Saturday, March 21, 2009

ШЗ - скучный Санаев, прекрасный Юрский /Shkola zloslovia

Авдотья Смирнова: «Мы обе (я и Татьяна Толстая) считаем себя фриками и любим фриков».

Поскольку телевидения у меня нет (в буквальном смысле) и метка tv-trash остаётся невостребованной (очень избирательно смотрю передачи по Интернету) – решила сделать отдельный тэг для постов про «Школу злословия», как было в моём ЖЖ.

В Википедии взяла список всех передач, начиная с пилотного выпуска (сочувственно-опасливые ведущие донимают бездушного Гордона).
Потихоньку смотрю встречи с интересными для меня участниками (естественно, если удаётся найти).
Кстати, название «Школа злословия» (изначально было заявлено, - упомянут Шеридан, - что ведущим неведомо большее наслаждение, чем порочить других) заметно теряет актуальность; так - посиделки кумушек.

Заинтересовал выпуск с Павлом Санаевым. Оказалось - немыслимо скучно; не досмотрела. Выглядит довольно поверхностным молодым человеком. Болтает бойко (хотя и довольно безграмотно: уведомúть, рáкушки, такой пример например, попасть в эту струю...), да всё про одно и то же. Детские травмы - при всем моём сочувствии Павлу - свели свет клином на переживаниях тех лет. Опять всё тот же семейный психоанализ да душевный стриптиз; уже сто раз пережеванное-измочаленное в книге и в многочисленных интервью – о книге же...
Умиляет Толстая в имидже красотки с (относительно) новой прической – так элегантно приглаживает локоны. Зачем-то выступила с многословным рассказом про «Кукол» Такеси Китано... «Кто-то понимает, кто-то не принимает...» Любят ведущие мыслию по древу растекаться...

В качестве компенсации - интересная передача с Сергеем Юрским (хотя, к сожалению, ведущие очень много вещали сами, не уделяя гостю должного внимания, на мой взгляд).
Его высказывания о театре напомнило слова Людмилы Михайловны Алексеевой: «Наверное, это старомодный подход к театру, но для меня театр – это не развлечение, а место, где помогают думать и где взывают к совести».

UPD:
эфир 31 марта 2008 (выпуск 134-й)
Сергей Юрский — народный артист России
часть 1, 2, 3

О семье

Я буду краток. Фамилия... До определенного времени ее вообще не было.
Отец – Юрий Сергеевич Юрский. Мама - Евгения Михайловна Юрская-Романова. В те годы, мои юные или детские, - дальше как-то не принято было смотреть. Бабушка и дедушка по маминой линии чуть-чуть мелькнули в моей жизни, а по папиной даже разговору не было. Нету.
Фамилия отца настоящая - Жихарев, это не знаменитая фамилия, но вполне распространенная и дворянская. А по маме он, отец, - это уже графская фамилия. И хотя это всё, я бы сказал, захудалый род, совсем захудалый, но всё-таки он дал ему "возможность" побывать в ссылке вместе с женой Евгенией Михайловной и новорожденным сыном, то есть мною, тогда, после 34-го года. Ну, вот собственно говоря и все. А фамилия Жихарев была мною узнана около 50-го года – не моей жизни, а 1950-го, когда в разговоре и без особой охоты отец в каком-то раздражении сказал мне: «Ты вообще ничего не знаешь». И вдруг выяснилось, что есть хоть какой-то ход туда.
Упомянутые дедушка и бабушка по маминой линии – дедушка умер от голода в блокаду, бабушка пережила чуть-чуть блокаду – потом тоже умерла. Вот и вся фамилия.
Отец сменил фамилию, просто потому, что увлекся театром. А гимназическое начальство и все-таки некоторые предрассудки провинциальной добротной семьи... В городе Стародубе, где театра не было и где отец как раз создал любительский театр... Нашумевший в городе, как я потом уже выяснил, - всё потом выяснил, чуть-чуть. Нельзя было со своей фамилией на афишу вылезать. Нарушение, позор какой-то...

[позже] Отец был художественным руководителем системы цирков Советского Союза, одновременно с этим художественным руководителем и режиссером Московского цирка на Цветном бульваре. Где я и прожил свои первые школьные годы – прямо там, за кулисами. Мы жили в углу одной из гримерных. Слева была гримерная «Карандаша», то есть Михаила Николаевича Румянцева, справа были гримерные других людей, а напротив были полторы комнаты, где моя мама преподавала в студии разговорных жанров, то есть учила клоунов ритмике - она была пианистка и музыкант-педагог.
[Цирковой мир] очень изменился, он совсем другой... Но тот мир был ближе всего к шатрам цыган.

Я не ностальгирующий человек. Я понимаю, что моё личное богатство – богатство моего поколения, потому что я с этим был [сцепляет руки в замок] вот так спрессован.

- Вы ведь очень мрачно смотрите на современность. – Да. - Почему?
- Во-первых, я как-то научился к своему нынешнему возрасту... искать грех скорее в себе.
Мрачно смотрю, потому что многого не понимаю в окружающем.

Перемены были всегда. Но мое ощущение (может быть, и ложное, может быть, потому что я недоумок), - что нынешние перемены – сильнее, необратимее и страшнее. По той причине, что, во-первых, людей очень много – масса сильно увеличилась. Представьте себе корабль небольшой, на котором едет большое количество людей, и это влияет [раскачивает] – если вдруг все на этот борт побежали смотреть - на берег или на солнечное затмение, - то конечно... а представьте, что число людей увеличилось во много раз и они опять побежали – а корабль-то тот же. Больший риск перевернуться. Значит, количество людей, количество тех, кто участвует в жизни на этой планете.
Во-вторых, технические достижения, начиная от опасных военных и кончая элементарными, но совершенно небезопасными. Появились технические средства, заменяющие естественные вещи. Например, – только об одной поговорим, - например, успех. Успех был всегда загадочен. Пушкин очень точно написал, с точки зрения Фауста: «А слава - луч ее случайный неуловим»... Фауста это мучает – неуловим луч славы. Это Пушкин еще так думал, потому что он жил в другое время. А сейчас есть полит-технологи, технологи, которые говорят: что значит неуловим? Во-первых, изучается луч, во-вторых, изучается источник. Если источник божественный – значит, нужно заменить другим, построить источник славы, наладить луч – и это всё делается. Это всё искусственное. А искусственное – фальшивое.
2000 год, начало нового тысячелетия, по моему мнению, это всё выразили в не меньшей мере, чем изобретение атомного распада. Это уже следующий этап. Вот тут мы все дрогнули, потому что – другое. Люди, родившиеся после 2000 года – дети, - это все мы замечаем, у кого есть дети, внуки, – они другие. Лучше, хуже - рано судить. Но то, что они абсолютно непохожи... – а они ведь вырастут, и это будет другой мир.
Я пугаюсь того, что происходит. Всё это делает меня человеком невеселым.

Я верю в истину. Не в то, что её можно достичь – достичь ее нельзя. Но направление, вектор. Ощутить направление и есть смысл жизни нашей: это - туда, а это не туда. При том, что на каждую мысль есть контрмысль, разумеется, – все-таки есть вектор истинный, а есть фальшивый.

Я как раз верю. Верю и в бессмертие души, потому что... думаю об этом. Оставим это так.

Моё личное мнение – нет этого понятия [интеллигенция]. Оно историческое уже. Это одна из серьезнейших перемен.
Мысль философа Федорова, который сказал, что русская интеллигенция родилась в тот момент, когда Пушкин закрыл глаза. Имелось в виду, что проблема свободы в истории русской как-то не ставилась. Во времена Ивана Грозного, Петра – не ставилась. Пахнуло свободой именно в XIX веке – пахнуло, когда соединились любовь к родине и любовь к свободе. Это лицеисты, это начало Александра I, это Сперантский - и всё соединилось. Когда Пушкин закрыл глаза, пишет философ, это разъединилось. И вот тут уже интеллигенция оказалась – всегда против.
Есть индивидуумы. Прослойки – интеллигенции как класса – по-моему, нет.
...Как по-вашему, вот эти люди, которые едут работать в Африку, в лепрозории, «врачи без границ»... их довольно много. «Армия спасения»... это всё мода или это и есть часть интеллигенции? Вот эти бескорыстные отдаватели? Тогда это тоже индивидуальности.

Театр драматический существует для прямо противоположной цели, нежели шоу. Шоу есть объединение людей в смехе, в аплодисментах, в восторге, в почитании. А театр существует для разъединения людей, чтобы человек остался с самим собой - благодаря тому, во что он погрузился. Это театр. Цель была – очень труднодостижимая цель – заставить человека заглянуть в себя. Театр был на грани щупанья греха в человеке. Не показа того, какие бывают соития и какие бывают инцесты. Это всё было в театре – но цель была пощупать грех и возбудить чувство греха, греха и праведности. Это лежало внутри драматического театра. Для этого нужны соответствующие силы ума драматургов, режиссеров (когда появилась эта профессия), и конечно, интуитивной силы актеров, которые об этом говорили. Сейчас это совсем другое, ничего похожего. Есть некая данность, которую пользуют. Она бывает иногда необыкновенно выразительна, или необыкновенно обаятельна, или темпераментна, комична, - это всё остается. Но вот эта штуковина-то исчезла.
...Я вам тоже приведу примеры, опровергающие то, что я говорю. Но я все время говорю о том, какова тенденция... И по телевидению бывают прекрасные фильмы. Бывают и прекрасные спектакли – изредка бывают. Но я говорю о тенденции того, чем занимается актер, в каком положении находится сегодняшний актер. Что от него требуется, что он может предъявить? Он находится сейчас творчески в гораздо большей зависимости, чем в наши времена. Потому что наш актер, который не вышел на первые роли, а играл эпизодические роли в театре, мог быть художником . Художником настоящим. И ощущать себя, и цениться как настоящий художник. О нем не писали больших статей, но он мог себя таким ощущать. Он тогда получал грош с плюсом. Он и сейчас получает грош с плюсом. Но тогда это было пристойно, а сейчас это доказательство твоего ничтожества. Это разные вещи.
Откуда же брались все эти сообщества молодых ученых, которые не КВНом занимались и не капустниками, а которые рождали идеи и которые сами обалдевали от того, что у них рождается?
Не так всё плохо... Об исключениях давайте говорить. Исключения. Исключения определяют всё, а вовсе не правила. Не надо слова «всё». Плохо – не всё.

Мы так привыкли к быстрому монтажу, к быстрой смене кадров и лиц на экране, что от этого трудно отвлечься. Мы встречаемся как бильярдные шары, стукаясь на секунду и отскакивая в разные стороны. Уж какое спасибо всем, кто досмотрел, у кого хватило терпения. Значит мы уже чуть-чуть на минутку не бильярдные шары.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...