Sunday, May 30, 2010

Adbusters, subvertising, guerilla art и творческие бунтари. Андрей Лошак, "Натерпелись" (OpenSpace)

(фото с сайта)

"...речь идет о новой форме ненасильственного и — внимание, ключевое слово — творческого сопротивления: арт-герилье.

Первыми политику и искусство смешали в своей программе французские ситуационисты. Город они воспринимали как арену борьбы и пластичный материал для творчества. В их манифесте говорилось: «Мы партизаны культуры будущего». Идеолог и создатель Ситуационистского интернационала Ги Дебор называл современный мир «обществом спектакля» и сам действовал как театральный режиссер. Его самой большой и успешной постановкой стала студенческая революция 1968 года, прошедшая под лозунгами «Невозможное возможно» и «Вся власть воображению!». (Это если не считать панка, который, по сути, был спроектирован последователем Дебора Малкольмом Маклареном.) Ситуационисты были очень веселые и находчивые люди. Думаю, сейчас они могли бы зашибать огромные деньги, работая event-менеджерами, если бы, конечно, расстались со своими левыми взглядами.

Чего стоит их идейный вдохновитель Иван Щеглов — человек, о котором в России мало кто слышал. Потомок русских эмигрантов, Щеглов был одержим безумной идеей радикального переустройства городского пространства. В своем манифесте «Формуляр нового урбанизма» он писал: «Планета помешалась, и имя тому помешательству — банальность. Все находятся под гипнотическим воздействием существующих “удобств”: канализации, лифтов, ванных, стиральных машин. Если предоставить современной молодежи выбирать между любовью и нововведением в области утилизации отходов жизнедеятельности человека, выбор остановится на последнем». Написано более 50 лет назад, а кажется, что вчера. Закончил Щеглов неважно: в одиночку попытался «деконструировать» Эйфелеву башню, был арестован и помещен в психушку, где подвергся электрошоковой терапии. Остаток лет пионер художественного сопротивления провел в овощном состоянии.

Основной тактикой арт-герильи ситуационисты считали détournement — «присвоение». Это эффективный и крайне экономичный способ для пропаганды своих идей. Берется уже созданный культурный объект и видоизменяется так, что начинает транслировать иной, зачастую противоположный смысл. «Мону Лизу» с пририсованными Дюшаном усиками ситуационисты считали старьем и бессмыслицей. Присвоение непременно должно служить высшим целям борьбы с существующими порядками. Идеальным объектом присвоения ситуационисты считали рекламу.

(фото с сайта)
Позднее идею присвоения подхватили различные контркультурные течения. Канадский журнал Adbusters придумал даже термин: subvertising — «извращенная реклама» — и из номера в номер успешно извращает известные бренды и их рекламные кампании. Тактика присвоения на Западе используется в основном как оружие в борьбе с консюмеризмом.

В Советском Союзе этим блистательно занимался «соц-арт», превращавший кумачовые лозунги в какую-нибудь веселую белиберду. Присвоение коммунистической пропаганды оставалось игрой внутри художественного сообщества, а после перестройки вообще лишилось смысла.

Сегодня множество UGC-сайтов ломятся от креатива, созданного в том числе и с применением технологий присвоения. Среди размещенных там «фотожаб» немало остроумной социальной и политической сатиры.

Цель Леши [автор плаката] — расшевелить, пробудить от спячки народ. «Не люблю зэковскую феню, но есть у них верное слово “терпила”. Вот у нас весь народ превратился в терпил — и это реально бесит». Среди планов Леши, которыми можно поделиться: напечатать псевдожурнал «Овощ» с зеркалом на обложке и подкладывать его в кафе и клубы. Написать на трамвае: «Перевозка овощей». А к плакатам «Единой России» добавить новый лозунг: «Привет, терпилы!» Есть и более радикальные послания, о которых мы услышим, когда придет время.

Про ситуационизм Леша ничего не знает. Зато трепетно любит Бэнкси.

Для тех, кто вдруг до сих пор не знает этого имени, небольшая справка. Бэнкси — самый известный анонимный художник. Он занимается guerilla art — партизанским искусством уличного граффити. Почти все его работы остросоциальны. Бэнкси ведет тонкую игру: успешно присваивая вражеское пространство, он позволяет ему затем присвоить собственные работы, чтобы на вырученные деньги с удвоенными возможностями снова вторгаться на территорию врага.

У Бэнкси есть множество последователей. Мой любимчик — 17-летний Картрейн, разукрасивший пол-Лондона трафаретами с сатирическими изображениями королевы и президента Буша. Теперь малыш вступил в неравную схватку с художником-мультимиллионером Дэмиеном Херстом. Картрейн слегка видоизменил фотографию знаменитого бриллиантового черепа Херста и продавал «фотожабу» через интернет. Адвокаты Херста подали на него в суд. Парню грозит штраф чуть ли не в полмиллиона фунтов стерлингов. В ответ Картрейн проник на очередную инсталляцию Херста и стащил оттуда пачку карандашей, размещенную там в качестве объекта. После этого Картрейн разослал письмо, в котором потребовал у Херста снять с него все обвинения, иначе «ровно через месяц все карандаши будут заточены!».

Конечно, на Западе цели и условия ведения арт-герильи совсем иные. Наша ситуация требует больше мужества и изобретательности.

— Нужны флешмобы, — фантазирует Леша, — что-то новое, неожиданное. Ну вот стоят люди в пробке, тупо ждут, когда членовоз проедет. А надо, как только лимузин появился, выйти всем из машин и начать ему кланяться на протяжении всего пути. Представляешь, тысячи человек бьют поклоны, как китайские болванчики!
Круто. Предлагаю всем взять на заметку. Цветные революции, спонсированные из-за рубежа, — это низко. Но внутреннее осознание необходимости свободы — прекрасное чувство. Невозможное возможно. Вся власть воображению!"

Натерпелись
Андрей Лошак · 03/11/2009

**
Творческий подход к рекламе (здесь больше примеров):

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...