Monday, June 29, 2009

"Временно доступен" на TV

На досуге посмотрела несколько передач цикла «Временно доступен».

Парфенов поразил сохранностью формы (трудно поверить, что ему в следующем году – 50).

**
Если бы не знала заранее, что «гость программы» – Шнур, никогда бы его не узнала. Какие там «10 отличий»! Высказывания:
«Бывшие крестьяне, получив много денег, становятся гламурными персонажами».

- Нешто петербургская архитектура – не застывшая в камне музыка?
– Уже нет. Оранжево-зеленая вывеска «Белорусская обувь» убивает всю эту архитектуру. [актуально в любом городе]

«Петербург перестал быть городом – теперь это мегаполис».

Пофигизм – вынужденный выбор большинства из нас; герой – звание посмертное; инвестиции в опрятную старость.

«У нас нет русского кино, а много русскоязычного. Наш ответ Голливуду, хотя он нам вопросов не задавал».

**
Литвинова – неустанно поющая себя самозванная богиня, как всегда, вся в работе над главным произведением своего «творчества» - над собой. Подчас безграмотная речь (красивéе; вот Ярмольник говорит правильно - «красúвее», но «укрáинский») и невидимки в волосах тоже прилагаются к имиджу. Немного фантазии, умение показаться камере выгодным боком (о чём восторженно трещала Татьяна Толстая в ШЗ) и «дико мало есть». Всё. Шум в масс-медиа (вот ведущие преподнесли её как явление вселенского масштаба) – «звезда» готова.

**
Михаила Ефремова глянула тоже, ради вящего интереса. Скучновато, - правда, во второй половине программы расходился. Понравилось, как он приструнил привычно-суетливо-елозливого ведущего. Ну и про патриотизм хорошо – «Единая щека»; Путин про «шакалят у посольств» (тут, понятно, сразу вырезали).

**
Порадовал Максим Суханов. На фоне прочих «гостей программы» - особенно неординарная личность. Почитала его интервью. У человека поразительно развита сенсорика, все эти чувствования цвета настроений и т.д.

**
Олега Меньшикова досмотреть не смогла. Напряженный, искусственный, чрезмерно нагримированный, картинно (и непрерывно) почесывающий напомаженное лицо пухлыми пальчиками в перстеньках. Ничего внятного не изрёк.

**
Приятно удивил Андрей Кончаловский. Хотя в самом начале передачи смутил и насторожил - вошел в студию, деловито вещая по мобильному: "Давайте встретимся между двумя и пятью. То есть двумя и тремя. Вот если в это время встретимя, в полвторого"... Ни фига себе, думаю, дедуля внятно встречи назначает. В своём ли он уме?
«Дима, ты помудрел», - сообщил затем Кончаловский Диброву, который просто оделся скромнее обычного, сосредоточился на артикуляции и заметно собрался.
Высказывания «гостя программы»:
«Мы все умрем. И вообще всё забудется. Раньше я думал, что всё творю для вечности и человечества. Я больше так не думаю».

О женщинах:
«Когда в России красивая женщина идет по улице и видит группу мужчин, ей лучше перейти на другую сторону. Орут: эй, дай телефончик! В Италии на неё все будут просто смотреть: Bellа! Bellа! – никто не крикнет «Дай телефончик! алё!».

«Прописная истина – что мужчина относится к женщине так, как она ему позволяет, и что очень часто отношения - на уровне XVI века, хотя она может сидеть в иномарке».

Об однополых браках:
«Я не хочу говорить, надо или не надо. Во-первых, от этого ничего не изменится. У нас сексуальная жизнь вовсе не подавлена - скорее наоборот. Как говорят, социализм создаёт предпосылки для сексуального рая – это единственное занятие, где бывает полная свобода. Абсолютно ясно, что при советсвкой власти было гораздо больше секса из чувственного интереса, чем когда потом появились большие деньги... Но во всем мире очень талантливый и очень красивый поэт менее привлекателен, чем деньги».

«Чем раньше понимаешь свое место в жизни – тем более счастливую жизнь проводишь. Не нужно иметь иллюзий по поводу того, что ты можешь, и что не можешь сделать».

«Конечно, я боюсь смерти. Смерть – это отсутствие желаний... У здорового больше желаний, ё-моё! Я занимаюсь своим здоровьем, просто чтобы иметь желания и делать что-то».

Когда-то хотел сыграть Безухова у Бондарчука – был толстым.

«У нас критика имеет очень мало веса, её никто не уважает. А раз их не уважают, они могут писать что угодно. Они пишут для того, чтобы газету купили. Никого не радует ни успех, ни здоровье, всех радуют безобразия, разные несчатья. В России любят мёртвых или спившихся, несчастных. Здесь не любят удачников. Так устроен менталитет – неудачнику он отдаст всё, а удачника будет гнобить».

«Теперь всё открыто. Но, к сожалению, свобода информации не дает свободы мышления».

**
Интересная передача с Севой Новгородцевым.

«Крупными дозами нравоучительные сентенции рассыпать нельзя».

Об удаче:
«В Англии, по сравнению с Америкой, понятие «лузер» не в ходу. Там нет состязательного духа, остаётся некая чувствительность к другому человеку. В Англии говорят тихо».

О хамстве:
«Я с первого своего появления в отечестве взял себе за правило разговаривать со всем официантками, привратниками, не знаю, шиномонтаж и прочее абсолютно на равных, и причём говорить с ними чуть ли не языком XIX века. Я говорю: "А что, милейший, почём нынче шина?" и так далее. Они слегка тушуются...»

О телесных наказаниях:
«Все, кого били, вспоминали, конечно, что это было унизительно и больно, но при этом сами они были достойнейшими людьми».

О «средстве Макропулоса» и вегетарианстве:
«Сегодня мне сделали лучший комплимент, когда я появился у вас на телевидении, то люди, которые меня узнали, сказали: "Смотри-ка, время идёт, а он не меняется". А второй добавил: "Либо Горец - либо вампир».

«Вы знаете, это одно из моих открытий, что организм человека устроен по наркологическому принципу: к чему приучишь - то и будет просить. Приучишь к овсяному печенью - будет овсяное печенье просить, к бифштексу - бифштекс. Если вы с одного уровня перейдёте на другой, на более чистый, то организм поймёт, что он был раньше-то не прав».
*
«Я хотел уехать из этой культуры. Все гуляли направо и налево. Потому что советская власть, застой кругом, какая-то бесчеловечность. И все искали отдушину в этих самых «личных отношениях», в адюльтерах. Но ты понимаешь, что кроме опустошения это в принципе ничего не дает и занижает саму планку отношений».
(Кончаловский тоже упоминает советский секс, но выводы делает другие).
*
«Русский человек на английском фоне выглядит очень неотесанным».

**
Николай Фоменко: «Телевизор включил - врёт; выключил – не врёт!»

«Как говорила моя бабушка: «Как было хорошо после войны!». Я спрашивал: «Почему, бабушка?» Она говорила: «Мало народу».

(про Диброва) «Да он балаболка. Ростовская балаболка».

- Вы согласны с Оксаной Робски, про юмор?
Фоменко: Конечно! Как с ней можно не согласиться? Это врачебная система - нужно соглашаться с больным.

**
Алексей Венедиктов: «Профессия журналиста не предполагает интеллигентности. Журналист должен подсматривать, подслушивать, красть информацию – это что, интеллигентно?»

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...