Friday, February 01, 2008

Открывая заново: «Английский пациент» Майкла Ондатже/Michael Ondaatje "The English Patient"

Фильм «Английский пациент» я впервые посмотрела давно; с тех пор несколько раз пересматривала и конечно, очарована им: любимая Бинош, аристократичная Скотт-Томас, пронзительная история любви...
Лет пять назад прочла одноименный роман Майкла Ондатже. Удивилась и разочаровалась – книга очень отличается от фильма.
(Бессмысленное занятие – пытаться сравнить произведения разных искусств: литературы и кино. Однако, пока снимают фильмы по книгам – невозможно избавиться от напрашивающихся сравнений, хотя бы исключительно эмоционального характера. Например, Кип из кино с его мощным торсом – вовсе не похож на гуттаперчевого Кипа из книги. Думая о книге – сбиваюсь на фильм).

Теперь же, едва открыв роман - не могла оторваться. Суть даже не в историях героев – хотя все яркие, неординарные, израненные войной. Но - как красиво написано! аскетически-строго, поэтично и печально. Мозаичная структура повествования создает впечатление, что читаешь разрозненные записи на старых открытках... На удивление, это не раздражает. Просто наводит на мысль, что нужно будет перечитать.
Безусловно, важен прекрасный перевод Натальи Кротовской в моём издании (издательство «Независимая газета»). Электронная книга, наличествующая в Сети, гораздо слабее – из-за менее профессионального перевода.

Не понравились изломанные, садо-мазохистические отношения Алмаши и Кэтрин в книге – слишком много физиологии. Напротив, в фильме их страсть гораздо возвышенней. Она изначально разрушительна – ослепленный Алмаши идет до конца, предавая страну фашистам, даже зная, что Кэтрин уже мертва и его жертва ей не нужна. Ему важно добраться до нее – до того, что от нее осталось, сдержать обещание.

Но как хороша история Кипа и Ханы – от которой в фильме осталось всего несколько эпизодов (роскошный полет Ханы под куполом церкви несколько искупает эту лаконичность). В романе их любовь столь же – если не в больше мере – важна, как и история Алмаши и Кэтрин. Чувственность Кипа и Ханы нежна и поэтична – в отличие от разрушительно-кровожадной одержимости Алмаши и Кэтрин, чьи отношения очень телесны – порой отвратительно телесны... Хотя место про яремную впадину – очень красиво: «Она брала мою руку за запястье в месте слияния вен и подносила ее к впадинке на шее».

Главы о времени обучения Кипа в Англии и о его учителе восхитительны. Вообще запомнились детали. Мэдокс («Мэдокс сказал, что Одиссей не написал ни слова, нигде не выразил своих чувств»). Лорд Саффолк («Он был самоучкой и верил, что в любом изобретении можно почувствовать мотивы и настроение, с которыми оно было создано»). Мисс Морден («Вы не пьете, мистер Синх, но если бы вы пили, то вот вам мой совет: хорошая порция виски, а потом тяните себе потихонечку шерри, как истинный придворный»).

Странноват и несколько туманен финал – когда уравновешенный Кип вдруг впадает в истерику из-за бомбардировки Японии. Но в интервью Майкл Ондатже несколько прояснил ситуацию.

А как чудесна Хана – ее страсть к чтению, эти записи на чистых страницах и между строк в книгах, найденных в монастыре... Её письмо Кларе, любимой мачехе... Когда Хана пишет об отце, становится ясно, до чего он был похож на Кипа: «В своей милой и сложной наивности. Он был самым молчаливым человеком на свете...»

Но язык! Мне определенно повезло – перевод госпожи Кротовской превосходен. Наконец-то можно читать переводную вещь, не опасаясь споткнуться о безграмотность.
Читать нужно - не торопясь, забыв о фильме; время от времени - перечитывать.

Интервью Майкла Ондатже
Цитаты из фильма
Цитаты из романа

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...