Friday, February 12, 2010

Изменения климата: проект фотографов Матиаса Брашлера и Моники Фишер/Climate change

Фотографы Матиас Брашлер (Matthias Braschler) и Моника Фишер (Monika Fischer) объехали 21 страну мира [на вебсайте фотографов – 16 стран – автор блога] и поговорили с людьми, жизнь которых изменило глобальное потепление.

все фото кликабельны.

***
Карала, Чад
Фатама Джапраул Муса (25 лет) и её дети: Рука (7 месяцев), Кундум (7 лет) и Омер (3 года)

Уровень осадков постоянно сокращаетcя и недоступность воды стала основной проблемой в Чаде. Питьевой воды не хватает, а та что есть зачастую оказывается недостаточно чистой. Из-за некачественной воды умерли трое из шестерых детей Фатамы.

Фатама Джапраул Муса, 25 лет: «Трое из моих детей умерли, трое выжили. Мои дети умерли от поноса. Первому было семь месяцев. Это так тяжело – потерять детей. Мои дети умерли, потому что воды была плохая. А теперь моя младшая дочь тоже заболела».

***
Уровень воды на юге Тихого океана повышается, приливы стали интенсивнее, и берег вымывается быстрее. Море пожирает деревню на острове Тебунгинако – за 20 лет ушло под воду уже более 100 метров. В воду погрузились и остатки защитной дамбы, построенной 10 лет назад.

Тайбо Табокай, 15 лет: «Я очень люблю эту деревню, я в ней родилась и хочу прожить здесь всю жизнь. Не хочу, чтобы что-то заставило меня уехать отсюда. Но именно это и происходит. Приезжали люди, собирали жителей на манеабе, это наш зал собраний, и объяснили, что надеяться нам не на что: рано или поздно деревня уйдет под воду и мы потеряем всё, что у нас есть. Так что я больше почти и не надеюсь, что мне удастся здесь остаться».

***
Ламы страдают от изменения климата. Лето в Андах стало жарче, интенсивность дождей увеличилась, а зимой участились резкие похолодания.

Хулиана Пакко, 44 года, заводчица лам: «Когда я была маленькой, здесь в горах было очень красиво – не то, что сейчас. Раньше моим ламам было где пастись. Сейчас им не хватает корма, они теряют в весе, часто болеют. А без дохода от лам нечего есть и нашим детям. Когда они вырастут, думаю, они уедут отсюда навсегда».

***
Многие инувиалуиты (коренная народность канадских индейцев, проживающих в дельте реки Маккензи – Esquire) по сей день ведут традиционный образ жизни. Билли и Айлин Джекобсон живут в основном за счет того, что добывают на охоте.

Билли Джекобсон, 74 года: «Снег теперь тает быстрее, а лёд стал тоньше. Морские котики забираются всё дальше в глубь суши, потому что лёд тает и им негде спать. Раньше озеро можно было переходить по льду, сейчас мы обходим его по берегу. Из-за этого стало очень трудно охотиться на белых медведей. Но хуже всего – оленей-карибу становится всё меньше, и мех у них уже не такой густой, как прежде. То же самое с лисицами и куницами».

***
Количество соли в пресной воде острова Габура выросло настолько, что выращивать рис там стало невозможно. Жители вынуждены наведываться в национальный парк Сандарбан и нелегально собирать там мед и удить рыбу. В манговых рощах Сандарбана живут около 400 тигров, которые нападают на собирателей, вторгающихся в их ареал обитания.

Хоснара Хатун, 22 года: «Неделю назад тигр загрыз моего мужа, когда тот пошел в Сандарбан за медом. Мы знали, что там опасно, но иначе мы бы просто умерли от голода. Когда я была маленькой, наша деревня была богаче. Все занимались рыболовством и земледелием. Но сейчас река обмелела, вода стала соленой, так что для сельского хозяйства она теперь непригодна. У меня на руках остались двое детей. Я не знаю, где возьму деньги им на одежду и образование».

***
Кристиан Кауфман вырос в альпийской хижине, в которой его родители держали еще и ресторан. Их дом стоял у подножия величественного нижнего гриндельвальдского ледника. В последние 20 лет ледник медленно отступил. Три года назад хижину пришлось снести, так как пласт вечной мерзлоты, на который опирался ее фундамент, начал таять.

Кристиан Кауфман, 48 лет, пастух: «Ясно, что климат изменился! Некоторые говорят, что климат менялся всегда, и это нормально. К сожалению, это совсем ненормально. Раньше это происходило медленно – одно поколение даже не чувствовало. Флора и фауна успевали приспособиться. А если составить график нынешних изменений, мы увидим, что они стремительны. Изменения происходят за столь короткое время, что можно наблюдать, как тают ледники».

***
Ливневые паводки – новая проблема для индийской области Ладакх. Годовое количество осадков не увеличивается, но дожди стали гораздо интенсивнее. Ливневый паводок уничтожил дом, в котором жили многие поколения семьи Ринчена.

Ринчен Вангейл, 38 лет, фермер: «В 2006 году мы потеряли дом. Хорошо, что нам самим удалось спастись. Но от дома и угодий ничего не осталось, кроме одного абрикосового дерева. На новом месте своей земли у нас нет, так что мы не можем заниматься земледелием. Мне страшно: ледник продолжает таять, а значит, дела могут пойти еще хуже».

***
Сибирская вечная мерзлота тает. Заводь, которая образовалась из-за этого рядом с домом Луизы Аркадьевны, с каждым годом подступает всё ближе и грозит его разрушить.

Луиза Аркадьевна Конушева, 54 года, пенсионерка: «Последние три зимы были очень теплыми. Заводь разрослась, и затопила наш коровник, погреб и душевую кабину. Дом тоже покрылся трещинами и стал проседать. Придется идти в сельсовет – просить, чтобы нас переселили куда-нибудь повыше».

***
Частота и интенсивность выпадения града на юге Италии ежегодно увеличивается, что приводит к тяжелым последствиям для сельского хозяйства. Арбузное поле Антонио Эспозито было полностью уничтожено градом в мае 2009 года.

Антонио Эспозито, 55 лет, фермер: «Дождь перешел в град в течение одной минуты, я даже опомниться не успел. И какой град! Огромные глыбы льда с острыми краями. Если такое случается один раз – еще можно пережить. Но теперь град приходит сюда всё чаще – в этом году он выпадал три или четыре раза».

***
Пеулы – кочевое пастушеское племя. Они всё больше ощущают недостаток воды. Осадков стало меньше, сезон дождей стал короче – коровы слабеют и часто погибают.

Гуро Моди, 36 лет, пастух: «Когда я был ребенком, всё было хорошо. У людей была еда, у животных была еда. Но в наши дни всё очень изменилось. Правда, сильно изменилось. Потому что воды не хватает, нет больше воды, она не приходит как раньше. Сейчас очень, очень, очень мало воды».

***
Воду для коров Майкл Фишер берет из озера Альберт, которое в последние годы интенсивно высыхает. После рекордной 13-летней засухи Майкл вынужден был продать всех своих молочных коров, и теперь выращивает лишь небольшое количество на убой.

Майкл Джон Фишер, 62 года: «38 лет назад я построил здесь ферму. Это был вполне успешный бизнес, молочных коров у нас было около 600 голов. В 2000 году мы расширили свои угодья. Но 14 месяцев назад нам пришлось избавиться от всех молочных коров – просто не хватало воды для них. Я был уверен, что скоро придут дожди и всё вернется на свои места. Но нет. На следующий год вода оказалась слишком соленой, а на её расход опять ввели ограничения».

***
Ураганы на Кубе стали сильнее, их частота увеличилась. В 2008 году маленькая деревня Сангили в провинции Пинар-дель-Рио за 8 дней пострадала от двух ураганов. Ураган Густав пятой категории разрушил тысячи домов, ураган Ике, третьей категории, пришедший за ним, принес ливневые дожди. Ураганы разрушили дом Юсновила и его семьи.

Юсновил Соса Мартинез, 33 года: «Первый ураган забрал с собой всё. Мы не ожидали, что он будет таким сильным, это было что-то невероятное. В нашем районе ураганы обычно слабее – второй или третьей категории. Обычное дело, когда ураган спускается с гор и движется на запад. Но тут пришли сразу два. Скорость ветра была 250-290 километров в час, а порывы доходили и до 300. Он камня на камне за собой не оставил. Это была настоящая катастрофа».

***
Ян Гэнбао и Хуан Ляньфэн лишились жилья и магазина, который они держали, в результате наводнения в июле 2009 года. Южная провинция Гуанси регулярно страдает от наводнений, но в последние годы они стали значительно сильнее. Местные власти назвали наводнение, произошедшее в этом году, «третьим по величине потопом в истории».

Ян Гэнбао, 68 лет: «Ливни с ураганным ветром случаются всё чаще и делаются всё сильнее. Наводнение разрушило нашу жизнь. Наш магазин уничтожен, нам нечем больше зарабатывать себе на хлеб».

из журнала Esquire №52 февраль 2010
Сканирование и spellcheck – Е. Кузьмина

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...