив предварительно счет в пределах сотни? Стало понятно, что единственная помощь, которую можно оказать ребенку в системе, это помочь ее покинуть.
[...]
Сегодняшние реалии таковы, что на Сереже и тысячах таких как он, строится большая часть работы трех государственных китов: соцзащиты, психиатрии и милиции. Детский дом с пеленок формирует идеалы воровства и предательства, но сваливает все их проявления на психиатрию. Психиатрия, в свою очередь, благодаря детдомовскому воспитанию надежно обеспечена количеством койко-мест и финансированием. Ну а милиция, блестяще раскрывая преступления олигофренов, поправляет тем самым статистику, которую портят более смышленые правонарушители. Признаваясь судом невменяемыми, они отправляются на принудительное лечение, откуда возвращаются в казенный дом.
Практика показывает, что на этой карусели можно вертеться годами: остановить ее могут лишь сердобольные родственники или намыленная веревка в шкафу".

**
В хорошей форме и много забивают (пожалуй, впервые насмешило название статьи): Пациенты, испытавшие на себе целебные свойства марихуаны, рассказали, почему они предпочитают каннабис всем прочим лекарствам.

Энн — автор и исполнительница песен, а также преподаватель вокала. В детстве она пережила автокатастрофу и с тех пор страдает болями в спине. Марихуану она курит каждый день. «Меня очень беспокоит, что пожилые люди, которые принимают всевозможные сильнодействующие лекарства, так боятся каннабиса. Я уверена, многим из них каннабис мог бы помочь, — говорит Энн. — В Америке как-то не так относятся к здоровью. Вот есть что-то, от чего тебе становится лучше, и тут же это объявляют вредным. Я этого не понимаю. Да, марихуана облегчает мои боли, и да, она приводит меня в эйфорическое состояние!»

**
Лидерские качества: Научные доказательства того, что люди, обладающие властью, — это самовлюбленные, самонадеянные, бесчувственные, лицемерные и склонные к риску лжецы.

Принимая решение, люди, обладающие властью, скорее стараются не нарушить правила, чем задумываются о реальных последствиях своих действий.

Власть и ложь

Людям, находящимся у власти, ложь дается значительно проще, чем всем остальным. Люди, не испытывающие отрицательных эмоций из-за собственной лжи, могут врать чаще других, и их сложнее в этом уличить.

Власть и риск
Власть усиливает склонность к риску. Впрочем, как показал анализ ответов на дополнительные вопросы, это происходит не потому, что люди, наделенные властью, больше любят риск, а потому, что они более оптимистично смотрят на жизнь. Это, вроде бы, противоречит данным, показывающим, что рискованное поведение свойственно людям низкого социального статуса. Исследователи объясняют это тем, что таким людям свойственен низкий уровень образования — они просто не знают, что их поведение опасно.

Люди, обладающие властью, лицемерят чаще тех, кто властью не обладает. Впрочем, этот эффект работает только в том случае, если человек считает свою власть легитимной. В противном случае люди имеют склонность оценивать свое поведение строже, чем поведение окружающих. Причина этого, по мнению исследователей, заключается в том, что «начальники» интуитивно считают справедливой ситуацию, при которой у них больше прав, чем у всех остальных. Таким образом, поддерживается и воспроизводится несправедливое устройство общества. Более того, люди, несправедливо оказавшиеся у них в подчинении, по собственной воле поддерживают такое положение дел — поскольку оно и им кажется естественным. Чтобы разорвать этот «замкнутый круг неравенства», нужно дать людям у власти почувствовать, что они оказались на этом месте незаконно: «Если они почувствуют, что безудержное обогащение вызывает слухи и насмешки и вредит их репутации добросовестных лидеров, это может заставить их вернуться к тем стандартам поведения, которые они сами считают приемлемыми. Не сделав этого, они рискуют быстро потерять свой авторитет, репутацию, а в конце концов — и самое власть».

Власть и сочувствие
Реакция на страдания другого способствует укреплению социальных связей и является важнейшей составляющей функционирования здорового социума. У людей, облеченных властью, этот механизм частично перестает работать. Объяснить это можно так: властные люди не испытывают нужды в установлении социальных связей, у них усиливаются механизмы, защищающие их от дополнительных переживаний (об этом свидетельствует повышение вариабельности сердечного ритма). Дело не в том, что люди, обладающие властью, не замечают чужих переживаний; они их замечают, но реагируют только в тех случаях, когда это нужно для достижения их собственных целей.

В новообразованных группах нарциссизм помогает занять положение лидера. Уверенный в своей правоте человек, во-первых, чаще высказывает свое мнение, а во-вторых, кажется более убедительным другим. Это, однако, не означает, что он действительно прав: нарциссизм не коррелирует с умственными способностями. Напротив, предшествующие исследования показывают, что приход к власти самовлюбленного человека может принести группе множество проблем.

[см. также Das Experiment (2001)]

**
Приведу пример, который, думаю, будет очевиден любому человеку, сталкивавшемуся с проблемой коллективных действий. Вы живете в многоквартирном доме, вдруг происходит скачок напряжения в сети, и у всех сгорает техника — видеомагнитофоны, телевизоры, холодильники. Вместе с несколькими людьми из вашего дома вы идете в общество потребителей, пишете претензии организациям, ответственным за поставку электроэнергии, при необходимости идете в суд. В результате все жители вашего дома получают компенсацию. Потом начинается вырубка деревьев рядом с домом. Вместе с несколькими людьми из вашего дома вы идете в «Гринпис», Социально-экологический союз, экологическую милицию, прокуратуру. Если вырубку удается остановить, для кого растут деревья? Деревья растут для всех жителей дома, даже для тех, кто и не думал идти в «Гринпис». Поэтому когда рядом начинается уплотнительная застройка и все ожидают, что вместе с несколькими людьми из вашего дома вы займетесь и этим вопросом, вы спрашиваете себя: доколе? Сколько можно заниматься тем, что приносит результаты всем, а издержек требует от меня? Разве я родился для того, чтобы нести издержки общественной деятельности? Мне что, больше делать нечего? Можно ведь читать книжки, писать стихи, ездить в путешествия и вообще есть масса других способов разумно потратить время.

В институциональной экономической теории этот феномен носит название freerider problem — «проблема безбилетника», или «проблема халявщика». Если вы производите общественное благо, надо учитывать, что оно обладает двумя признаками: во-первых, оно неконкурентно в потреблении, а во-вторых, оно неисключаемо из доступа. Все имеют равный доступ к общественному благу, при этом его не становится меньше от того, что все им пользуются. Однако в результате не очень понятно, как покрывать издержки производства этого общественного блага. Вы сделали что-то хорошее для людей, они этим попользовались — и все. Дальше вы снова что-то делаете хорошее, люди опять этим пользуются, но как обеспечивается воспроизводимость всей этой деятельности, совершенно непонятно. Между тем она воспроизводится, причем в огромных масштабах — очень многое из того, что мы привыкли считать результатом действий правительства, на самом деле является результатом именно общественной деятельности.

...Социальный капитал можно измерять двумя способами. Первый — с помощью социологических опросов, в которых респонденты отвечают, насколько они доверяют другим людям: родным, близким, соседям, незнакомцам, жителям своего города, региона, страны.
Современная Россия поразительно похожа на послевоенную Германию: у нас сейчас 88% людей говорят, что другим доверять нельзя — очень близко к абсолютному рекорду немцев.
...могу предложить третий, типично российский способ мерять социальный капитал. Один мой знакомый лет десять назад построил дом в Подмосковье, позвал посмотреть, говорит: «Смотри, я по английскому проекту строил». А я ему говорю: «Понимаешь, в Англии это была бы либо тюрьма, либо психбольница». Потому что дом-то он, конечно, сделал по английскому проекту, но одновременно построил еще и забор высотой в четыре метра, в Англии совершенно невообразимый. Если где-нибудь в Литве или на Кипре вы видите дом с забором, можно не сомневаться: русские купили. Это и есть третий способ измерения социального капитала: чем выше и плотнее забор, тем ниже уровень взаимного доверия в обществе.

Институциональная экономика для чайников, часть 7

**
Правила жизни Веры Миллионщиковой (главврач Первого московского хосписа, 68 лет, Москва):

Не надо активно вмешиваться в процесс умирания — ты уже ничего не исправишь. Но надо быть рядом, взять за руку, соприкоснуться, посочувствовать. Думать о том, что тебе нужно приготовить щи, ты точно не будешь. Вокруг разлита важность момента — кто-то уходит, а ты сопровождаешь его. Говорить необязательно, можно просто тихо сопеть. Главное, чтобы человек чувствовал, что он не один. Потому что одному, говорят, очень страшно. Но наверняка я не могу сказать — не умирала.

Жить надо сегодня. Не у всех есть завтра.

Как человек жил, так он и умирает.

Трудно, когда умирают дети. Но привыкаешь и к этому, потому что профессия постоянно напоминает тебе: умирают все.

Живи каждый день, как последний: со всей красотой, полнотой и горем. Даже если хочется поспать, а у тебя много дел, не откладывай на завтра ничего — пусть даже это покупка сумочки или звонок соседке. Надо делать то, от чего покой выльется на твою душу.

Рак — интересная болезнь. Без изъянов. Во время этой болезни вы можете сделать многое. Раньше я думала: хорошо бы уйти быстро, без боли. Но посудите сами: допустим, я поссорилась с дочкой, вышла на улицу и — авария. Как будто я должна быть счастлива. Но что будет с моей дочкой? Как она будет жить? Когда есть такая болезнь, как онкология — многолетняя, многомесячная, и все родственники больного об этом знают, — жизнь человека сразу меняется. Появляются возможности: повиниться, попрощаться, доцеловать. В такой болезни есть свое достоинство — время. А в мгновенной смерти времени нет, а значит, и нет возможности что-то исправить.

Я считаю, что нашему поколению повезло: мы, наконец, можем покаяться за грехи своих родителей.

Я не люблю обходы. Мне не нравится, когда больные благодарят нас за нашу работу — за то, что у них чистая постель, есть еда и лекарства. До какого унижения должен дойти человек, чтобы благодарить за то, что его помыли и перестелили кровать!

С чужими всегда проще быть доброй.

**
К сожалению, на вебсайте журнала нет (пока?) правил жизни Хоакина Феникса - а было бы интересно, ведь он - строгий вегетарианец и вообще известный защитник животных. И заявленный в анонсе выпуска список "того, что мы потеряли в 2010" отсутствует тоже.

UPD: А вот и правила жизни Хоакина Феникса. Увы, никаких откровений и прав животных.

Создание кино — это искусство манипулирования. Ты манипулируешь погодой и создаешь дождь, когда он тебе нужен. Ты манипулируешь актерами, и сам, как актер, манипулируешь своими чувствами — чтобы они совпали с теми, которые, как тебе кажется, есть у твоего персонажа.

Не понимаю людей, которые могут есть во время выпуска новостей.

Я вообще не по части того, чтобы превращать чувства в слова.

Знаю, что это прозвучит странно, но я, например, очень люблю бывать в лесу.

Я не могу поддержать разговор о стейках.

**
Потери 2010:


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...