Monday, July 07, 2008

«Намедни» про флэш-мобы. И TV-trash

С удовольствием посмотрела вчера «Намедни. Год 20023».

Особенно позабавила история о новом мировом развлечении - "флэш-моб"е. Для примера - в Америке собралась толпа в мебельном магазине – хотели купить «ковёр для любви», другая толпа поклонялась годзилле или кому-то там в магазине игрушек. В Москве человек 15 с пультами от телевизора имитировали попытку переключить рекламный биг-борд – после чего набежали милиция и ОМОН. А в Одессе весельчаки пришли возложить цветы к пластиковому Роналду Макдоналду. Юмор оценили не все. Выловили тётечку сельского вида, которая сказала, что «Я вообще в Макдональдсе впервые, попала наконец-то. А тут траур, у людей горе. А у людей горе - и мне тяжело».

Потом впечатление было подпорчено – зацепилась за "Портреты с Этери Левиевой". Участница – Амалия Мордвинова, которую я запомнила по «Снам» Шахназарова. От этой шлюховатой дамы глубокомыслия не ждала. Но занимательно было послушать. Размахивая руками, иллюстрируя рваную речь неприличными жестами и патологически оживленной – профессиональной? - мимикой, актриса поведала, среди прочего, что она вообще-то Люда Порыгина, что у неё есть учитель кундалини-йоги и что этот, как его, Брессон и его фильм «Догвиль» («ну, это когда в кино – театр») - это классно. Было еще много чего жёлто-прессного... Но мне больше всего запомнился «Догвиль» Брессона. Забавно, что пухлая ведущая с огромными грузинскими очами и симпатичными «брылями» (такими бульдожьими отвислостями под щеками) свою болтливую «умницу-красавицу» подружку, как она её представила, не поправила. Наверное, тоже фон Триера не знает.

Бог весть зачем сотрясаю воздух подобной ерундой. Наверное, ради терапевтического эффекта: очень редко смотрю телевизор, и каждый раз остаюсь под впечатлением прущей, льющейся с экрана пошлости («Намедни» не в счет).

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...