Wednesday, March 31, 2010

"Не надо быть цыганом или Ломброзо..."/soul and (VS?) body

"Не надо быть цыганом или Ломброзо, чтобы верить в связь между внешностью индивидуума и его поступками: в конечном счете, на этом основано наше чувство прекрасного". Бродский, из "Поклониться тени" (1983)

Наблюдая лицевую сторону (про изнанку не знаю) здешней жизни, всё твёрже убеждаюсь, что различия – условны, и люди везде поразительно одинаковы. Прописные истины, как водится, не устаёшь открывать для себя заново. Оставив в стороне азиатов и арабов с их культурными особенностями, скажу, что и «простые» евро-туристы поражают. (Я сейчас не про интернациональные качества вроде шопоголизма, алкоголизма или радости оставить на месте пикника груду мусора).

Поначалу здесь я легко отличала компатриотов в толпе. Считала, что их убогий/кричащий/смешной/вульгарный внешний вид – последствие совка, отсутствия эстетического воспитания, нищеты – их самих или еще родителей, наверстывания упущенного, и прочих объективных факторов. Однако постепенно глаз мой замылился – и теперь путаю экс-совков с евро-иностранцами; такие же бесформенные люди, с почти восхитительным бесстыдством вываливающие на всеобщее обозрение огрехи своих тел. Инфантилизм и неоформленные тела - вовсе не прерогатива соотечественников...
«...опомнитесь, люди! Вы похожи на насекомых, а требуете любви...», - писала Петрушевская.

Снова подумала обо всём этом (и этом тоже), обратив внимание на не очень молодую испитолицую тётю, одетую в короткие шорты, не скрывающие венозных сине-фиолетовых ног... Тётя говорила со своим спутником по-немецки...
Кундера: "Люди, появляясь среди себе подобных, уже не только не стремятся выглядеть красивыми, но не стремятся даже что-то предпринять, чтобы не выглядеть уродливыми!"

В свете вышеизложенного даже с некоторой теплотой подумала о закомплексованных соотечественницах – уж лучше пусть перед походом в соседний магазин красятся да наряжаются как на званый вечер, чем подобная "раскованность".

Tuesday, March 30, 2010

случай-ности и со-впадения: 2+1+1

Вспомнилось недавно обсуждаемое:
"I happen to hate New Year's celebrations. Everybody desperate to have fun. Trying to celebrate in some pathetic little way. Celebrate what? A step closer to the grave?"


from Woody Allen's "Whatever Works" (2009)

Сюда же - дни рождения. Как поётся, "Мне уже за тридцать лет, тридцать лет..."

Но я не совсем об этом.
В нынешнем году совпали католическая и православная Пасхи (открытка как раз кстати: тут тебе и традиционные католические зайцы, и православное поздравление на архаичном русском, и общие, как я понимаю, для христиан крашенки-писанки).

Совпавшие Пасхи пришлись на мой день рождения.

Ко всему, арабская автошкола, понятное дело, совершенно равнодушная как к Пасхам, так - тем более - ко дню рождения, назначила мне выпускной экзамен именно на 4-е апреля: а что? Обычный себе рабочий день, воскресенье - день тяжелый, начало трудовой недели...
Надежда на то, что я непременно сдам экзамен, невелика - хоть в себе я вполне уверенна, однако наслышана о жестких эмиратках-экзаменаторшах (в непременных черных национальных балахонах; это дополнительно давит на психику).

Но как бы там ни было - отпраздновать повод останется в любом случае.

Monday, March 29, 2010

in Kyoto I long for Kyoto


Though I am in Kyoto
I long for Kyoto –
Song of the night bird.

Matsuo Basho

Wednesday, March 24, 2010

Кафку сделать былью. Андрей Лошак, колонка на OpenSpace.ru

...Победное шествие шведов [ИКЕА] споткнулось о Самару. Можно сказать, там они нашли новую Полтаву. «Мы натолкнулись на что-то, что выходит за пределы всего, на что мы обычно наталкиваемся», — озадаченно сообщил [член совета директоров компании ИКЕА] Кристер Тордсон.

[...] Шведы повторили ошибку землемера К. из «Замка» Кафки, пытавшегося одолеть абсурд силой разума. Это оказалось безумной затеей. Возможности разума ограничены, абсурд же не знает границ. Я тоже заблуждался и был излишне оптимистичен, когда прошлым летом в колонке, посвященной 300-летию Полтавской битвы [см. Русский ужас], написал, что ее выиграла «ИКЕА». На самом деле в полтавской битве победил Кафка.

[...] Особое состояние транса, в которое погружают потоки парадоксальной информации, закрепляется вполне оруэлловскими оксюморонами, звучащими с самых высоких трибун: «консервативная модернизация», «суверенная демократия», «парламент не место для дискуссий». Оксюмороны регулярно вбрасываются в наше сознание, поддерживая ощущение дезориентации, экзистенциальной невесомости, в котором человек готов безропотно принять любую, самую причудливую и противоречивую информацию сверху.
Самый зловещий оксюморон нашего времени: правоохранительные органы — это организованная преступность.

[вспомнила по поводу фотографию Лебедева, снятую еще в 2004 году, про "Рекламу, сделанную окончательно сошедшими с ума творческими работниками УВД"]


[...] Это уже не просто «абсёрд», а жесткий Dostoevsky-trip. Но, как ни странно, именно милиция, дойдя до предела нравственного растления, может спасти эту страну (насчет государства не уверен). Дело в том, что в какой-то момент абсурд (нечто противоречащее здравому смыслу), дойдя до критической величины, превращается в откровенную бессмыслицу, т.е. безумие.

[...] Каждый день мы теперь узнаем о том, как люди в форме кого-то убили, ограбили, сбили на машине, изнасиловали и т.д. Лично для меня апофеозом стало следующее сообщение из зала суда: «Затем был допрошен бывший оперуполномоченный ОВД "Зябликово" Роман Потемкин, принимавший участие в задержании Дениса Евсюкова. Свидетеля доставили на суд в наручниках, поскольку он сам с октября находится под следствием за вымогательство». Фактически наступил коллапс правоохранительной системы.

[...] То, что народ достоин своей власти, — гнусная ложь. В момент наивысших трудностей простые, не искалеченные «привычкой повелевать» люди не перегрызают друг другу глотку, а протягивают руку помощи. Чем дальше человек от власти, тем он лучше.

[...] Наши интересы диаметрально противоположны: «государство крепнет, народ хиреет» — эту обратную зависимость вывел еще Ключевский. С тех пор ничего не изменилось. Чрезвычайно популярная среди тинейджеров группа Lumen сегодня поет: «Я так люблю свою страну, но ненавижу государство». «+100», как выразились бы слушатели этой песни. Точнее не скажешь.

Закоротило (2010)

Все публикации Андрея Лошака

Tuesday, March 23, 2010

Акция Час Земли 2010/ Earth Hour

"Час Земли - это символическая акция, общественный призыв к решительным мерам по сохранению климата.

По оценкам ученых, в период с 1961 по 2003 год влияние человеческой деятельности на экосистемы планеты, наш «экологический след», увеличился в полтора раза. Если современные тенденции сохранятся, то к 2050 году нам понадобится ВТОРАЯ планета, чтобы удовлетворить потребности человечества в энергии, воде, пище, чтобы найти возможность складировать отходы. Решать все эти проблемы, необходимо на различных уровнях - и политическом, стратегическом, технологическом, практическом. В то же время, конечный результат зависит от всех и каждого, от нашего потребительского выбора и стиля жизни.

В связи с этим, WWF призывает изменить простые ежедневные привычки, экономно расходовать электроэнергию и тепло, бережно относиться к воде и сделать выбор в пользу вторичной переработки бумаги и других материалов, тем самым уменьшая свой собственный, индивидуальный «экологический след» на планете".
(отрывок отсюда)

Кстати, нарядная листовка с информацией про Час земли висит на доске объявлений в парадном. Ведь хотя, как и было сказано, «дикая природа [экосистема региона] подвергается влиянию широкомасштабного строительства» [сюда же парки, намытые острова, снежные горки и т.п.], Эмираты "серьезно заботятся об охране окружающей среды"... Ликование WWF по поводу часового отключения электричества в Бурж Халифе выглядит несколько преувеличенным. В Дубаи там и сям постоянно что-то где не надо протекает, расточая драгоценную воду. Постоянно забывают выключить днем фонари на улицах или в холлах домов - правда, в безжалостном солнечном свете этого никто не замечает. (Про шопоголизм не стоит и упоминать - здесь это самоцель). Но что за "простая ежедневная" ерунда по сравнению с отключить Бурж Халифу на целый час! Вот это - громко.

Friday, March 19, 2010

Дубаи, март, припекает...

Жара немыслимая. На градуснике +34.

Раньше на море ездили за милосердным бризом и освежающей прохладой. Сегодня пляж оказался еще более раскалённым по сравнению с городом. Сильный горячий ветер. Невиданное доселе число пекущихся на солнце...
Глазела на море и вдруг испугалась: на стекло очков упала – капля крови?! Сняв очки, растрогалась: божья коровка! Ветер приволок в совершенно неподходящее место. Отнесла её в траву у припляжных вилл.

Продержалась не более часа у непрохладного моря. В пляжном, пардон, сортире наткнулась на пару тёток в черных балахонах – абаях, которые стали оживленно переговариваться, беззастенчиво тыча пальцами в мою короткую стрижку. Подумав, решила замечаний по поводу невоспитанности не делать...

Потом немного прошлась – по случаю священной молитвенной пятницы, машин и людей почти нет, только такси охотятся на потенциальных пассажиров. Не перестаю поражаться: к чему все таксистские заморочки? Неужели человек не сумеет дать понять, когда/если такси ему действительно понадобится?! Или тут хитрый расчет на то, что увидев приветливое такси, (заторможенный) человек вскинется и тут же решит: а и правда, проедусь-ка?

Прошлась по нехоженым еще улочкам на Джумейре 1. Рядом с вполне впечатляющими виллами – какие-то едва не трущобы. Из окон торчат импровизированные сушилки с рабочими комбинезонами на них... Бродят поющие – неизменно – индусы и угрюмые пакистанцы в курта-пижамах. Филиппинки обязательно в кофтах и под зонтиками. Ну да – прохладно ведь, хоть и солнечно.

Thursday, March 18, 2010

опровергая классика/authentic season in Dubai

Продолжает стемительно, гм, теплеть. Водная взвесь по утрам исчезла - очевидно, временно. Зелени нет – всё мутно-серое от солнца.

Бродский писал, что «зима, единственное подлинное (честное) время года». Генис, комментируя, пояснял, что «Летом, надо понимать, жизнь и дурак полюбит».
Конечно же, Бродский, не выносивший жарких стран и зноя («Зелень только на знамени Пророка. Здесь ничего не растет, опричь усов»), не имел в виду пустыню...

Здесь, в пустыне, как раз лето - честное время года, пóдлинее - и страшнее - не сыщешь. Полюби Дубаи летом...

Пишут, что о приходе лета резиденты догадаются (если не поняли раньше), когда отпадет необходимость включать нагреватель воды. Пока еще не совсем отпала – но уже: если хочешь умыться холодной водой – спеши. Потому что через пять секунд после включения по крану холодной воды потечет горячая – искусственная вода, нагретая естественным и щедрым до жестокости дубайским солнышком.

Еще примета потепления: таксисты все как один – в соплях, от кондиционеров в машинах (и любых помещениях). Когда на улице +35 в тени - контраст температур способствует... Я сейчас тоже в соплях, как таксисты. Обычно раздражало, что они норовят ездить с открытыми окнами. Теперь приветствую. Надеюсь не стать сопливым хроником.

А такое чудо запечатлела вчера под покровом вечера на собственном балконе. Славный. Напугала я его фотовспышкой.

Monday, March 15, 2010

Андрей Лошак: Кооптация с особым цинизмом/Loshak on "lifestyle marketing"

(фото - Esquire)

"На самом деле «альтернатива» как осмысленная оппозиция мейнстриму закончилась вместе с жизнью Курта Кобейна. Судьба сыграла над бунтарем злую шутку: презиравший массовую культуру музыкант стал ее героем. Когда третий альбом «Нирваны» возглавил мировые хит-парады, Кобейн впал в затяжную депрессию, закончившуюся выстрелом из ружья в голову. Все, что было потом, — это деградация идеи субкультурного бунта до уровня Slipknot и совсем уже беззубых «эмо», размазывающих в знак протеста сопли.

Механизм этого процесса вскрыт в книге канадцев Джозефа Хиза и Эндрю Поттера «Бунт на продажу». Подсказка дана в подзаголовке европейского издания книги: «Как контркультура создает культуру потребления». Это инквизиция отправляла инакомыслящих на костер. Капитализм действует намного изощреннее: он «присваивает контркультурные символы, лишает их смысла и превращает в товар». Социологи назвали это «кооптацией». Портрет Че Гевары на нижнем белье — это насильственная кооптация. Уильям Берроуз в рекламе Nike — кооптация добровольная. Башня Третьего Интернационала на крыше кондоминиума «Патриарх» в центре Москвы — кооптация с особым цинизмом.

[...] Рынок наводнили непохожие друг на друга вещи, маркетологи изобрели фокус-группы, чтобы оперативно отслеживать предпочтения потребителей, рок-музыка превратилась в модный товар. Бунт подавился жирным куском мяса. Помню, меня настолько впечатлила эта простая констатация фактов, что, когда на следующий день после просмотра фильма я встречался по делам с пиар-менеджером компании ИКЕА, я не удержался и пересказал ей увиденное. Мне казалось, что ИКЕА с ее функциональным разнообразием — это как раз ответ общества потребления на желание масс казаться индивидуальностями.
— Я знаю, о чем вы говорите, - устало сказала пиарщица. Встречу она назначила в кафе Starbucks, недавно открывшемся в «Меге». — Это называется lifestyle marketing. Нас учили, что мир, в котором люди хотят бороться с конформизмом, — это не угроза бизнесу, а потрясающая возможность.

[...] даже если вообще перестать покупать и начать, например, шить одежду из вторсырья, найденного на помойке, то и это, как только у вас станет получаться круто, обязательно будет кооптировано и появится на следующий год в магазине Zara.

[...] Я всегда сочувственно относился к идеям панка, хотя какая-то доля жульничества в нем была изначально. Группу Sex Pistols придумали выпускники арт-колледжа Малькольм Макларен и Вивьен Вествуд. В проекте изначально был заложен эстетический протест — «шоковые ценности», этика панка сформировалась несколько позднее. Стоит ли удивляться, что спустя 30 лет вокалист группы Джонни Лайдон, тряся поредевшим ирокезом, рекламирует по британскому телевидению сливочное масло. Его можно поздравить — он вовремя повзрослел, хотя иногда думаешь, что лучше бы застрелился.

То, как контркультурный протест выродился в погоню за внешней крутизной, остроумно описано Хизом и Поттером в «Бунте на продажу»: «Каждый раз, когда новый символ бунта становится кооптированным системой, бунтари контркультуры вынуждены идти дальше, чтобы доказать свою альтернативность, отмежеваться от презираемых масс. Панки начали с ношения многочисленных колец в ушах. Когда это стало слишком распространенным, они перешли к протыканию носа, затем бровей, языка и пупка. Когда это стали делать школьницы, бунтари переключились на «первобытные» стили — например, используя балинезийские ушные блоки и ампалланг». Если контркультура заканчивается соревнованием в количестве телесных отверстий, прыжками в масках и страшными криками «фак» со сцены, то, выходит, грош ей цена".

весь текст: Без прикидов - Андрей Лошак • 17/11/2008

Thursday, March 11, 2010

Просто кончилась зима...

Почитываемые мною онлайновые дневники искрятся радостным предвкушением – зима отступила или вот-вот непременно отступит, ура весне и теплому солнышку.

...В пустыне тем временем я со страхом и удивлением наблюдаю каждодневные признаки близящегося конца (как видно, о весне здесь понятия не имеют). Влажность воздуха ночами достигает 95% (!!!). По утрам – всё сплошь мокрое от взвеси воды в так называемом местном «воздухе». Мокрые плитки дорог, мокрые пальмы и прочая квази-растительность, даже на сетке балконной двери - капли воды. Как после дождя. Только без отдаленнейшего намёка на свежесть. Кислорода нет вообще. Вместо воздуха - удушающая взвесь.

И это еще - «комфортный туристический сезон».

Tuesday, March 09, 2010

Esquire № 53, март 2010

Сканирование и spellcheck - Е. Кузьмина, автор блога

Письмо редактора:

Груды проблем

У нас очень смешной президент – Медведев. Свою работу он видит и том, чтобы тыкать пальцем во все, что не работает, и требовать, чтобы это заработало. «У нас в стране коррупция, - строго говорит Медведев, - мы должны ее полностью ликвидировать к две тысячи кувырнадцатому году». «Мда, мда, мда», - согласно кивают озабоченные клевреты. «В стране плохо работают суды - хмурит бровки президент, - исправить и доложить», - «Мда, мда, мда». «В Махачкале убивают слишком много милиционеров». - «Мда, мда, мда». «У пенсионеров маленькие пенсии». - «Мда, мда, мда». «Стране нужны инновации». «Мда, мда, мда». «Перестаньте воровать деньги на Олимпиаду». «Мда, мда, мда, мда, мда, мда, мда, мда, мда...»

В ответ на запрос «Медведев потребовал» «Яндекс» находит 6 миллионов страниц - ровно столько же, сколько на запрос «голые сиськи», а ведь «голые сиськи» - это чертовски популярный запрос.

Последний предмет президентской строгости - реформа МВД, заключающаяся (по большому счету) в сокращении численности милиционеров. Чтобы эта смелая идея привела хотя бы к минимальным результатам, я бы рекомендовал произвести количественное сокращение милиционеров на основании их качественного анализа, например, по двум приведенным ниже принципам:

1. Каждый раз, когда я вижу милицейский автомобиль, который вместе с другими автомобилями стоит перед красным сигналом светофора, меня не оставляет ощущение, что эта машина украдена. Я не верю, что обычный отечественный милиционер в ясном уме и твердой памяти по доброй воле согласится стоять вместе со всеми в очереди, вместо того чтобы проехать на красный, развернуться через двойную сплошную или припарковаться в третьем от бордюра ряду. Поэтому предлагаю: выявить всех милиционеров, останавливающихся на красный сигнал светофора, произвести их в генералы и поручить этим генералам подбор офицеров низшего звена. Говорю вам без всяком иронии: я не знаю никакого другого способа отличить хоть сколько-нибудь пригодного к службе милиционера от непригодного.

2. Еще один феномен: чем громче жалобы на финансовые условия милицейской службы, тем меньше на улицах милиционеров 48 размера. Может быть, есть смысл заказать Славе Зайцеву новую приталенную милицейскую форму и освободить от должности всех, кто в неё не влезет? Я понимаю, что живот над ремнем – это довольно косвенный признак коррупционера, но нельзя же увольнять людей с работы вообще без каких-либо оснований.

Вообще, реформировать МВД - это всё равно что отнести к стоматологу покойника с плохими зубами: после процедуры он не станет ни здоровее, ни улыбчивее. Вместо этого хорошо бы вдохнуть немного жизни в самого усопшего, хотя бы с помощью тех мер, которые в начале февраля предложил Институт современного развития (чей попечительский совет возглавляет как раз Дмитрий Медведев): многопартийность, возвращение к прямым выборам, дерегулирование экономики... Но для этого от президента потребуется чуть больше, чем умение хмурить бровки и сучить ножками.

Филипп Бахтин,
Главный редактор Esquire

**
Работаем без выходных (начало - в номерах 51, 52):
Фото кликабельны.


**
В постоянной рубрике «Достижения» - очередной ляп нового президента моей родины Януковича. После всех его перлов (одна "Анна Ахметова" чего стоит!), - не слишком впечатлило.

...и фотодокумент «Работающий и наблюдающие» (кликабельно).



**
Правила жизни Вима Вендерса.

Monday, March 08, 2010

жертва засухи /World Press Photo 2009 winners


World Press Photo 2009 winners.
Stefano De Luigi, Italy, VII Network for Le Monde Magazine.
Категория: современные истории, отдельное фото. Первое место.

Этот жираф погиб в результате засухи в Ваджре, Кения, 9 октября. В Кении не было дождя несколько лет. Урожаи и животные погибают, а люди слабеют. Отсутствие ресурсов в Кении и соседних странах разжигает внутриплеменные конфликты – группы борются за пастбища и воду. Распространение оружия усугубляет ситуацию.

Sunday, March 07, 2010

Zabeel park - территория цветов

Пятница оказалась живописно пасмурной и необычно прохладной.

В субботу прелестно погуляли в Забиль парке. Опять. Но на этот раз не так - с нормальным фотоаппаратом.

Небо сиренево-жемчужное от пыли – песчаные бури. Так что пейзаж снимать не получалось; фотогеничными были только детали - цветы и листья.

Теперь уже, проведя образовательно-информационную подготовку, знаю о парке больше – фотографировала более осознанно. Например, в отличие от предыдущих посещений парка, не обделила вниманием современные скульптуры – кубик Рубика по-арабски, сферу и конус (под последним не работал фонтан).
Нашелся еще один условный памятник условному городу-побратиму. "Восход новой луны" - очевидно, еще в проекте; намеков на строительство не наблюдается.
Запечатлела мимозно-цветущие пальмы, которые пыталась снимать мобильником.
Чудесные медово-ароматно цветущие деревья.
Яркие цветы. Гибискусы на клумбах.
Жизнерадостные насекомые, то и дело попадающие в кадр... Шумливые птицы, в кадр попадать не желающие (на фото - не слишком удачная попытка отловить объективом белощекого бюльбюля).
И снова удивительно - благодатно! - малолюдно.

Friday, March 05, 2010

Сомы грамм — и нету драм. Андрей Лошак о потребительской эйфории/ Loshak about consumerism

Виктор Грюэн — это архитектор, сконструировавший первый в мире торговый центр. В проект изначально была заложена идея довести человека до состояния аффекта, при котором он теряет ориентацию в пространстве, становится внушаем и делает массу импульсивных покупок. Ученые назвали такое состояние «перенос Грюэна» (Gruen transfer). Характерные внешние признаки: затуманенный взгляд, блуждающая улыбка. То, что происходит сейчас, — это «перенос Грюэна» в планетарном масштабе. Идея сверхпотребления завоевывает континент за континентом, и никакой коммунизм или джихад не в силах остановить этот победный марш.

Эрих Фромм, убежденный фрейдомарксист, нашел для этих процессов точный образ. Он сравнил современный мир с большой женской грудью: «Человеческое счастье сегодня состоит в том, чтобы развлекаться. Развлекаться — значит получать удовольствие от употребления и потребления товаров, зрелищ, пищи, напитков, сигарет, людей, лекций, книг, кинокартин, — все потребляется, поглощается. Мир — это один большой предмет нашего аппетита, большое яблоко, большая бутылка, большая грудь; мы — сосунки, вечно чего-то ждущие, вечно на что-то надеющиеся — и вечно разочарованные». Вспоминается старый фильм Вуди Аллена, где созданная в результате эксперимента гигантская женская грудь вырывается из лаборатории на волю и давит всех встречных и поперечных.

Некоторое время назад «большая грудь» добралась и до России. В стране уже какой год — потребительский бум. Затуманенный взгляд, потеря ориентации, внушаемость и склонность к непредвиденным покупкам — все симптомы «переноса Грюэна» налицо. За какие-то 15 лет мы прошли путь, на который Запад потратил весь прошлый век. По опросу компании MasterCard, 61 % россиян считает шопинг лучшим видом отдыха. Поражает не огромная цифра, а то, что в других странах, где проводился опрос, шопинг вообще не считают видом отдыха. А знаете с кем, согласно тому же опросу, россияне предпочли бы провести выходной? На пьедестале шесть имен с примерно одинаковыми результатами, среди них британская королева, Шумахер и папа римский. Представитель России только один. Думаете, Путин? Не угадали: Ксения Собчак. Вот верховный главнокомандующий триумфального шествия консюмеризма по просторам России. На ее «стильные штучки» равняется вся страна. При этом три четверти россиян совсем перестали копить. Зачем? Ведь в супермаркетах есть еще столько товаров, на которые всегда можно взять кредит. Сумма просроченных кредитов непрерывно растет; к примеру, каждый житель Краснодарского края в среднем должен банкам 10 тысяч рублей, и эта цифра будет только увеличиваться. В стране, где каждый пятый живет за чертой бедности, «перенос Грюэна» быстро превратился в «перекос Грюэна».

В том, что потребление стало национальной идеей, ничего плохого нет. Оригинального, правда, тоже.
Страна погрузилась в сладостную эйфорию, предсказанную Хаксли в книге «О дивный новый мир». «Сомы грамм — и нету драм». Особенностью отечественного «перекоса» является то, что скорость превращения среднестатистического потребителя в зомби здесь гораздо выше, чем на Западе. Включим телевизор. С одной стороны, сознанием зрителя манипулирует «общество потребления», ежесекундно навязывая различные сценарии траты денег (особо показателен в этом смысле бум всевозможных смс-голосований, лотерей и т.п.: что может быть проще и приятнее — не вставая с дивана, приобрести какую-нибудь безделушку, вроде рингтона). «Чем старое чинить — лучше новое купить», — говорит цитатой из Хаксли телевизор во время рекламной паузы. С другой стороны, государство. Оно заполнило собой эфирные пустоты между рекламой, ни на минуту не прекращая пулеметный обстрел зрительских мозгов из всех орудий пропаганды. «Общность, одинаковость, стабильность», — снова цитирует Хаксли телевизор, только уже после рекламной паузы. Есть ли у нас развивающие программы? Передачи, заставляющие задуматься? Почти нет. Телевидение все больше напоминает перестроечные сеансы массового гипноза с Кашпировским, неизменно начинавшиеся словами: «Даю установку…»

В те редкие моменты, когда сознание народа вдруг просыпается, становится жутко и хочется заснуть обратно.

[...] P.S. Этот текст я написал больше месяца назад как идеологическую платформу для нового телевизионного проекта. Пока я думал, куда бы его пристроить, в стране разразился кризис. Любопытно, что текст при этом ничуть не устарел. Если дефолт 1998 года шарахнул по всем и сразу, то нынешний кризис большинство населения наблюдает исключительно по телевизору. Это похоже на ураган «Катрина» или цунами в Индийском океане — их жертв, конечно, жалко, но они слишком далеко, чтобы по-настоящему ужаснуться. Где-то рушатся банки, закрываются биржи, но рестораны, магазины и торговые центры по-прежнему заполнены покупателями. За минувшие 10 лет отношения людей и товаров слишком переплелись и усложнились, чтобы их могли разорвать проблемы с какой-то «банковской ликвидностью».

Знаете, как называется журнал, выигравший недавно премию «Тираж — рекорд года»? «Я покупаю». Это такой гид по шопингу, чрезвычайно популярный в регионах. Название издания вполне могло бы стать девизом нашего времени. Я покупаю — значит, я существую.

А. Лошак. Не просыпайся (2008)

Thursday, March 04, 2010

Требования по перевозке котов/кошек в ОАЭ/Import Requirements for pets entering UAE

1. Животное должно иметь микрочип/татуировку, номер которого необходимо указать в паспорте прививок (то есть в ветпаспорте международного образца).

2. Коты/кошки должны иметь следующие прививки:
• бешенство,
• пэнлейкопения / Feline Pan Leukcopenia (FPV),
• ринотрахит / Feline Rhinotrachitics (FHV-1),
• кальцивирус / Feline Calicivirus
Прививки должны быть сделаны не позднее, чем за 21 день, но не ранее, чем за один год на момент подачи заявки на получение разрешения на ввоз в ОАЭ. Для получения разрешения на ввоз требуется 2-3 рабочих дня.

3. Животные, возраст которых меньше 4-х месяцев, к ввозу не допускаются.

4. Согласно федеральному закону ОАЭ, любые домашние животные ввозятся в страну в качестве декларированного груза (manifest cargo).

5. Животное должно прибыть в ОАЭ, имея:
• ветпаспорт международного образца с номером микрочипа и перечнем прививок,
• оригинал справки о состоянии здоровья (Health Certificate),
• оригинал справки об отрицательной реакции на бешенство (Rabies Serum Neutralisation test report) из государственной (специально аккредитованной) лаборатории (кроме стран из списка).
Australia, Austria, Andorra, Ascension Island, Antigua & Barbuda, Aruba, Barbados, Bahrain, Bermuda, Canada, Cayman Islands, Chile, Croatia, Cyprus, Denmark, Fiji, French Polynesia, Falkland Islands, Germany, Gibraltar, Greece, Hong Kong, Iceland, Ireland, Italy, Japan, Jamaica, KSA, Kuwait, Liechtenstein, Luxembourg, Monaco, Malta, Montserrat, Mauritius, Mayotte, Netherlands, New Caledonia, New Zealand, Norway, Portugal, Qatar, Saint Vincent & the Grenadines, Saint Kitts & Nevis, San Marino, Singapore, Spain, Sweden, Switzerland, United Kingdom, U.S.A, Vatican City, Vanuatu, Wallis & Futuna.

6. Для всех животных, прибывающих в ОАЭ необходимо оформить разрешение на ввоз (import permit). Документ действителен в течение одного месяца.

Подробнее, с комментариями из собственного опыта по перевозке кота в Дубаи - здесь.

Wednesday, March 03, 2010

В нашем городе дождь... /rainy Dubai

«В нашем городе дождь,
он идет днем и ночью…»
К сожалению, в отличие от песни Майи Кристалинской, здесь дождь шел не столь продолжительно. Но всё равно успел принести прохладу, свежесть и отдохновение. Запахло настоящим дождливым летом - травой, листвой, мокрым асфальтом. Дождь как чудо.

Tuesday, March 02, 2010

Poetry in motion; Japan's seasons (24 Sekki)

24 Sekki. Spring season;

*
24 Sekki. Summer season;


*
24 Sekki. Autumn;


*
24 Sekki. Taisetsu: December 7 — Big snow

а жизнь продолжается

«Кошмары — наша профессия. Кого интересуют хорошие новости?»
Андрей Лошак, журналист

Бодрость, с которой теленовости повествуют о разного масштаба несчастьях – во Франции погибло более 50 человек, в Чили – уже почти 800, - ставит в тупик. «За моей спиной – развалины древнейшего храма, которому более двух тысяч лет. И вот он не устоял...» - почти радостно сообщает репортер из Чили.
Раньше считала, что показной оптимизм - трюк советских и пост-советских новостей – дабы ни при каких условиях не сеять панику среди гражданского населения. Но нет – люди везде одинаковы.
За новостями о стихийных бедствиях (кстати, в рассказах жертв наводнений, землетрясений, цунами и прочих природных катаклизмов превалирует фраза "живу здесь всю жизнь / 40-50-60 лет - никогда такого не видел(а) - климат действительно меняется очень быстро) следуют новости об олимпиаде, модных показах и теперь вот – футбольном чемпионате. Отчетливое ощущение, что мир сошел с ума.

Monday, March 01, 2010

Разговоры с Полом Боулзом (Танжер, 1989—1991)/conversations with Paul Bowles

в дополнение к материалам

беседовал Саймон Бисхофф (р. 1951) — фотограф и кинорежиссер. Фрагменты записей его разговоров с Полом Боулзом публикуются по изданию: Paul Bowles. How Could I Send a Picture Into the Desert? Zurich: Scalo, 1994.

Пол Боулз: Здесь ни у кого нет телефона. В доме никто не живет. Моя квартира иногда была единственной жилой, все остальные пустовали. Не удавалось сдать. Марокканцев они не пускали, только европейцев. Но обычно европейцы не хотят жить в таких маленьких квартирах: им нужно больше места, так что ничего сдать не удавалось. Теперь тут кругом марокканцы. После независимости сменился владелец, и им пришлось впустить марокканцев. Марокканцев начали пускать в рестораны. Раньше они могли ходить только в марокканские заведения, а всеми большими ресторанами владели европейцы, французы. Я пытался провести Ахмеда Якуби [Ахмед Якуби (1931—1985) марокканский художник, друг Пола Боулза] в один из ресторанов. Несколько раз его пускали. Потом вышел человек и сказал: Он не может сюда войти, мсье. Я спросил: Почему? А его жена сказала: Он наш враг.
В отели им тоже входить не разрешалось; они могли только ходить в свои кафе, в медине. Это была колония. Марокканцы были притесняемыми людьми, второго сорта.

...Хиппи для меня ничего не значили. Я всегда считал это буржуазным движением — молодые люди, которые хотят выбраться из буржуазной среды. Они не были пролетариями, многие из них бросали учебу и не хотели больше заниматься... Не было у них никакой идеологии. Ну, некоторые были мне симпатичны, другие не нравились - как любые люди.
Думаю, что хиппи или битники приезжали сюда, в Марокко, потому что слышали, что здесь можно легко и дешево найти киф. Наркотики были для них очень важны. Они вообще ничего не делали, только принимали наркотики. Если ты занят работой, у тебя нет времени, чтобы валяться и раздумывать о том, насколько плохи дела в стране или в твоей семье. Если ты по-настоящему работаешь, то можешь серьезно воспринимать только свою работу. Всё остальное второстепенно.

...повседневная жизнь — это работа. Так мне кажется. Просыпаешься утром и начинаешь работать, вот что такое повседневная жизнь! Конечно, этим всё не исчерпывается. Тебе нужно есть, дружить с кем-то, не со многими людьми — иначе не сможешь работать.
...С кифом было легче сосредоточиться, я не так волновался. Не знаю, может для кого-то это плохо, на всех действует по-разному. Многим киф совсем не дает работать.

...Многие замечательные книги — это всего лишь ложь: то, чего никогда не случалось и случиться не могло. Но если повествуешь особым образом, возникает более ясное ощущение реальности, чем от запротоколированной правды. Важнее всего конечный результат.

...вообще все погибнет. Я в этом уверен — упадок, не знаю, как сказать. Говоря «всё кончится», я имею в виду любой тип культуры или приемлемой жизни для конкретного человека. В будущем не останется места для личности: каждый будет поневоле частью группы... Человечество, полагаю, хочет только одного: чтобы было вдоволь еды. Люди могут жить без свободы, если у них хватает еды.

[марокканцы часто восхищаются Гитлером] В основном потому, что они слышали, что он убил много евреев. Это единственная причина.

Тут [в Танжере, а не в Фесе] было намного проще в финансовом смысле, намного лучше из-за Интернациональной зоны. И жизнь тут была проще. Очень космополитичная из-за Интернациональной зоны, полно европейцев и американцев. А там остаешься почти один.
...Джейн любила Танжер больше, чем Фес. Думаю, что, как большинству европейцев, Фес внушал ей клаустрофобию - из-за высоких стен, туннелей, лабиринта медины… Это её раздражало. Мне это нравилось, ей - нет.

...Достать европейскую или американскую туалетную бумагу невозможно. Вся только марокканская. Вообще, не понимаю я все эти законы. Вряд ли они догадывались, что европейцам очень тяжело обходиться без туалетной бумаги. Но если скажешь им, они отвечают: «Это мерзость! Это плохо, её вообще надо запретить. Цивилизованные люди не пользуются туалетной бумагой, они подмываются, как марокканцы!» Это кошмар, потому что когда марокканцы ходят в туалет, он весь залит водой, которую они не вытирают. Просто оставляют воду на полу.

«Вы нарушили закон, но если вы заплатите, мы забудем». Всё ради того, чтобы содрать деньги. [в Марокко] С тобой ничего не случится, кроме того, что придется раскошеливаться. Что бы ни произошло, приходится платить. Вот в чем все дело!

Поначалу у меня не было желания, потом не было времени учить арабский. Я был занят работой — писал, сочинял музыку. У меня не было желания учить его, потому что не было ничего, что бы я хотел прочитать по-арабски. А если хочешь научиться читать, нужно, как говорят Белые Отцы [французские миссионеры в Африке], заниматься восемь лет, целыми днями, с утра до вечера.
Джейн учила арабский в Париже, перед приездом сюда. Не очень долго учила. Здесь она через день училась диалекту. Говорить на нем можно, а читать нельзя.

...Даниэль Родо из «Либерасьон» написал мне четыре года назад: «Почему вы пишете?» Я выбросил его письмо. Я никогда не слышал о «Либерасьон», это мне ни о чем не говорило. Потом получил еще одно письмо: «Полагаю, что вы не получили моё первое письмо? Почему вы пишете?» Я и его выбросил, еще в большем раздражении. Потом кто-то другой написал мне: «Даниэль Родо пытается связаться с Вами и хочет получить ответ на свой вопрос». Тогда я немедленно ответил: «Дорогой Даниэль Родо, я пишу, потому что я жив!» Он решил, что это замечательно, и опубликовал. Это единственный внятный ответ, разве нет? Если вы писатель и вы живы, так почему бы вам не писать?

...[пианино] мне всё равно некуда поставить в квартире, нужен дом. Это была бы совершенно другая жизнь. Я не против, но это очень дорого! Прежде всего найти дом — тут ни одного не найдешь! Почти невозможно снять дом с обстановкой; пустой — да, но ведь придется покупать мебель. У меня вообще нет мебели! Здесь всё ужасно дорого и все равно плохого качества. Несколько месяцев уйдет на то, чтобы обставить дом. У меня нет времени, сил и даже интереса. Нет, я абсолютно счастлив здесь, пока мне дают здесь жить.

...Каждый год приходится обновлять вид на жительство. И когда это делаешь, нужны три копии письма из твоего банка с указанием точной суммы твоих денег, откуда ты их получил, как их перевели… много всего. Каждый год масса проблем.

...Не знаю, что с ней [Джейн] сделала Шерифа [прозвище Амины Бакалии, танжерской подруги Джейн Боулз], что она ей давала. Конечно, у нее было кровоизлияние в мозг. Но это, возможно, произошло от высокого давления из-за алкоголя. У всех врачей свои версии. Многие люди думают, что Шерифа давала ей что-то.
Но зачем ей это понадобилось? Джейн давала ей деньги каждый день. Если вы получаете от кого-то деньги, обычно в ваших интересах, чтобы этот человек был жив. Она могла давать ей что-то, чтобы помрачить её рассудок, так тут принято. Иногда они неточно определяют дозу и дают слишком много, парализуют жертву или сводят с ума, в зависимости от количества снадобий. Так что не знаю. Врач, лечившая Джейн, убеждена, что ей что-то давали, она всегда это говорила. Она 18 лет проработала в Марокко, в разных городах, и многим её пациентам давали так называемую «магию», а на самом деле - разного типа яды. Она говорила, что встречала похожие случаи. Но доказательств нет. Кто может сказать? Шерифа никогда ничего не говорила. А я никогда ее не обвинял. Только она одна знает, делала она что-то или нет…

...Можно объяснить, почему марокканцы влюбляются в европейцев: потому что у тех есть деньги! Но при этом они не имеют в виду то же самое, что и европейцы. Их представление о любви — это благополучие. Если кто-то обеспечивает им благополучие, они любят этого человека. Но они всегда опасаются, что благополучие может кончиться. И тут они начинают давать им наркотики, или подсыпать «магию» в еду, или даже пытаются убить.

...Якуби был «примитивным», его реакции были первобытными. Вот что меня восхищало. Когда он заканчивал картину, он сидел перед ней минут десять и играл на флейте — говорил, что вдыхает в нее жизнь, потому что где-то слышал легенду о Боге, который вдохнул жизнь в Адама, вылепив его из глины.
Я всегда старался, чтобы он был как можно примитивнее… ну, то есть оставался таким, как есть… Так что мы говорили только на диалекте. Он не знал ни слова по-французски, по-испански и, конечно, по-английски. В об­щем, приходилось очень трудно — ведь я не говорил по-арабски, знал только отдельные слова. Так что он учил меня, и мы общались. Ну, у него не бы­ло со мной особых проб­лем — не знаю уж почему — сначала жесты, гримасы, а потом я научился с ним говорить.

...За все отношения, которые у меня бы­ли, приходилось платить. У меня никогда не было бесплатного секса, даже когда я был намного моложе. Так что я принял это как должное.

...Я не ожидал, что марокканцы будут относиться ко мне как к личности. Я бы удивился, если бы это произошло. Думаю, это относится в целом к людям в странах Третьего мира. Они воспринимают нас как туристов. Да, Мрабет сказал, что он считает европейцев тлями, которые живут на листьях. Муравьи идут и доят их, но никогда не нападают, просто используют их, как коров… Так что он думает, что европейцы — тли для марокканцев. Марокканцы используют их. Главное, что они существуют за их счет, собирают молоко, или что там производит тля, и тащат к себе домой. Вот это очень точно отражает их точку зрения. При этом они думают, что европейцы уже и так все у них отобрали. Так что они просто пытаются забрать всё, что могут. Это с их точки зрения…

...Очень трудно хранить письма, когда ты все время путешествуешь. Они [письма Джейн] были очень забавные. Но что мне было с ними делать? Мне негде было их хранить!

У меня не было настоящей личной жиз­ни. В принципе. Ну, когда я приехал в Марокко, иной раз… но нет, не по-настоящему! У меня была личная жизнь с Ахмедом Якуби, да! Но иногда мы не встречались несколько месяцев или даже лет. Так что тут почти не о чем писать!
...Ну я приезжал, встречался с ним, он жил в отеле, я приходил в отель, не за­ставал его, приходил на следующий день, через день, пытался представить, где он может быть… Это не назовешь «отношени­ями»!
Думаю, были периоды, когда я был одержим им. Не знаю, можно ли это назвать «влюбленностью»? Не думаю, что это то же самое. Вряд ли.

...Нельзя оскорблять публику. Ведь публика в целом презирает все, связанное с гомосексуальностью. Они не будут это покупать, а если об этом говорят, они не хотят ничего слышать. Во всяком случае, так обстоят дела в Соединенных Штатах. Я не хочу писать преимущественно о гомосексуальности. У меня нет желания писать об этом, ну разве что иногда — пару рассказов, да. Но я не меняю то, что пишу, чтобы не шокировать публику, поскольку написанное мной её и так не шокирует. Вы меня пони­маете? Первый вопрос — будет ли книга опубликована? Если вас это не заботит, пишите что хотите.

Бисхофф: А как же «Дом паука»? Там вы добавили гетеросексуальную любовную сцену или даже целую главу, чтобы угодить издателю. Разве писатель не должен защищаться от такого оппортунизма или прагматизма? Выступать против такого давления официального со­знания?
Боулз6 У каждого писателя так или иначе возникают подобные проблемы. Я хотел, чтобы книга была опубликована, поэтому я согласился на предложение изда­теля.

...я думаю, что многие, кто приехал сюда, сошли с ума, потому что они потеряли ощущение этой границы. Они спутали фантазию и реальность — не знаю, почему. Может быть, это связано с кифом, смесью кифа и алкоголя, или с тем, что здесь удавалось осуществить свои сексуальные фантазии, на которые в других стра­нах не хватило бы денег. Секс здесь очень дешевый. Так что они могли заниматься тем, о чем мечтали. Думаю, что это связано: это отчасти и све­ло их с ума.

Мне кажется, я привлекаю безумцев, сам не знаю почему. Я все время замечал это в Мексике. Когда я ехал в поезде и в вагон заходил какой-то псих, он немедленно смотрел на меня и сразу шел ко мне. Я думал: «Боже мой! Эта женщина сумасшедшая, этот мужчина — сумасшедший...» А они подходили, садились и заводили со мной разговор.

источник

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...