Friday, June 16, 2006

Esquire, июнь 2006 №12

Роман Балаян:
Финальный кадр «Ночей Кабирии»: велосипедисты и улыбающаяся Мазина. Этот крупный план и сейчас у меня перед глазами, лучший пример катарсиса. Существует классический американский хеппи-энд. А Феллини удалось снять хеппи-энд европейский. Он заставил героиню улыбнуться, придумал велосипедистов, которые, как пчелы на мед, слетаются к ней в конце. Но в отличие от американских финалов ее улыбка не означает, что жизнь удалась.

Алексей Герман, Александр Сокуров, Роман Балаян, Александр Митта, Эльдар Рязанов и другие хорошие режиссеры рассказывают о самых грандиозных кадрах в истории мирового кинематографа, а журнал Esquire проецирует эти кадры на московские дома.

**
Гаэль Гарсиа Берналь:
Я не веду с Голливудом войну принципов. Просто большинство ролей, которые мне предлагали в Штатах, были безобразными. В их сценариях нет смысла.

Новая латинская волна? По мне, это такой же бред, как и термин «новый Джеймс Дин». Они называют меня латинским Джеймсом Дином, забывая, что в истории остаются работы, а не модные течения и затейливые названия.

Wednesday, June 14, 2006

Киевское море (Вышгород)/ week-end trips

Я не співець чудовної природи
З холодною байдужістю її, -
писал «политически заангажированный» Иван Франко. Меня эти строки (стихотворение учили в школе) возмущали и тогда, и теперь. Природа может быть мудрой, но никак не равнодушной.

Всегда настраивает на философский лад – сидишь на бережку, смотришь на тихо плещущиеся волны... Никого, птицы поют... Так было и так будет – и что все наши страсти по сравнению с этой вечной мудростью и «здесь-и-сейчасностью»? Дешевка, и всё.

...Дорога – синее и белое (небо с облаками) сходится с зеленым и белым (девятым валом с обочин неширокой дороги – цветущие акации: вот-вот захлестнут ароматной волной).

...Спасли ужика – собирался вылезти на дорогу: притормозили и отогнали в травку (собственно, он сам туда очень быстро – уполз).

....Прозрачная у самого берега вода, набегающая на песок – оставляет бесконечный нежный след на нем. Стайки мальков – штрихпунктирными линиями – колышутся в воде – похожи на сперматозоидов, как их показывают в голливудских комедиях. Тут же у кромки воды – плавает энергичный ужик.

...Небо с размытыми солнечными лучами. Свет неяркими столбами – в воду.

...Пахнет влажной вербой и соснами; запах уносит в детство.

...Божьи коровки – в изобилии, греются на солнце, покачиваясь в листьях верб да на сосновых иглах. Пара коровок занимается любовью – чем не люди в миниатюре: он обхватил её лапками, проделывает какие-то фрикцие-подобные тело-(? или что там у него)движения – умора. Притихшая было самочка, наконец, вырвавшись – быстро улепётывает. Никаких посткоитальных ласк.

Почему-то у воды во множестве – муравьи. Они ведь утонут! И правда – если присмотреться, можно увидеть, что весь песок усеян неестественно скрученными трупиками. Вот – один: захлестнуло, но – вынесло на берег. Не стал спасаться – и следующая волна – унесла. Тихо и спокойно – крохотная смерть (не отпускала тривиальная мысль: а что, если и за нами всеми кто-то громадный вот так – наблюдает? И наши драмы и смерти – тихи и незаметны...). Может, муравьи приходят на берег, к воде – кончать с собой?...

...Возвращение в город «с природы» - всегда тяжело.

*
еще одна суббота

...Блаженная созерцательность. Красота и безлюдность. Тихие волны, шум ветра, прозрачность воды – у берега неправдоподобно чистый песок; переплетенные корни деревьев – японской графикой на нём; водоросли, мальки рыб – всё плавно покачивается в воде...

Береза, склонившая пряди ветвей (как уйти от шаблонов? Ведь ветви и правда похожи на пряди...) в воду; верба, совсем по южному укрытая космами листьев...
Неназойливое, ласковое солнце.

Здесь и сейчас – и не нужно заставлять себя осознавать это: само.
Слева – кайма берега: желтоватый песок, стройность камыша, пена крон деревьев. Справа – вода и вода; лишь на горизонте нитевидная линия намекает на далёкий берег. Рай. Пахнет детством – когда дни были бесконечны, сон глубок, и только страх смерти иногда укалывал иголкой.

...Когда гляжу на пейзажи - справа, слева, прямо: столько горизонта! – не могу отогнать горячей точкой в солнечном сплетении зудящее ощущение (подозрение?), что всё – всего лишь неумелая и некрасивая декорация, и только ЗА ней будет когда-то настоящее, и по нём – тоска.

Архивный фотоальбом - Vyshgorod: Kyiv sea

Monday, June 12, 2006

дождливое лето/ rainy summer

В дождливом лете своя прелесть – буйная зелень, «трава по пояс» (или это чернобыльское?)...

Едва отцвели каштаны – воздух заполонили следующие в очереди на цветение - акации.
«Белой акации гроздья душистые..»
Захочешь сказать что-то нетривиальное – а оказывается, всё уже было сказано ранее – да еще и красочнее, чем способна сказать ты...

Акации – белого больше, чем зеленого; воздух вокруг деревьев кажется густым, вязким, головокружительным.
А есть еще такие - темно-розовые цветы акаций. Бывает так: тонкий, как стебелёк, ствол, держит роскошную тяжелую крону, сплошь из мохнатых соцветий. И воздух вокруг этого чуда – почти переливается...
А маслины! Этот непередаваемо восхитительный аромат!
Готовится цвести обожаемый мною жасмин... Чудеса. Я словно перенеслась в школьные годы (Энди Уорхолл правильно говорил: «Запах может перенести куда угодно») – каникулы, неспешное течение времени, малолюдность и присутствие в настоящем моменте.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...