Friday, August 28, 2009

«В лучах славы» Жительницы петербургского Дома ветеранов сцены имени М. Г. Савиной / The sunset of fame

Фотограф – Люция Ганиева (Нидерланды)/ Photographer Lucia Ganieva

из статьи: Ряд фотографий театральных артистов, живущих в петербургском Доме ветеранов сцены — двойные портреты. На первом фото — актриса или актер, на втором — одна из стен квартиры или комод, на которых развешаны, расставлены фотографии, свидетельствующие о былой сценической славе хозяина. У кого-то — фотографии, сделанные в молодости, так, что не узнать в этих красавцах сегодняшних заслуженных пенсионеров. У других — недавние, может быть даже юбилейные, уже прощальные. Как будто пришел в гости к актрисе и она, как водится, стала показывать тебе семейный альбом, где из года в год аккуратно собиралось самое главное.

*
Нина Алексеевна Шумская
Год рождения -1927. В Доме ветеранов сцены с 1997 года.

Я Валю тут встретила. Его министром культуры все называют, он в кино, в театр билеты достает всегда и еще кинопросмотры устраивает, фильмы хорошие по воскресеньям. У нас любовь с первого взгляда случилась. Он тоже из Ашхабада. Мы сразу, как я приехала в девяносто шестом, и поженились. А когда он мои молодые фотографии увидел, оказалось, он меня всегда знал и любил очень. Я в Ашхабаде родилась, а потом уехала в Мерзляковское училище в Москву. А тут как раз землетрясение, всех моих убило, племянница осталась, ее собирались в детский дом отдать, мне пришлось вернуться. Потом в Ашхабаде Татьяну в «Евгении Онегине» играла, вырастила племянницу немножко и стала ездить: Таджикистан, Узбекистан, Баку. А вот с того Ашхабада Валя меня и запомнил. Я его, конечно, совсем не знала. Очень мы породнились. Но живем аристократически, в разных комнатах. Зачем нам друг другу мешать? А все-таки я очень рада, что мы нашли друг друга. Все время раньше шатались где-то. А теперь только на все лето уезжаем к моим детям в Сочи и в Москву. Он газеты мне читает, я суп готовлю, а он - второе. Тут вообще все уже обленились, никто никуда не ходит. Только мы с Валей еще хорохоримся.

*
Любовь Степановна Базлова-Сазонова
Год рождения -1923. В Доме ветеранов сцены с 1983 года.

Под Кемерово деревня есть, там баба Рима жила. Остановился у ее дома табор в сентябре цыганский. И цыган ее спрашивает: «Роды умеешь принимать?» Она роды приняла и говорит: «Вы на север идете, оставьте девочку мне, потом заберете». Он оставил.
Через четыре года забрал, научил ее по-цыгански разговаривать, танцевать, всему научил. Она никогда не воровала, но больше всех зарабатывала. А когда он ее только забирал, баба Рима достала коробку с золотом и говорит: «Я ее у тебя купить хочу, приходи потом, я тебе золото отдам, а ты мне -девочку. Крестила я ее уже, нечего ей с вами бегать». В общем, через два года он ее за это золото отдал. Там ложечки были, цепочки, много золота. А девочка потом на всю жизнь цыганский знала. Новая семья ее умерла вся во время войны, она одна осталась.
Всю жизнь уродкой черненькой бегала, танцевала по театрам, цыганские песни пела. Но я никому никогда не сказала, что я цыганка по национальности, что за золото меня продали вот такусенькую в четыре года. Вокруг все красивенькие девочки были, а я страшненькая, но сама, сама всего добилась, никто меня не продвигал. Дочь родила свою - Альбину, мужниных детей двух воспитала, их матери к мужу моему прислали. Лева на войне погиб, а Валерку потом мама отобрала, когда ему семнадцать было. Но он не пошел к ней, в армию ушел. А потом уже никогда не возвращался. Пять лет назад мне написал. Не знаю, как меня здесь нашел. Пишет: «Мама, мамочка, я нашел тебя, я в Германию тебя заберу». А я ему и не стала отвечать. Только душу мне ранил. Не поеду я уже ни к кому, да и немецкого не знаю. Дочь родная не приходит, что же я к чужому сыну поеду.

*
Тамара Фёдоровна Гульковская
Год рождения -1923. В Доме ветеранов сцены с 1987 года.

Мой муж умер в блокаду, прямо на заводе. Я до сих пор не знаю, от чего. Он домой уже не возвращался, сил не было. Я и сама тоже лежала еле в сознании. А сын мой в детском садике был. И мне соседка сказала, что бомбардировка там была и всех наших детей засыпало. Потом меня как-то в Киров вывезли, подлечили, и я стала играть Элли Эндрюс в «Дороге в Нью-Йорк». И там в Кирове, на рынке, я случайно эту соседку-ленинградку встретила с девочкой маленькой. Я ей говорю: «Как так, наших детей же убило?» А она: «Так на второй день, как вас увезли, их раскопали, и сына вашего. Но найти его никак нельзя, концов нет никаких». И я тогда поняла, что нечего мне терять уже, и пошла в военкомат, в летное училище. И летала. До самого Берлина долетела. Там и осталась в театре играть в Берлинском, там актеров наших отбирали. И там журналист был, он помог мне сына найти. Сын, оказывается, все это время рядом, под Кировым, в детском доме был.

Я потом еще три раза замуж вышла. Все за актеров. Знаете, когда в театре работаешь, только за актера и можно - ездишь все время по стране, только муж-актер может за тобой ездить в твоей же труппе в Эстонию, в Рязань, в Кемерово. Второй муж - ошибка была. А третий моложе меня был сильно. Я уже детей иметь не могла, а он хотел. И я ушла от него, уехала в Амурский театр. Но он себе оставил сына моего. Сам через два года умер, а сына семья его вырастила.

*
Ольга Николаевна Львова-Краева
Год рождения -1929. В доме ветеранов сцены с 1994 года.


В городе Канск театр был невероятный. Там рудники везде, шахты, поселения. А я туда сама поехала.

Там актеры, режиссеры все сплошь репрессированные: из Малого театра, БДТ, Вахтангова, Кишинев, Рига. Представляете, там оркестр был с консерваторским образованием - 26 человек. И главреж замечательный был, Александр Цалиевич Бродецкий. Он как постановку придумает, сразу говорит: «Нет у меня Отелло, как я без Отелло ставить буду?!» И доставал с рудников, с шахт, с лагерей актеров, режиссеров, музыкантов. Говорил в управлении: «Ну дайте на поселение, ну куда они здесь убегут, вы же следите за всем, никуда не денутся».

И вот они приходили оттуда - великие актеры! - все драные, в ватниках, чуни какие-то ободранные, в ушанках, худющие. И мы ставили. У нас там билетерша была графиня Иловайская, с прической валиком, в драной ажурной шали, в валенках с заплаткой, но вы билетершу с такой осанкой ни в каком театре никогда не видели, представляете, какой театр был?!

А сама я нигде не училась, но у меня и мама и папа - актеры. Меня папа до обмороков, до слез учил. Такой школы, как у меня, ни в каком училище нет. Папа умер давно очень. А мама жила в Доме ветеранов сцены в Москве, я ей там свою комнату уступила, а сама сюда переехала. Но она тоже умерла недавно.

*
Клавдия Сергеевна Отяковская
Год рождения -1918. В Доме ветеранов сцены с 1986 года.


Как-то мы были в городе Свурань, должны были играть «Волки и овцы», но спектакль чуть не сорвался, потому что артиста Стоякина посадили за педерастию. Приезжаем мы с мужем сюда в 1987 году, и тут через некоторое время вижу - этот Стоякин. Муж мне говорит: «Клавочка, ты только сейчас не затевай ничего, времена изменились, тебя убить могут за такие дела». Я подошла к Стоякину и так и сказала: «Я пока молчу, но если вы затеете что-нибудь, я вас тут же уберу, если надо будет». Так он через некоторое время устроился руководителем драмкружка в военную часть, она тут по соседству. И к нему в одно и то же время, в девять вечера, военные стали приходить. Ну я всем тогда все рассказала. А потом мне записка пришла: «Если вы будете мешать нашему руководителю, пеняйте на себя». Я - в комитет, а мне там говорят: «Ну понимаете, такое скользкое дело...» Я - к парторгу, а он мне: «Чего ж вы в комитете хотели, там такой же педераст». А потом Стоякину поручили молельню делать. Но я туда ни разу не ходила. Когда муж умер 7 лет назад, я сама в его комнатке молельню сделала - фотографии его и все иконки, какие есть, поставила. А как же?! Молельню чистейший человек строить должен. Я верую в бога с трех лет, и октябренком была, и пионеркой, и комсомолкой.

*
Татьяна Николаевна Степанова
Год рождения -1939. В Доме ветеранов сцены с 2000 года.


Тяжелое у меня сейчас время. Не знаю, что с котом делать. Я его котенком подобрала семь лет назад, как только сюда въехала. Всех потеряла, а котенка нашла. Он в пять месяцев из окна выпал, и у него ножки парализовало. Столько денег отдала, столько сил, а ножки парализовало. И никуда я от него не отхожу. Можно и в Бельгию было съездить по путевке бесплатно, и еще в разные места, а я только на Валаам один раз собралась, его с собой брала. Теперь он агрессивный стал - дома ничего, а вокруг собаки же, кошки есть. Они хоть и стерилизованные, но он-то не кастрированный, он бежит к ним, а когда из дома выбегает, сразу бросается на всех. Врачи говорят, усыплять надо, а я ночь не спала, вчера он меня всю расцарапал. На нас уже все жалуются актриски местные. Тут, знаете, змеиная очень среда. Как в театре. У меня тут есть одна только подруга, с которой мы когда-то вместе играли.

*
Альбина Михайловна Василевич-Кузьменко
Год рождения-1940. В Доме ветеранов сцены с 2004 года.


Так и не привыкла здесь, не могу. Интриги, сплетни. Жалею, что из Оренбурга уехала. Хотя я все здесь постаралась сделать. Свою квартиру продала там, приехала а тут провода висят отовсюду, душ общий, очередь, мебель ужасная. Я пятьдесят три тысячи вложила своих денег - сделали мне ванную свою, унитаз поставили, я обои поклеила. Шкаф новой пленкой обмотала, стол поставила, полки. Тут ни у кого нет полок, никто не читает, а я читать люблю. Здесь, знаете, все вечно бездомные и никому не нужно ничего. Красятся каждое утро и ходят, как актрисы.

А я всю жизнь театру отдала. ГИТИС в Москве окончила, в Челябинском театре работала, весь репертуар, все главные роли согласно возрасту сыграла. Даже в телеспектакле одного актера снималась - «Трое под одной крышей». Сцена для меня, как глоток воздуха. Я и сюда только потому переехала, что тут сцена и люди со сцены.

Источник: Esquire № 27 ноябрь 2007 / Сканирование и spellcheck - Е. Кузьмина

upd: Lucia Ganieva Fotografie, The sunset of fame

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...