Tuesday, September 07, 2010

Esquire № 58 сентябрь 2010

**
На сегодняшний день американским литературоведам известно 101 интервью Марка Твена (не считая интервью-фальсификаций, интервью иностранным изданиям и интервью, чье авторство считается недоказанным). Esquire впервые публикует эссе, в котором классик признается в нелюбви к интервьюерам и всячески осуждает жанр интервью.

"Да, ты боишься интервьюера, да, это не воодушевляет. Ты замыкаешься в своей скорлупе, держишься настороже, пытаешься стать бесцветным, изворачиваешься, говоря как бы по делу и не сказав, по сути, ничего; а когда видишь интервью напечатанным, то тебе просто дурно становится от того, насколько ты в этом преуспел".

**
Институциональная экономика для чайников (часть 4)

"...выбор между наилучшим и наихудшим вариантом - на самом деле никакой не выбор. Это как в фильме «Подкидыш»: «Скажи, маленькая, что ты хочешь? Чтобы тебе оторвали голову или ехать на дачу?»

Швейцарских врачей опросили, какими лекарствами они лечат членов своей семьи и какие рекомендуют пациентам, - списки не совпали. То есть в некоторых случаях можно понять, где искать истинное качество. Но иногда это невозможно, как в случае с образованием. Скажем, человек окончил МГУ и в течение пяти лет сделал карьеру - нормальная вещь для наших выпускников. Но вот почему это ему удалось? Потому что мы его хорошо учили? Потому что он сам очень талантливый? Потому что он общался со студентами, которые образовали сильную среду подготовки? Потому что многие выпускники МГУ работают на известных позициях и берут своих? Вариантов много, и определить, было ли образование этого человека качественным, практически невозможно - даже по последствиям.

Никто кроме вас не может определить, это издержки или не издержки. Тут могут возникать самые причудливые ситуации. Например, стояние в очереди, в принципе, - издержка, но не всегда. Для некоторых, я бы сказал, дееспособных пенсионеров, которые лишены достаточного общения, организация системы, где они вообще не задерживаются и моментально получают бумагу, заключение и так далее, это минус, я не плюс: как же, а с людьми поговорить?"

**
Статья Russian Justice Initiative и фотографии из серии «Статья 126. Похищения на Кавказе»

**
Теренс Кили, биохимик, почетный ректор Букингемского университета, автор книг «Экономические законы научного исследования» и «Секс, наука и прибыль: как человек эволюционирует, чтобы делать деньги» в этом номере Esquire иллюстрирует свою излюбленную идею о вреде государственного финансирования науки примером проекта «Сколково».

"...в любом случае опыт показывает, что в условиях свободного рынка компании или филантропы делают огромные вложения в чистую науку. Классический пример последних это, конечно, Билл Гейтс, чей фонд сегодня тратит миллиарды долларов на исследования, в том числе связанные с так называемыми orphan diseases, то есть с заболеваниями, на лекарства от которых отсутствует экономический спрос. Но то же самое можно сказать об английском Wellcome Trust или французском Institut Pasteur - все это частные фонды, которые делают для чистой науки больше, чем некоторые обеспеченные государства."

"Если вы небогаты и хотите обогатиться, то самый верный способ - это пользоваться чужими технологиями, то есть копировать технологии более богатых стран. Только богатые страны должны вкладываться в исследования, потому что они в авангарде науки. Бедные же могут на этом сэкономить. [...] общий принцип: инвестиции нужны только тогда, когда они действительно необходимы. А когда ты и так отстаешь, тратить деньги на самостоятельные исследования просто глупо."

"Я не хочу сказать ничего, за что Путин отправит меня в тюрьму, но, насколько я понимаю, он сам невероятно богатый человек. Очевидно, что у него не было времени на создание промышленных проектов, способных принести такие деньги. А значит, он мог стать богатым (если он им стал) только тем же путем, что и олигархи. И, конечно, в таких условиях невозможно рассчитывать на развитие культуры ответственности, филантропии или даже просто на экономический рост."

**
Статья о том, что надежнее - отпечатки пальцев или отпечатки ушей, зачем нужна ферма трупов, почему нельзя доверять свидетелям на опознании, можно ли судить преступников-психопатов, и другие актуальные для современной криминалистики проблемы.

"В 1981 году 22-летний Джерри Миллер был осужден на 45 лет тюремного заключения по обвинению в изнасиловании, когда жертва и два свидетеля указали на него при опознании. В 2007 году ДНК-анализ показал, что Миллер не мог быть преступником, и он стал двухсотым заключенным, освобожденным в США благодаря генетической экспертизе".

**
Росс Макдоннелл (Ross Mcdonnell), ирландский фотограф, сотрудничающий с The New York Times, Observer и The Washington Post, режиссер документального фильма «Колония» (о феномене массового вымирания пчел от неустановленной причины). Росс Макдоннелл сделал серию репортажей о подростках, населяющих дублинский пригород Баллимун - один из самых криминальных районов современной Западной Европы.


"Всего в четырех милях к северу от набережной реки Лиффи, пересекающей центр Дублина, и от главных улиц столицы расположена урбанистическая пустыня пригорода Баллимун, в просторечии Мун. В конце 1960-x на бывших фермерских угодьях вблизи дублинского аэропорта были построены семь пятнадцатиэтажных башен, каждую из которых назвали в честь одного из ирландских революционеров. Многоэтажки Баллимуна почти на сорок лет стали устрашающим символом провала ирландской социальной политики.

План правительства состоял в том, чтобы очистить центр Дублина от перенаселенных трущоб, но в результате появился огромный район, лишенный какой бы то ни было инфраструктуры - без рабочих мест, без магазинов. Упадок Баллимуна был стремительным и драматичным. В 2000-e была предпринята попытка поправить ситуацию, и шесть из семи башен были снесены, но в Баллимуне ничего не изменилось.

Однажды к Россу Макдоннеллу, который фотографировал в Бадлимуне, подошел парень: «Эй, мистер, хочешь, что-то покажу?» Он отвел Макдоннелла в заброшенное здание, известное как Блок, которое оккупировали местные подростки. Это место было похоже на декорации к фильму «Безумный Макс». С той ночи Макдоннелл начал документировать жизнь молодых людей, живущих в тени башен Баллимуна, в разрушенных зданиях и на окружающих их пустырях, где дешевые наркотики и криминальные обряды посвящения превращают мальчиков в мужчин. «На этих фотографиях видно, как антисоциальное поведение постепенно превращается в преступность, как дети превращаются во взрослых, минуя юность», - говорит Макдоннелл.

Почти каждую ночь эти ребята угоняют машины и мотоциклы - просто чтобы на бешеной скорости промчаться по жилым кварталам, наплевав на светофоры и удирая от полицейских автомобилей, и в конце концов успеть сжечь машину, пока их не поймали. В этом нет никакого материального расчета, только мимолетное упоение скоростью и разрушением, Макдоннелл считает, что эти угоны - философское осмысление жизни на дне. «Главные герои этих фотографий - дети, которые хотят нырнуть в мир наркотиков и оружия, дети, которые не боятся ни тюрьмы, ни раннего отцовства, ни жестокости, - говорит Макдоннелл. - Это короткая жизнь, целиком состоящая из гонки».

Этот проект под названием Joyrider – на вебсайте фотографа.

**
В рубрике "Достижения": Самая обычная нефть и её добыча. Рабочий пытается вытащить из покрытой нефтяной пленкой воды своего товарища, который занимался починкой подводного нефтепровода после взрыва на самом большом китайском нефтяном терминале.
Далянь, Китай, 20 июля 2010 года

**
Фотопроект Джейн Фалтон Олт (Jane Fulton Alt) "Резкое пробуждение" (Crude Awakening)

**
Шведский фотограф Пауль Хансен (Paul Hansen) в течение нескольких лет (до смерти одного из братьев) снимал двух немолодых близнецов Леннарта и Эрика Ульссонов, смысл жизни которых заключался в поддержке футбольного и хоккейного клубов AIK.
67-летние братья-близнецы Эрик и Леннарт Ульссоны никогда не разлучались: вместе жили сначала в детских приютах, потом в социальных квартирах. Их общей страстью был старейший шведский спортивный клуб AIK. Родители близнецов, сами страдавшие умственной отсталостью, были не в состоянии заботиться о детях-инвалидах, и братья провели всю свою жизнь, переезжая из одного интерната в другой по всей Швеции. С тех пор как они себя помнят, семью им заменяли фанаты AIK, на поддержку которых они всегда могли рассчитывать.

Осенью Леннарт заболел. Его кожа вдруг стола желтой, и еще и до того, кок ему поставили диагноз, кто-то пошутил: «Хорошо, что ты пожелтел, а не посинел» (желтый - цвет клуба AIK, а синий - его главного соперника IFK). Оказалось, у Леннарта была желтуха - первый предвестник рака. За несколько недель Леннарт похудел на 19 кг. Его положили в Каролинскую больницу в Стокгольме. Эрик навещал брата каждый день.
Врачи назначили Леннарту химиотерапию, и он остался в больнице. Ежедневно к нему приходил Эрик, который изо всех сил старался не показывать брату, насколько он огорчен.

После дополнительного переливания крови, сделанного в больнице, Леннарт отправляется на финал футбольной Высшей лиги в Гетеборг. Во время приземления в аэропорту он оборачивается к брату и, широко улыбаясь, читает надпись на билетах: «Место 40 и 41, ряд 3, Южная трибуна».
Через несколько часов судья дает финальный свисток, АIК выигрывает у IFK со счетом 2:0 и становится чемпионом Швеции.

Спустя несколько Эней в болезни Леннарта наступает кризис. Скорая помощь снова увозит его в онкологическое отделение. Леннарт стремительно угасает. Эрик с ним не расстается.
Леннарт умирает через несколько дней. Церковь в Сульне, где проходит отпевание, до отказа заполнена друзьями и родственниками братьев. Первыми с Леннартом прощаются его брат-близнец Эрик и их общая сестра Ингрид.
Хоккейный матч с участием команды AIK, который проходит вскоре после смерти Леннарта, начинается с минуты молчания в его честь.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...